Егор Ершов. Новгородцы и белогвардейцы | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Егор Ершов. Новгородцы и белогвардейцы

 Автору этих строк, ярому приверженцу Белого Дела, не раз и не два приходилось слышать оппонентов, говоривших, мол, и красные, и белые — все они по сути московиты, а значит, родом из Орды, а нам нужна преемственность от вольных новгородцев. И возникает вопрос: что же думали насчет древнего Новгорода сами участники гражданской войны? Красные открыто говорили о своих планах по созданию всемирной республики Советов, первая известная мне их аппеляция к русскому фактору приходится на момент советско-польской войны, да и после победы тема Новгорода (в отличие от тех же Разина и Пугачева, например) особо большевиками не эксплуатировалась. Касаемо же белых... Было бы прегрешением против истины сказать, мол, мотив преемственности с вольным Новгородом звучал в их пропаганде постоянно. Но значит ли это, что он не звучал вообще?

Для начала посмотрим, каковы на самом деле были границы Новгородской Республики году эдак в 1400.

Как мы видим, ее территория была сильно больше, чем думают многие и идея освоения новых пространств была новгородцам отнюдь не чужда.

Встроенное изображение 1

А теперь перенесемся в двадцатый век и вспомним, что одним из белогвардейских образований была часто забываемая ныне Северная Область. Ее карту на март 1919 года вы можете наблюдать наверху следующей карты ГВ:

Как видим, сам Господин Великий Новгород в ее состав не входил. Однако если вспомнить предыдущую карту, можно увидеть некоторую корреляцию территорий. Осознавали ли ее северные белые? Как оказалось, осознавали. Временное Правительство Северной Области (ВПСО) выпускало газету «Вестник ВПСО». Далее я процитирую книгу Людмилы Новиковой «Провинциальная „контрреволюция“. Белое движение и гражданская война на русском Севере»: "национализм сквозил в публикациях архангельской прессы, подчеркивавшей символическую роль Севера как центра белой борьбы: воссоединение России происходило при активном содействии «северян, потомков переселенцев из древнего Новгорода, т. е. чистых представителей великорусской нации»". Закавыченное в книге — цитата из Вестника ВПСО за 28 марта 1919 года.

Такой вот прецендент белогвардейского прочтения новгородского наследия имел место быть. Так может, одно другому вовсе не мешает?

В дополнение к этому я упомяну тот факт, что главнокомандующий Северной Армией Евгений Карлович Миллер стал третьим председателем РОВС после умершего при подозрительных обстоятельствах П.Н. Врангеля и похищенного чекистами А.П. Кутепова. Его статью "Почему мы непримиримы" стоит прочитать каждому русскому оппозиционеру. Приведу здесь ее конец, уж больно актуально он звучит:

"Я не могу примириться с большевиками ни как с людьми, коммунистами, ни как с государственной властью в России, потому что нет ни одного вопроса морального, политического или экономического характера, как во взаимоотношениях людей между собой, так и в отношениях правительственной власти к населению и обратно, по которым взгляды, проводимые советской властью в жизнь, не стояли бы в полном противоречии с тем, чем жила Россия в течение веков и что привело ее к величию, славе и благосостоянию.

Вот почему я непримирим к советской власти. По этой же причине я считаю, что всякий русский эмигрант должен быть непримирим к ней. Если же он ищет компромисса с ней, приспособляется к ней, то он не может называть себя русским эмигрантом: это звание в самом себе таит молчаливый обет бороться с советской властью. В противном случае эмигрант обращается в беженца, убежавшего из России лишь для спасения своей жизни.

В двух словах отвечу и на второй вопрос: «Что нужно Русской эмиграции для победы над коммунизмом?»

Мировой коммунизм питается и руководится из Москвы, поэтому победа над коммунизмом возможна только как последствие победы над красной Москвой, над коммунистическим штабом в Москве.

Для всякой победы нужно устремление к одной цели максимум усилий. Для победы над советской властью русской эмиграции, такой, как я ее выше определил, необходимо сознание, что ни один эмигрант не имеет права что бы то ни было делать или говорить, что могло бы послужить на пользу большевикам или во вред другому эмигранту, т. е тому, кто так или иначе борется с большевиками, и ни один эмигрант не имеет права не сделать того, что в его возможностях и что может так или иначе нанести ущерб коммунизму.

С этой мыслью нужно утром вставать и вечером ложиться спать, с этой точки зрения нужно расценивать каждый свой шаг, каждое свое слово, принося в жертву главному и единственно важному все личное, второстепенное, партийное.

Никогда не делать того, что может порадовать общего врага. Все усилия против коммунизма, коммунистов и против коммунистической власти в Москве. Дисциплина и самоограничения ведут к победе."

Неудивительно, что рука Лубянки таки дотянулась до генерала: он был похищен и расстрелян.

Другим видным деятелем северного Белого Движения был Георгий Ермолаевич Чаплин, ставший позднее, возможно, самой яркой фигурой из числа русских, воевавших в ВМВ за союзников. К слову, он предложил британскому Генштабу образовать русский добровольческий корпус, который воевал бы против Германии, а затем, возможно, и против СССР. В общем, рекомендую хорошую статью о нем.

Подведем итог: так может, в Гражданскую на севере Европейской России, в местах, так и не разгромленных Иваном Грозным, и впрямь проявил себя дух вольного Новгорода? Вполне вероятно, я скорее верю местной белой пропаганде, чем не верю.

Нравится