Смутное время | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Смутное время

1387Подвиг Троицко-Сергиевской лавры в смутное время. Дело Святейшего Патриарха Гермогена. Избрание на Российский Престол М.Ф. Романова.

Прежде чем перейти к описанию героических подвигов Троицко-Сергиевской лавры во дни Смутного времени на Руси, скажем сначала, что такое Смутное время, чуть было не погубившее нашу Родину.

Со смертью Царя Феодора Иоанновича (1598) и загадочной смертью Царевича Димитрия в Угличе (1591), по инициативе Патриарха Иова Земский Собор избрал регентом, временным правителем России Бориса Годунова, шурина Царя Феодора. Властолюбивый Борис сослал всех знатных князей-рюриковичей в опалу и практически сделался единодержавным правителем государства, стараясь во всем угодить народу. Народ же не любил Бориса, веруя, что Царевич Димитрий был убит с согласия Бориса. Производивший следствие в Угличе князь Василий Шуйский распустил слух, что будто бы Царевич чудесно остался жив и теперь идет на Москву. Это был фактически первый Самозванец Лже-Димитрий, про которого народ говорил: «Заквашен в Москве врагами Бориса Годунова, а испечен в Польше врагами Руси». Во время борьбы с первым Самозванцем Царь Борис скончался в 1605 году.

Все самозванцы принимали католическую веру и за поддержку их поляками обещали окатоличить всю Россию. Поляки верили, что наступил самый благоприятный момент завоевать Россию и положить конец Православию на Руси, а поэтому очень усердно и щедро помогали самозванцам и войском, и деньгами. Первому Самозванцу поляки дали в жены католичку Марину Мнишек. Этим первым Самозванцем, возможно, был Гришка Отрепьев – беглый монах из Чудова монастыря. Самозванцу сначала повезло. Уверовав, что к Москве подходит Царевич Димитрий, москвичи свергли и убили сына Бориса и мать его Царицу Ирину, а Ксению, сестру Бориса, заточили в монастырь. Вступив в Москву, Самозванец короновался в 1605 году и попросил у Патриарха Иова благословения на Царство. Но Патриарх грубо ему ответил: «По ватаге – атаман, по овцам – пастух», подразумевая под пастухом архиепископа Игнатия – прокатолика, которого Лже-Димитрий назначил Патриархом вместо Патриарха Иова. Хитрый самозванец, женившись на католичке Марине Мнишек, везде выдавал себя за православного и убеждал народ, что не намерен вводить католичество в России. Но народ и бояре не взлюбили самозванца. В организованном Василием Шуйским восстании самозванец был убит 19 мая 1606 года, а князь Шуйский «криком толпы» был избран Царем.

Спустя некоторое время, снова поползли слухи, что Царевич Димитрий под видом первого Самозванца не был убит, а бежал за границу из Москвы. Таким образом, появляется второй Самозванец, прозванный Тушинским вором, по имени села Тушино, близ Москвы. Жена первого Самозванца Марина Мнишек признала Лже-Димитрия 2-го за своего спасшегося мужа. Лже-Димитрий 2-ой осадил Москву. Но при подходе к Троицко-Сергиевской лавре, превратившейся в надежную крепость, встретил сильный отпор. Шестнадцать месяцев отбивалась Троицко-Сергиевская лавра, окруженная толстой каменной стеной, от тушинских воров-разбойников, с сентября 1608 по январь 1610 года. Когда Царь Василий Шуйский собрал войско, пригласив шведов на помощь, пообещав им вернуть землю, завоеванную Иваном Грозным, тогда тушинцы испугались и ушли, а Лже-Димитрий 2-ой был убит. Был и третий Самозванец (Сидорка), который овладел Псковом, но скоро был схвачен и казнен в 1613 году.

Шведы воспользовались тяжелым положением истощившихся русских войск и напали на Россию с помощью польского короля Сигизмунда. Положение России было тяжелым. Было решено пойти даже на такой риск и унижение, чтобы пригласить на русский престол польского королевича Владислава, при обязательстве принятия им Православия. Когда же король Сигизмунд захотел сам сесть на московский престол, Россия категорически отказалась подчиниться этому ярому фанатику-католику. Немедленно было приступлено к организации грозного Ополчения русского войска для борьбы со шведами и Сигизмундом. К несчастью, из-за внутренних раздоров и разногласий в рядах Первого Ополчения, враги стали занимать русские города один за другим. Народ рыдал. Казалось, что пришел конец Православному Русскому Царству. Но на защиту Родины и Православия встало на этот раз мощное, дружное, объединенное пламенным горением сокрушить врагов Второе Ополчение во главе с человеком гениального ума и железной воли, простым мясником в Нижнем Новгороде Кузьмой Мининым Сухоруким как собирателем и хранителем казны Ополчения и князем Димитрием Михайловичем Пожарским как командующим войсками Ополчения. Дело пошло так хорошо, что это Ополчение, организованное в ноябре 1611 года, все время удачно сражаясь с врагами, выбросило их за пределы Русской Земли в октябре 1612 года. Истощенные голодом, дошедшие до людоедства, окруженные со всех сторон грозным ополчением, поляки не могли более сопротивляться и сдались.

Избранием Михаила Федоровича Романова на Царский Престол 21 февраля 1613 года был положен конец Смутному времени, длившемуся десять лет (1603-1613). Святая Русь была спасена.

В эти тяжелые годы Троицко-Сергиевская лавра сыграла главную роль в спасении Православного Отечества. Своим изумительным подвигом храбрости, выносливости и жертвенности, преодолев неимоверные трудности во дни смуты, Троицко-Сергиевская лавра доказала, что в этой лавре продолжала жить непобедимая нравственная сила, накопленная долгим молитвенным подвигом и постом преподобного Сергия Радонежского. Благодаря этой духовной мощи лавра выдержала шестнадцатимесячную страшную и непрерывную осаду, окруженная пятнадцатитысячным отборным войском поляков, с сентября 1608 года по январь 1610 года громивших из своих орудий эту духовную твердыню Святой Руси, за крепкими и толстыми стенами которой укрывалось только 2400 защитников, включая монахов.

Героическая лавра, отвлекшая на себя 15 тысяч войска, значительно ослабила всю вражескую армию, замедлила натиск врага и помогла Василию Шуйскому собрать большое войско для победы над поляками. Поляки спешили как можно скорее взять приступом лавру, подорвать дух и веру в народе падением этой великой духовной твердыни – оплота Русского Православия и после этого одним сжатым кулаком объединенной армии сокрушить русские силы. Поляки, во избежание жертв в борьбе с защитниками лавры, настойчиво хотели заключить мир путем добровольной сдачи лавры, обещая за это богатые подарки и всякие блага монахам. Но иноки им отвечали: «Даже богатства всего мира не возьмем за нарушение крестного целования и присяги защищать от осквернения гробницу Преподобного и чистоту Православия».

Осада лавры началась 23 сентября 1608 года. В день памяти преподобного Сергия, 25 сентября, монахи с плачем и рыданием совершили всенощное бдение. В эту же ночь иноку Пимену явился преподобный Сергий и просил передать братии, что он молится за них у Престола Всевышнего. Не успел преподобный Сергий кончить эти слова, как над главным храмом Живоначальной Троицы, где при жизни Сергия Божия Матерь посетила его, пообещав никогда не оставлять эту Святыню, появился столб огненный, возносившийся к небесам. Свидетели этого чуда говорили, что столб, спускаясь вниз, свился огненным облаком и вошел во Храм Троицы через окно над входом в храм.

Между тем, поляки стреляли без конца во двор лавры из своих орудий, но ядра падали то на пустые места, то в пруды и никого не убили и не причинили особого вреда. Последовало новое явление Сергия – пономарю Иринарху: по ограде ходил Сергий и кропил ее святой водой, предупреждая, что готовится страшное нападение на лавру. Воодушевленные этим видением, защитники святыни отбили и этот страшный натиск врага. Скоро осажденные узнали, что поляки ведут подкоп под лавру. В это время архимандриту Иоасафу, задремавшему после молитвы, явился Преподобный и возвестил великую радость, что Господь спасет их. Вскоре осажденные узнали, в каком направлении ведется подкоп. Нашлись монахи, сделавшие прорыв подкопа под монастырской стеной, взорвав который, они погибли вместе с поляками. Тогда явился Преподобный польским военачальникам Сапеге и Лисовскому и предсказал им скорую погибель, что и случилось. Дивное видение было запорожским казакам, бывшим на стороне поляков: преподобный Сергий ходил по стенам и кадил, а преподобный Никон кропил святой водой. Пораженные видением, казаки отказались служить полякам, дав присягу никогда больше не подымать оружия против православных.

Началась новая беда. От дурной пищи осажденные в лавре заболели цынгой. Силы лавры заметно таяли. Иеромонахи не успевали отпевать умерших. Осталось защитников меньше тысячи. У некоторых слабодушных явилась даже мысль сдаться врагу добровольно... Но явившийся пономарю Иринарху Сергий сказал: «Я посылаю в Москву, в Дом Пресвятой Богородицы, трех своих учеников – Михея, Варфоломея и Наума. Поляки их увидят на тех слепых лошаденках, которых вы выпустили из монастыря за недостатком корма. Поляки будут за ними гоняться и стрелять, но не смогут догнать их. Это чудо приведет их в смятение и растерянность. В страхе поляки скоро дрогнут и уйдут из Москвы». Так и случилось. Под напором армии Шуйского поляки оставили лавру и Москву 12 февраля 1610 года.

Сказание об осаде Троицко-Сергиевской лавры было написано келарем Авраамием Палицыным со слов одного защитника лавры, так как сам Палицын во время осады был в Москве.

Если при втором Самозванце лавра была превращена в осажденную крепость, будучи окружена поляками, то во дни Второго Ополчения лавра, будучи свободна, сделалась домом милосердия – собирала раненых по дорогам, ухаживала за ними, а убитых воинов отпевала по церковному чину. На содержание бедных, сирот и больных лавра тратила последние суммы денег из своей казны.

Неоценимый патриотический подвиг Троицко-Сергиевская лавра совершила также рассылкой грамот во все концы России с призывом бороться до победного конца со всякими самозванцами и с поляками, несущими на остриях своих мечей не только завоевание Русской Земли, но и чуждое православному народу католичество. Сначала рассылкой этих грамот с пламенным призывом постоять за Родину, за Дом Пресвятой Богородицы и очистить Отечество от «непрошенных гостей», занимался Патриарх Гермоген, избранный после Патриарха Иова вторым Патриархом всея Руси в 1607 году. Призывы Святейшего Патриарха Гермогена так подействовали на Прокопия Ляпунова, что он с огромными силами своего войска перешел на сторону русских войск и разбил поляков под Москвой.

Несмотря на угрозы поляков за распространение грамот строго наказать Патриарха, Святейший продолжал рассылать эти грамоты. Даже будучи заключенным в подвал Чудова монастыря в 1611 году, Патриарх Гермоген успел послать благословение Второму Ополчению, окончательно освободившему Русь от поляков.

Скажем теперь несколько подробнее о главном вдохновителе, духовном руководителе русского народа в Смутное время, о Святейшем Патриархе Гермогене. По неисповедимым путям Промысла Божия патриаршество на Руси было учреждено в 1589 году, то есть как раз в такое время, когда историческая нить Царского законного престолонаследия на Руси готова была оборваться и когда за отсутствием Царя Патриарх играл главную роль в спасении Отечества от врагов внешних и внутренних. Недаром в народном сознании во дни междуцарствования Патриарх являлся «начальным человеком Земли Русской». И вот, на фоне беспросветной тьмы и анархии, когда Русь погибала, воссиял Богом благословенный Светильник Православия, пламенный патриот и печальник за Русь Патриарх Гермоген, дело которого всегда будет храниться в русских сердцах наравне с делом таких светочей Православия, как св. Ольга, св. Владимир, св. Александр Невский и св. Сергий Радонежский.

Еще в бытность простым священником при Церкви святителя Николая в Казани, будущий Патриарх Гермоген удостоился особой милости Божией, подтверждающей, что он – избранник Божий для спасения России. Священник Гермоген был свидетелем совершившегося чуда явления и обретения чудотворной иконы Казанской Божией Матери, каковую в своих руках он отнес в храм святителя Николая.

Будучи митрополитом Казанским, святитель Гермоген проявил себя смелым и грозным защитником Православия от надвигавшегося на Русь католичества вместе с самозванцами, как тогда говорили – «испеченными в польско-католической печке». Избранный же в Патриархи в 1607 году Святейший Гермоген рассылал пламенные грамоты, гремевшие на все Московское Государство и будившие народную совесть и готовность постоять за Русь Православную. Обычно эти Патриаршие грамоты, изложенные в Царских грамотах, читались народу с высоты церковного амвона. Всем истинно кающимся в измене и временном увлечении самозванщиной в этих грамотах обещалось прощение и призыв искупить свои грехи перед Отечеством и Церковью воинским подвигом в борьбе с самозванцами. «Вас, бывших наших братьев, теперь мы и не знаем, как назвать, потому что дела ваши в нашем уме не вмещаются, уши наши никогда прежде о таких делах не слыхивали», – писал Гермоген.

При появлении второго Самозванца – Тушинского вора, Патриарх так пламенно призвал всех не бояться смерти и постоять за веру отцов своих, что раскаявшийся в измене Прокопий Ляпунов, весьма храбрый воин, возглавил народное ополчение и двинул свои войска к Москве. Тогда озлобленные поляки в январе 1611 года напали на двор Патриарха Гермогена и разграбили все имущество. Но грамоты сделали уже свое дело. Зная, что душой всего этого патриотического дела был Гермоген, поляки стали требовать: «Отпиши им, чтобы остановились»! На это требование Патриарх ответил: «Если все вы, поляки и русские изменники, выйдете из Москвы, тогда я отпишу своим, чтобы вернулись. Если же вы останетесь, то все Ополчение благословляю умереть за Православную веру, ибо вижу ее поругание; вижу разорение святых церквей; слышу в кремле латынское пение и не могу терпеть». В ответ на угрозу Гонсевского: «Ты главный заводчик сего возмущения! Тебе не пройдет даром! Не думай, что тебя охранит твой сан»! Святейший ответил: «Боюсь Бога единого, живущего на Небесах. Вы мне сулите злую смерть, а я через нее надеюсь получить венец Небесный и давно жажду пострадать за правду».

Как уже было отмечено, находясь в заключении в подвале Чудова монастыря, Гермоген через пробравшегося к нему Родиона Моисеева послал грамоту в августе 1611 года нижегородцам, формировавшим Второе Народное Ополчение. Вместе с грамотой Святейший послал свое благословение посылать во все города послов и говорить везде от его Патриаршего имени.

17-го февраля 1612 года Патриарх Гермоген скончался от голода. В 1613 году состоялось его прославление. Ниже мы приводим одно из воззваний Святейшего Гермогена. Вдумайся, читатель, какой любовью к Отечеству, какой безысходной тоской и скорбью за Русь поруганную дышит это воззвание!

«Обращаюсь к вам, бывшим православным христианам, ибо вы отступили от Бога, забыли заветы веры вашей, крестное целование, преступили и клятву стоять до смерти за Дом Пресвятой Богородицы (Успенский Собор в кремле) и за Московское Государство… И пристали вы к ложно-мнимому вашему царику. Болит моя душа, болезнует сердце. Я с плачем и рыданием вопию: посмотрите, как наше Отечество расхищается и разоряется чужими! Как проливается кровь неповинных, вопиющих к Богу! Пришли последние времена... Заклинаю вас Именем Господа Бога! Отстаньте от своего начинания, пока есть время, чтобы не погибнуть вам до конца! Бог Судия вам, а мы с радостью и любовью вас восприимем. И не будем карать вас за вашу измену, ибо един Бог без греха».

После мученической кончины Патриарха Гермогена дело Святейшего в рассылке пламенных грамот взял на себя архимандрит Троицко-Сергиевской лавры Дионисий. В августе 1612 года освободительная борьба за Веру, Царя и Отечество завершилась полной победой над поляками, и русский народ призвал на Российский Престол достойнейшего «из великих московских родов» Михаила Феодоровича Романова.

Огромную роль в избрании первого Царя из Дома Романовых сыграло Донское казачество, положившее конец ссорам да интригам бояр на Земском Всероссийском Соборе. Среди донских казаков выдвинулся атаман Межаков. Он указал, по какому пути должно идти строительство Великой России, обличив бояр такими простыми словами: «Это по вашей нелюбви и раздорам Московскому Государству пагуба бывает». Межаков подошел к столу и положил записочку. На вопрос князя Пожарского: «Это какое же писание ты подал, атаман?» Межаков ответил: «О природном Царе Михаиле Феодоровиче». «И прочетше писание атаманское, – пишет летописец, – бысть у всех согласен и единомыслен совет». И на место пресекшегося на Руси рода Рюриковичей была избрана династия дома Романовых.

Молодой князь Михаил Феодорович, скрывавшийся от поляков в Ипатьевском монастыре, в Костроме, не сразу согласился на главу свою возложить Шапку Мономаха и принять трудную ответственность управления потрясенной и ослабленной смутой страною. Только после долгих уговоров послы Собора получили согласие от матери Михаила старицы Марфы дать благословение своему сыну, и 21-го февраля 1613 года Михаил Федорович был провозглашен Царем, и тогда же ему принесли присягу члены Собора и вся Москва.

На место умершего Патриарха Гермогена был избран отец Михаила Федоровича митрополит Филарет (Феодор Никитич Романов), получивший при возведении на Патриарший Престол самый почетный титул «Великого Государя», которым величались только Русские Цари. Превосходя своего сына твердой волей, опытом в делах, Патриарх Филарет помогал молодому Царю во всех сложных и трудных делах управления потрясенным великой смутой государством.

Историческая нить развития Русского Государства была передана в твердые руки первого из Дома Романовых, законно избранного Царя Михаила Феодоровича Романова (1613—1645).

Началась новая эпоха в Московском Государстве. Царь Михаил решил управлять страной с постоянной помощью Земского Собора, от имени которого рассылались указы, одинаковые с Царскими указами. Сильное войско продолжало очищать государство от дерзких врагов и тысячами захватывало их в плен, всевозможных «воров», обнаглевших во время смуты. Пришлось воевать и со шведами, все еще державшими в своей власти Новгород и Финское побережье, уступленные им при Василии Шуйском.

Занявший после смерти Михаила Феодоровича Царский Престол его единственный сын, шестнадцатилетний Царевич Алексей Михайлович (1645-1676), отличался недюжинным умом, душевной мягкостью, религиозностью и добротой и был прозван «Тишайшим». К числу заслуг Царя относится «Соборное Уложение», систематический сборник законов, утвержденный Земским Собором в 1649 году. По идее Царя, «Уложение» должно было представлять не простой свод старого законодательства, а систематический кодекс действовавшего права, обнимавшего частное и публичное право Московской Руси. Влияние «Уложения» было настолько велико, что, несмотря на реформы Петра Великого, оно сохранило свои корни в действующем законодательстве дореволюционной исторической России.

Царствование «Тишайшего» Царя, к сожалению, омрачилось мятежами во Пскове, Новгороде, войной с «Речью Посполитою» (Польско-Литовским королевством, существовавшим с 1569 по 1795) и восстанием Стеньки Разина, бунт которого, начавшийся в 1670 году, был подавлен только в 1671 году, когда Стенька Разин был схвачен, доставлен в Москву и там казнен.

При Царе Алексее Михайловиче важные и тревожные события произошли в церковной жизни, связанные с деятельностью Патриарха Никона, избранного на Патриарший Престол в 1652 году. Пользуясь неограниченным доверием и любовью Царя, Патриарх сосредоточил в своих руках не только церковные, но и государственные дела. Пользуясь почетным титулом «Великого Государя», который получил еще Патриарх Филарет, Патриарх Никон, считая себя «соправителем» Царя, назвал свое правление «державой», а свою власть сравнял с государевой властью. По словам современников, «стоявший высоко и ездивший широко», Патриарх Никон стал вызывать возмущение превышением патриаршей власти у Царя, у бояр, у народа и у духовенства. В 1658 году Патриарх получил упрек от Царя за самовластие. Не сняв с себя патриаршего сана, Патриарх удалился в Воскресенский монастырь, в сорока милях от Москвы, созданный на средства Патриарха и называвшийся «Новым Иерусалимом».

Церковь не решилась обратиться к Патриарху с просьбой снять с себя патриарший сан и не находила возможным избирать нового Патриарха при наличии старого, не снявшего с себя патриаршего сана. Решено было обратиться за советом к авторитету Восточных Патриархов, как канонически правильно разрешить этот вопрос. При участии Александрийского и Антиохийского и при представителях Патриархов Константинопольского и Иерусалимского состоялся в 1666 году Великий Московский Собор, на котором Патриарх Никон был единогласно лишен патриаршего сана и священства, при поддержке этого постановления тридцатью архиереями от всех главных церквей Православного Востока, присутствовавшими на Соборе.

Интересно познакомиться со взглядами Патриарха Никона на значение церковной власти и взаимоотношение Царя с Патриархом.

«Священство выше Царства; священство от Бога; Помазание же на Царство – от священства. Господь, когда сотворил Землю, повелел двум светилам светить Земле – солнцу и месяцу – и через них показал нам власть архиерейскую и Царскую. Солнце – власть архиерейская; месяц – власть Царская. В вещах мирских Царь и архиерей не выше один другого; в вещах же духовных архиерейская власть выше Царской».

Так как на Руси духовенство никогда не ставило себя выше князей и Царей и не искало себе мирской власти и прямого влияния на государственные дела, то поэтому своеобразная Богословствующая мысль Патриарха Никона не встретила тогда сочувствия ни в светском обществе, ни среди церковных кругов.

https://www.proza.ru/2016/12/06/1387

Нравится