НАСТОЯЩIЙ «РУССКІЙ МАРШЪ» НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ. 1989 ГОДЪ. | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

НАСТОЯЩIЙ «РУССКІЙ МАРШЪ» НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ. 1989 ГОДЪ.

Къ 12 часамъ на Красной площади начинаютъ собираться сотни патріотовъ. Число собравшихся вскорѣ превысило 1,5 тысячи человѣкъ, а люди всѣ прибываютъ.
Собравшихся встрѣчаютъ кордоны милиціи и КГБ. Подступы къ Спасской башнѣ Кремля, памятнику Минину и Пожарскому, храму Василія Блаженнаго перекрыты металлической оградой. «Разрѣшено троимъ гражданамъ пройти къ памятнику положить вѣнокъ», «остальнымъ стоять на мѣстѣ и смотрѣть», «потомъ всѣ расходятся» – объявилъ человѣкъ въ штатскомъ, представившійся полковникомъ КГБ Бергомъ. Въ отвѣтъ – взрывъ возмущенія. Звучатъ лозунги и призывы: «Въ борьбѣ обрѣтемъ мы Право свое», «Освободимъ Красную площадь отъ оккупантовъ», «Долой русофобовъ и интервентовъ», «Очистимъ Кремль отъ бандократіи»!
Къ патріотамъ прибываетъ подкрѣпленіе. Въ колонну вливаются казаки въ солдатскихъ и офицерскихъ шинеляхъ съ трехцвѣтными шевронами на рукавахъ. Вмѣстѣ съ ними прибыла группа офицеровъ изъ нѣсколькихъ частей ПВО. На Красную площадь пробивается колонна монархистовъ, возглавляемая монахомъ Гермогеномъ. Ему была заранѣе поставлена задача сымитировать мощный прорывъ къ Кремлю со стороны ГУМа и Лубянки. Это заставило чекистовъ и милиціонеровъ срочно снять часть оцѣпленія съ Красной площади и перебросить его на блокированіе приближающейся колонны, чтобы не допустить ея прорыва къ Кремлю.
Этимъ воспользовались участники Русскаго марша, находящіеся на Красной площади. Вдохновляемая своими лидерами, многотысячная масса патріотовъ рванулась впередъ, сметая огражденія и ослабленное оцѣпленіе. Милиціонеры и гэбисты бѣгутъ къ Спасской башнѣ, скрываются за стѣнами Кремля и закрываютъ за собой ворота.
Ввысь взмываетъ знамя съ изображеніемъ Георгія Побѣдоносца на фонѣ восходящаго солнца. Активисты и казаки въ шинеляхъ, шедшіе въ авангардѣ колонны, поднимаютъ на рукахъ трехцвѣтное знамя. Затѣмъ они запѣли «Варяга», всѣ остальные подхватили. У памятника Минину и Пожарскому вспыхиваетъ стихійный митингъ.
По мегафону была оглашена резолюція митинга, адресованная руководству Политбюро ЦК КПСС. Основные ея тезисы актуальны и въ настоящее время:
«Мы рѣшительно выступаемъ противъ антирусского проекта... «Системой» создаются условія для превращенія Россіи въ сырьевой придатокъ и колонію транснаціональныхъ корпорацій. Именно для этого въ сознаніе Русскаго народа внѣдряются самые худшіе образцы западной массовой культуры, тотальный эгоизмъ, алкоголизмъ и наркоманія, космополитизмъ, ненависть къ національнымъ традиціямъ и культурѣ. «Системой» запущенъ разрушительный процессъ уничтоженія исторической Москвы, ея тотальная денаціонализація и космополитизація. Столицу Русскаго народа превращаютъ въ международный притонъ для финансовой олигархіи, интересы которой защищаетъ оккупаціонная администрація, засѣвшая въ Кремлѣ.
Намъ не нужна «система», построенная по принципу «кому бубликъ – а кому дырка отъ бублика», заботящаяся о корыстныхъ выгодахъ русофобскихъ элитарныхъ группъ. Демократія не должна служить ширмой для политической бандократіи! Москва не должна стать космополитическимъ притономъ для международныхъ разбойниковъ и аферистовъ всѣхъ мастей, доморощенныхъ «цивилизаторовъ».
Требуемъ возстановить Соборъ Казанской иконы Божіей Матери на Красной площади и Храмъ Христа Спасителя въ Москвѣ, объявить Московскій Кремль и прилегающую къ нему территорію историческимъ заповѣднымъ центромъ. А интернаціональное русофобское правительство и функціонеровъ «системы» выселить изъ Кремля въ одинъ изъ городовъ-спутниковъ, по типу «россійскій Вашингтонъ».
Эта «Резолюція» принимается единогласно.
Въ это время на Красную площадь, съ пѣсней «Какъ нынѣ сбирается вѣщій Олегъ отмстить неразумнымъ хазарамъ», вступаетъ колонна во главѣ съ монахомъ Гермогеномъ.
Монархисты прошли сквозь всѣ преграды, чтобы присоединиться къ основной массой русскихъ патріотовъ у Кремля.
Ветеранъ ВОВЪ Ерофей Лѣвшовъ призываетъ перекрыть правительственную трассу и блокировать въѣздъ въ ворота Спасской башни Кремля, съ цѣлью вручить резолюцію митинга одному изъ членовъ правительства СССР. Патріоты останавливаютъ и берутъ въ плотное кольцо кортежъ автомашинъ, въ которыхъ ѣхали на засѣданіе Рыжковъ и Лукьяновъ. Ихъ отказываются пропускать въ Кремль пока кто-нибудь изъ пассажировъ не приметъ документъ. Тѣ поначалу рѣшили, что ихъ хотятъ взять въ заложники, чтобы «сдѣлать революцію». Но чтобы вырваться изъ окруженія митингующихъ, имъ не осталось другого выхода, какъ лично взять «резолюцію» изъ рукъ отставного полковника, клятвенно завѣривъ всѣхъ, что лично передадутъ этотъ документъ Горбачеву и обсудятъ его на засѣданіи ЦК. Затѣмъ кортежъ разворачивается у Спасской башни и поспѣшно покидаетъ Красную площадь. По разсказамъ одного изъ чекистовъ (сопровождавшихъ членовъ Политбюро) – они рѣшили, что вслѣдъ за ихъ машинами въ Спасскія ворота ворвутся боевики, которыя займутъ Кремль и свергнутъ Правительство.
Затѣмъ состоялось шествіе по прилегающимъ къ Кремлю улицамъ.
--------------------------------------------------------—
На слѣдующій день противъ Сычева, Лѣвшова и Гермогена возбудили административныя дѣла за несанкціонированные митингъ и шествіе у Кремля.
Чтобы ихъ арестовать, вечеромъ 13 ноября сводная группа захвата попыталась ворваться въ штабъ организаторовъ марша. Но ея остановила входная дверь изъ броневой стали. Не въ силахъ съ ходу преодолѣть неожиданную преграду чекисты и милиціонеры вызвали сварщиковъ, чтобы разрѣзать дверь автогеномъ.
Въ отвѣтъ на это Лѣвшовъ предупредилъ ихъ о томъ, что въ штабѣ стоятъ канистры съ двумястами литрами бензина – «мы, какъ камикадзе, сами сгоримъ и васъ съ собой прихватимъ». Его помощникъ Алексѣй поднялъ на двери стальную заслонку амбразуры, используемую какъ глазокъ, просунулъ туда раструбъ огнетушителя, заливъ пѣной сварщиковъ и всю группу захвата на лѣстничной клѣткѣ. Послѣ этого «герои» ретировались.
Еще черезъ день въ штабъ позвонилъ судья Медведевъ и предложилъ явиться въ Ленинскій районный судъ. Въ отвѣтъ на это Лѣвшовъ предупредилъ его о томъ, что имъ подготовлена группа «русскихъ камикадзе», которые сожгутъ вмѣстѣ съ собой всѣхъ судей и засѣдателей если тѣ попытаются осудить его, Сычева и Гермогена.
Чтобы убѣдить Медведева и его начальство въ серьезности намѣреній, Лѣвшовъ послалъ въ зданіе Ленинскаго суда своего помощника Алексѣя. Тотъ проникъ въ служебный туалетъ и оставилъ тамъ «поясъ русскаго камикадзе» съ 10 бутылками изъ подъ шампанскаго, наполненныхъ бензиномъ. Въ горлышки бутылокъ были вставлены охотничьи патроны съ привязанными къ нимъ резинкой гвоздями.
На слѣдующій день въ штабъ ПСРЪ позвонилъ встревоженный генералъ КГБ. Ласковымъ добрымъ голосомъ онъ началъ говорить съ Лѣвшовымъ: «Ерофей Михайловичъ, вы что удумали?! Вы неправильно всѣ поняли. Судья хочетъ позаботиться исключительно о вашемъ здоровье. Я знаю – у васъ высокое давленіе и сердцѣ пошаливаетъ. У Сычева и Гермогена тоже плохое самочувствіе. Пусть Васъ всѣхъ осмотритъ врачъ изъ поликлиники, выпишетъ вамъ справки. Пошлите кого-нибудь передать ихъ въ Ленинскій судъ. А черезъ два мѣсяца административныя дѣла на Васъ закроютъ, за истеченіемъ срока давности».
---------------------------------------------------------—
Еще черезъ день, чтобы дожать до конца горбачевскихъ гэбистовъ, была разработана новая комбинированная операція.
Группа активистовъ провела отвлекающую акцію пикетированія зданія Ленинскаго районнаго суда. Въ это же время основной сводный отрядъ изъ русскихъ патріотовъ и нѣсколькихъ казаковъ, во главѣ съ Лѣвшовымъ и Сычевымъ, отправился на Красную площадь къ Спасской башнѣ Кремля.
Это были «русскіе камикадзе», готовые не раздумывая отдать свою жизнь во имя освобожденія Руси отъ оккупантовъ. У каждаго изъ нихъ подъ шинелью и плащами были пояса съ бутылками бензина.
Бойцы шли, какъ на парадъ, подъ знаменами и хоругвью, съ изображеніемъ Спаса Нерукотворнаго. Замѣтивъ ихъ появленіе на Красной площади, гэбисты и милиціонеры радостно бросились имъ навстрѣчу, чтобы задержать. «Русскіе камикадзе» распахнули полы шинелей и плащей, продемонстрировавъ скрытые подъ ними бензиновыя бомбы. Увидѣвъ это, охранники рѣзко притормозили.
«Что это у васъ?» – воскликнулъ обалдѣвшій полковникъ КГБ въ штатскомъ.
«Мы русскіе камикадзе» – отвѣтилъ ему гвардіи полковникъ Ерофей Лѣвшовъ.
«За Родину! За мной, впередъ!» – скомандовалъ Лѣвшовъ, двинувшись на враговъ.
«Ребята, зажигай бутылки съ бензиномъ, хватай оккупантовъ, сжигаемъ ихъ вмѣстѣ съ собой!» – крикнулъ въ свою очередь Игорь Сычевъ, бросаясь впередъ и увлекая за собой остальныхъ.
Горѣть вмѣстѣ съ «русскими камикадзе» кремлевскимъ охранникамъ очень не хотѣлось. Они развернулись и со спринтерской скоростью драпанули назадъ, задравъ вверхъ руками полы своихъ пальто и милицейскихъ шинелей, чтобы легче было бѣжать.
«Закрывай ворота, опять бѣшеный полковникъ пришелъ!» – истерично подвывая, заоралъ на бѣгу во всю глотку гэбистскій начальникъ своимъ подчиненнымъ, охранявшимъ входъ въ Спасскую башню. Скрывшись за стѣнами Кремля, они захлопнули за собой ворота.
Послѣ этого, Лѣвшовъ и Сычевъ вмѣстѣ со своими соратниками почти три часа безпрепятственно ходили вокругъ стѣнъ Кремля. У каждой башни русскіе патріоты и казаки организовывали импровизированный митингъ – выступали и разбрасывали листовки. По разсказамъ очевидцевъ, въ тотъ день Кремль былъ спѣшно закрытъ для посѣщенія.
Это одинъ изъ историческихъ эпизодовъ борьбы героевъ Русскаго сопротивленія. Нникого изъ нихъ давно нѣтъ въ живыхъ. Ветеранъ ВОВЪ Ерофей Михайловичъ Лѣвшовъ въ январѣ 1992 г. былъ застрѣленъ выстрѣломъ въ затылокъ у себя на квартирѣ неизвѣстными убійцами. Игорь Сычевъ и монахъ Гермогенъ скоропостижно скончались при загадочныхъ обстоятельствахъ. Гермогенъ – въ 1992, а Сычевъ – 1994 году. Помните о нихъ и объ ихъ героическихъ подвигахъ, совершенныхъ во имя Россiи.

Нравится