ПРАВИЛЬНОЕ ПРАВОСЛАВИЕ | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

ПРАВИЛЬНОЕ ПРАВОСЛАВИЕ

Жили-были два монаха-пустынника по разные стороны границы двух государств. А границу эту провели серьёзные люди — ну, то есть не бирюльки какие, сами понимаете. И отшельники, будучи гражданами сознательными, воспринимали эту затею как положено. Со всей строгостью. Каждый желал исцелить око брата своего, потому что в нём был всякий мусор. И мусор этот мешал спасению. Да и вообще духовной жизни, чего уж там.

— Ты, брат, пойми, — терпеливо уговаривал один монах другого, — твоё Православие неправильное, потому что ты давеча левой рукой крестился.

— Да у меня правая сломана была! — оправдывался второй монах. — А вот ты сам-то третьего дня зевнул, а рта не перекрестил. Какой же ты после этого православный?

Откуда ни возьмись, оказался рядом францисканец, оглядел спорщиков, да и обозвал еретиками-схизматиками сразу обоих. Да и ушёл восвояси подобру-поздорову. На время объединились православные в своей обиде против католика, забыв свои распри. Но назавтра всё повторилось вновь…

То, конечно, байка. Но сколько же среди нас, православных христиан, бывает разделений! Искусственных, надуманных. Человеческих, одним словом.

Я русский, ты татарин, а тот и вовсе негр. Кто-то демократ, а кто-то монархист. Одни за прививки, другие против. И почему-то это даёт повод одним православным скептически рассуждать о Православии других.

Как будто не нам сказал апостол Павел, что нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания (Кол.3,11).

Смотришь новости — не молитвенник. Не смотришь — равнодушный человек

Но нет. Не любишь Достоевского? Не православный. Уважаешь Басту? Бездуховный. Критикуешь Патриарха — ренегат. Не критикуешь — ретроград. Смотришь новости — не молитвенник. Не смотришь — равнодушный человек. И всяк норовит другого обидеть, уязвить, унизить, втоптать в грязь.

Но «пристало ли вам допускать в себе движение страстей, производящих среди вас разделение и нарушающих взаимное единение ваше, производимое в вас тем, что в вас все — Христос. Раздирая союз, Христа раздираешь», — утверждает святитель Феофан Затворник.

Легко сказать. Он-то — затворник, а тут, куда ни взгляни, всюду бардак и отщепенцы с нечестивцами.

Один пяточисленные молитвы отказывается читать, иной не убоялся ИНН с масонами, а некто и вовсе дерзает проходить между амвоном и аналоем. Ну как тут не анафематствовать друг друга? Причин-то куча кучная. Сплошь наиважнейшие сотериологические вопросы.

А правильные просфоры из бесовских ли дрожжей выпекать или на богоугодном хмеле?

А правильные просфоры из бесовских ли дрожжей выпекать или на богоугодном хмеле? А правильный поп должен ли крепко веровать в рукописный акафист киево-печерских старцев, согласно которому нерадивый служитель алтаря, преподав благословение женщине, сущей в нечистоте, Самой Богородицей лишается благодати на несколько часов, или же ему простительно этого не знать по бездуховности? А правильный православный храм может ли стоять на месте бывшего кладбища, или же там мерзость запустения, как верно гласит vox populi? А правильная православная жена должна ли любить рукоприкладство, или ей достаточно просто терпеть? А Ветхий Завет нужно ли читать правильным новозаветным людям, или… ой, да чего тут думать, конечно же, ерунда всё это! А кто не с нами, тот против нас. Мы их отфрендим в соцсетях, да и в глаза не побоимся отречься.

Дорогие мои братья и сёстры, ну к чему вся эта страстная ветхость? Не нам ли сказал блаженный Павел: А теперь вы отложите всё: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших (Кол.3,8)?
Не в главном ли должно у нас быть единство, а во второстепенном — свобода, и во всём — любовь?

По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь…

— Дар видения чужих заблуждений!

А? Чего? Послышалось, что ли?

Да нет, не то. Если будете иметь любовь между собою (Ин.13,35).

— Это между кем конкретно?

Нет, не послышалось…

— Между православными, конечно! — отвечаю с жаром.

— Да какой же мой оппонент православный, ежели не почитает старца N? — протестует, раздираемый страстями, ещё не облекшийся в нового человека христианин. — Самарянин он самый настоящий, но не тот, который милосердный, а который плохой, ведь ему невдомёк, что спасение — от старца N.

Разве не Символ веры и догматы определяют правильность веры христианина?

Господи, да разве старец N распялся за нас? Разве не Символ веры и догматы определяют правильность веры христианина?

«При обновлении себя христианину нужно забыть о своих национальных и общественных преимуществах: один Христос должен стоять у него пред лицом, как высший образец; во Христе должны быть для него сосредоточены все его интересы», — говорит русский богослов и библеист А.П. Лопухин, толкуя Священное Писание.

Борцам же за чистоту рядов путём бытового анафематствования своих братьев и сестёр по вере я, недостойный, могу лишь молча указать на Христа, Который, как свидетельствует преподобный Максим Исповедник, «не позволяет началам сущих рассыпаться по периферии, но замыкает их центробежные стремления, приводя к Себе многоразличные виды сущих, получившие бытие от Него. И это для того, чтобы творения и создания единого Бога не были совершенно чуждыми и враждебными друг другу, чтобы не утратили они предмет и цель проявления своей любви, миролюбия и тождества по отношению друг к другу».

Нравится