Кредо

Наше кредо или почему мы в РПЦЗ?

"Верую и исповедую".

Многие спрашивают меня: "Зачем тебе нужно христианство? Ты современный молодой человек из достаточно обеспеченной семьи, красив, неглуп, у тебя неплохие перспективы в будущем. Чего тебе не хватает?".

Действительно, у меня есть всё, что нужно современному парню. Но я никогда не понимал, как можно жить без Бога, без стремления к чему-то более высокому, нежели обыкновенные земные заботы. Чем такая жизнь отличается от жизни животных? И для чего жить, если рано или поздно тебя не станет и ты сгниёшь, превратившись в дерьмо? Ведь ты и есть дерьмо - постоянно потеешь, испражняешься, болеешь, обуреваемый какими-то безумными желаниями и мыслями. Хочется быть причастным к чему-то большему, нежели дерьмо.

Дорога к Богу начинается через познание себя. "Познай себя и ты познаешь Бога" - сказал некто великий. С самого раннего детства я интересовался тем, как я появился на свет и кем я являюсь. Из всех взрослых самый обстоятельный ответ, который повлиял на всю дальнейшую мою жизнь, дала мне моя бабушка. Однажды я тайком увидел её молящейся на коленях перед иконой. Этот образ запал мне в душу. С тех пор я стал стремиться к Богу, искать Его. Я почувствовал, что Бог - это самое главное в моей жизни. Я читал соответствующую литературу, иногда заходил в храм, ставил свечи, затем начал ходить в воскресную школу, но начать жить полноценной христианской жизнью, посещать регулярные богослужения мне не хватало решимости.

По-настоящему к Богу я обратился только, когда у меня закончился бунтарский подростковый период. Я стал посещать регулярные богослужения в храмах Московской Патриархии, активно помогал по хозяйству в одном из кафедральных соборов. Параллельно я стал интересоваться церковной историей, а также неразрывно связанной с ней историей моего Отечества. Со временем я увидел, что духовенство Московской Патриархии не афиширует и замалчивает многие исторические и политические вопросы, сильно зависит от власти и бизнеса и вообще не верит в Бога, многих людей отталкивает от Него. Некоторые из моих сверстников, которые, как и я, приходили к Богу в раннем возрасте, становились сатанистами, некоторые - церковными карьеристами, некоторые просто теряли веру. Я увидел, что православие Московской Патриархии, является верой интеллектуально ограниченных, слабых, больных, увядающих людей, которыми духовенству Московской Патриархии легко манипулировать, используя их в своих целях. Также мне довелось увидеть огромное количество людей с явными психическими отклонениями среди прихожан Московской Патриархии. Я ушёл оттуда...

Через некоторое время я пришёл в Русскую Православную Зарубежную Церковь, предстоятелем которой является митрополит Агафангел. Изучая историю и внутреннее положение других юрисдикций, ведущих свою преемственность от Русской Православной Зарубежной Церкви, а также Катакомбной Церкви в СССР, я пришёл к выводу, что именно юрисдикция под водительством митрополита Агафангела является наиболее канонически правильной и, что немаловажно, свободной от разного рода нездоровых явлений, присущих современному православию, как-то: замкнутость и нежелание диалога с другими православными юрисдикциями и христианскими деноминациями (на мой взгляд, на сегодня не экуменизм, который в рамках церковных канонов и догматов вполне оправдан и, более того, необходим, а сергианство и сервилизм являются главными проблемами христианства), а также тотальная несовременность, превращение в некую историко-археологическую общность. Я увидел в Русской Православной Зарубежной Церкви множество по-настоящему верующих людей, а также мужественных, интересных и неординарных личностей, не боящихся высказывать своё мнение по разным вопросам, хотя оно часто может противоречить даже общепринятым представлениям. Конечно, в Русской Православной Зарубежной Церкви тоже имеются свои проблемы, но сегодня для меня это то, чем я живу, то, что стало для меня домом и семьёй.

____________________________________________________________________________________________________

Прихожанка московского прихода Новомучеников и Исповедников Российских РПЦЗ, Екатерина Александровна. Как я пришла в зарубежную церковь

Мое детство прошло в маленьком южном городе. Воспитывала меня моя бабушка, глубоко верующий человек, а дедушка знал всю псалтырь наизусть. С детства я знала, что есть Бог, что все в этом мире создано им, как и я, маленькая девочка. Мы с бабушкой по вечерам молились, стоя на коленях перед иконой. Я знала молитву "Отче наш" с детства и это заслуга моей бабушки.

Но детство закончилось... Я окончила школу и приехала в Москву, что бы поступить в институт. Полетели беззаботные студенческие дни. Но иногда я вспоминала о церкви, заходила в храм, ставила свечки и... уходила. Затем замужество, появились дети. Я, конечно, крестила своих детей в церкви, иногда посещала храм, ставила свечи, подавала записки, но не более.

Однажды, сидя перед телевизором, я услышала песню "Россия" в исполнении Игоря Талькова. Он был одет в простую белую рубашку и на шее у него висел нательный крест. Я была потрясена текстом песни и обликом исполнителя, что-то тревожное было разбужено в моей душе. Больше я уже не могла спокойно жить-поживать. Я старалась узнать об Игоре Талькове все: кто он, откуда, какие у него еще есть песни. Немного позже услышала и другие его песни: "Есаул", "Я воскресну и вернусь", "Памяти Виктора Цоя", "Господин президент" и др. Все эти песни были мне так близки, как будто, то, о чем я всегда думала, вылилось в эти строчки, как будто, это мои мысли он прочитал и воплотил их в песни. И в душе росла необъяснимая тревога за него. Какое-то предчувствие чего-то страшного сжимало мою грудь, когда я слушала его песни. И вот этот роковой октябрь 1991г., когда я услышала известие о его гибели. Я была потрясена, эта весть для меня была ударом, как будто я потеряла самого близкого человека. Я узнала, что есть клуб памяти Игоря Талькова. Я пошла в клуб и выяснила, что у него был духовный отец, некий священник из Православной Зарубежной Церкви. Мы пошли к этому священнику познакомиться. Я узнала, что Зарубежная Церковь - это другая юрисдикция.

Стало очень интересно узнать больше, что же это за зарубежная церковь. Но твердая убежденность, что это моя Церковь, у меня появилась сразу. Это потом я узнала и об анафеме патриарха Тихона, и о митрополите Антонии Храповицком (первом Первоиерархе Русской Зарубежной Церкви) и о многих других служителях Зарубежной Церкви. И о постыдной сделке с антихристовой властью Московской патриархии, и о декларации митрополита Сергия (Страгородского), прочитав которое, я вспомнила слова моей дорогой бабушки. Она всегда говорила, что власть сейчас антихриста, все что происходит - это цветочки, а ягодки будут позже. И все это произошло. Позорное подписание "воссоединения" церквей митрополитом Лавром и патриархом Алексием, что привело к кризису внутри самой зарубежной церкви. Это сказалось и на нашем приходе. Часть прихожан ушла в патриархию. Священник Корягин ушел "подумать" и 7 месяцев наш приход был без постоянного священника, почти не проводились службы. Но лично у меня не было никаких сомнений, где мне быть, слишком хорошо была осведомлена о делах патриархии. Я считаю, что любой человек, умеющий мыслить и думать, может поинтересоваться, что такое московская патриархия и обо всех ее закулисных делах. Но, к сожалению, большая часть людей "зомбирована" и мыслить начинают только тогда, когда есть возможность заработать большие деньги. Крестят детей и венчаются только потому, что это стало модно. Для многих крещение и венчание - это просто красивое мероприятие, за которым последует праздник. И восприемников выбирают "побогаче", неважно верующий ли он человек или нет. Это очень печально.

Но я верю в наш народ. Русский народ одумается и вернется в лоно своей Настоящей Церкви. Мы будем все молиться об этом.

 

____________________________________________________________________________________________________

Мой путь в Церковь - поиск Истины

О Боге я услышала от своей бабушки. Крещеная ещё в Российской Церкви, до революции, она знала три основные молитвы - "Отче наш", "Богородице Дево" и "Верую". Она читала их ежедневно, пронеся веру в Бога через годы советской власти. В углу висели две иконы. В целом, наша семья была как все советские семьи. Когда бабушки не стало, мне шел пятый год. После её похорон моя старшая сестра заинтересовалась религией. Она стала находить и читать редкие книги о Боге, святых.

Было перестроечное время. Стали восстанавливаться близлежащие к нам монастыри Липецкой области - Задонский Богородицкий мужской монастырь и Свято-Тихоновский Преображенский женский монастырь. Храмы были в плачевном состоянии, но возможность послужить Богу в монастырях притягивала верующих и ищущих Бога. Монастыри возрождались. Моя сестра, потом и мама, возили меня туда. Я полюбила бывать в храме, с интересом слушала проповеди тогда ещё архимандрита, а ныне епископа Никона (Васина). Он ревностно ругал коммунизм, телевизор, моду и дух времени. Многое в сердце запало, хотя я была ещё лишь в начальных классах школы. Дома училась молиться. Мы в монастырях смогли купить много репринтных дореволюционных изданий - святоотеческих трудов, детских религиозных книжек. Мне очень нравились издания прот. Г. Дьяченко.

В начале 90-х у нас дома был о. Пётр (Кучер), восстанавливающий женскую обитель. Он, решая дела обустройства обители, неустанно привлекал всех в церковь, терпеливо объяснял всё. Первой прочитанной мною книгой о Боге, стала подаренная им детская Библия. Я, как ребенок, не могла понимать, что собой представляла Московская Патриархия, как организация. Тем более, негде было узнать, как она возникла. О зарубежниках я узнала лишь когда разошлась широко книга «Пасха красная» о убитых оптинских иноках, где зарубежники упоминались вскользь и скорее в негативном свете.

В 90-х годах ощущался духовный подъем. Сестра приносила литературу о последней Царской семье, попадались статьи митр. Иоанна Снычева, где говорилось, что не надо верить иудеям и рвущимся к власти демократам. Мои родители всё равно поверили... Голосовали за Ельцина, ведь он со свечкой в храме стоял. Гимн советский заменил на русский. Да и орлы стали замещать звезды. Многие обманулись, повелись на внешнее и на мнимую свободу. Полетело время... Какая-то каша в голове, больше вопросов, чем ответов. Родители стали ругаться из-за политики, так как Ельцин не оправдал надежд. По распоряжению митрополита Воронежского и Липецкого Мефодия с помощью ОМОНа о. Петр был выселен из обители. Это случилось из-за политического скандала - он призвал голосовать за русских на выборах, потом уточнил, что за коммунистов. Позже, он стал одним из тех, кто подпитывает духовный мутант - православный сталинизм. Акцентирует внимание верующих на вреде ИНН и паспортов, заставляя отказываться от документов, как будто от главного зла в мире. А о.Никона «повысили», он переместился в г. Липецк. В Задонском соборе больше не было слышно ревностных проповедей. Монастырь стал «как все».

Я закончила школу и провела студенческие годы в Москве. Мне было всё равно, в какой храм ходить - везде было одно и то же. Кое-где ещё сохранялось благочестие. Ходила туда, где во время службы громко не торгуют за церковным прилавком и прихожане внимают службе. Это было подворье Троице-Сергиевой Лавры. Возможно, это взросление духовное, или Господь стал почему-то вразумлять. Я хотела быть с теми, кто служит Богу. Во мне разгоралась любовь к Родине и желание ей послужить. Я видела вокруг разрушение - духовное и физическое. У меня было желание самой стать лучше, исправиться, покаяться. Я стала анализировать происходящее, критически ко всему подходить, искала в интернете то, чего не узнаешь из телевизора.

Красивые храмы, возможность часто бывать в храме, известные священники-ораторы, святыни, авторитет МП - это хорошо, но это не доказательство истинности МП. Внутренний конфликт с совестью, возникавший во время поминания на Литургии властей и воинства РФ и возносимое в алтаре имя патриархов Алексия, а потом Кирилла, коробили. Эти патриархи, появляясь в экране телевизора в компании иудеев и русофобов были мне не приятны. Ненавижу лицемерие и двоедушие. Был у меня малый период в жизни, когда был популярен епископ Диомид, старалась не поминать властей и патриарха. Но затыкание ушей, выход в момент поминания из храма - не спасало. В момент Причастия я становилась духовно едина с теми архипастырями МП, поминать которых не было желания.

Бело-монархическая идеология, которую я восприняла всей душой, раскрыла глаза на многое. Я начала изучать историю возникновения МП. И вот мне попалась статья «Свет маяка» о. Никиты Григорьева. Я, конечно, знала что-то не очень хорошее о современной структуре МП, но чтоб вот так всё... Что собой представляла Декларация митр. Сергия Страгородского... Неприятные открытия, конечно, повергли меня в шок. Муж мне всё объяснял. Он отказался ходить в МП и меня убедил. Мне это было не сложно, я почувствовала, где Истина. Мы, не долго думая, перешли в РПЦЗ  вл. Агафангела.

После того, почти год целый, правда, меня мучила ностальгия по МП. При виде о. Петра, так случилось, что пути мои с ним опять пересеклись, нахлынули детские воспоминания и я смалодушничала - подошла к нему под благословение. Но духовное победило душевное. Находясь в РПЦЗ, я более глубоко изучила и саму её историю, узнала больше о её святых и подвижниках. Я полностью укрепилась в сознании, что Истина в РПЦЗ. И даже почему-то ощущение возникло, что я всегда была в РПЦЗ. Нахождение на Литургии - это праздник, и душа молится вместе со священником, просящем нашей Родине избавления от ига безбожников и о возстановлении престола Царского. Я стала лучше понимать службы и воспринимать их как дар Божий и милость ко мне, грешной. Ведь возможности посещать часто службы у меня нет.

Возможно, кто-то подумает, что выбор РПЦЗ у меня возник из-за политических и идеологических мотивов, а не из духовных. Ведь Церковь должна быть вне политики! Честно говоря, я не очень понимаю, откуда вообще это определение взялось! Священники и архипастыри, наверное, не должны участвовать в выборах, рекламировать кандидатов в президенты... Но давать духовную и нравственную оценку действиям политиков, партий, идеологическим направлениям, думаю, они просто обязаны. МП этого не делает. Почему? А именно потому, что участвует напрямую в политике и лукавит, говоря, что вне её. Всё потому, что Московская Патриархия - это сотрудник «партии власти». Я не хочу быть сотрудником людей, являющихся плотью от плоти тех, кто убил Царя, разрушил Россию и разодрал Русскую Церковь на части, кто русский народ возвел на Голгофу.

Обретя Церковь, я обрела духовную опору. Знаю, что встав на путь оппозиции (идеологической и прежде всего, духовной) жить в комфорте в государстве РФ не получится. Путь скорбей обеспечен. Возникла некоторая изоляция от тех, с кем вчера была друзьями, стену непонимания невозможно разрушить дискуссиями и диспутами. Не интересны стали вчерашние развлечения. Меня зацепила волна политических преследований. Но ничто не пугает, ведь я в истинной Церкви.

р.Б. Татиана, июль 2010 г.
____________________________________________________________________________________________________

Внутренняя эмиграция или почему я стал "зарубежником"

Слово "рубеж" русский человек всегда воспринимал как границу, а "зарубежье", соответственно, как "заграницу", как иное государство, иную страну, чужую родину или чужбину. Однако, после революции 1917-го слово "зарубежье" приобрело несколько иное глубинное и даже мистическое значение, превратившись не только в изгнание, в заграничное место жительства русских людей, чудом спасшихся от неминуемой гибели, от мести юдобольшевиков (кровожадных волков-изуверов), но и в некую духовную самоизоляцию. Зарубежье (внешняя и внутренняя эмиграция) стало неким добровольным отстранением русских истинно православных Христиан от лживой страны, от отца лжи и слуг сатаны, явным или тайным нежеланием иметь что-либо общее с краснозвёздными завоевателями и разрушителями России. Парадоксально, однако чужбиной для "зарубежников" стала их бывшая родина - оккупированная ожидовленная изуродованная Советская Россия, а не какие-то иные иностранные государства, где многим пришлось начинать свою жизнь заново. "Зарубежниками" или эмигрантами становились не только ушедшие "за кордон", но и те, кто был вынужден остаться в чужой (чуждой) антирусской антихристианской стране, словно первые Христиане, прячась в "катакомбах". Все, кто сознательно отстранялся от совдепии, отказывался принимать антихристову "власть" и всячески сопротивлялся ей, так или иначе, становились внутренними эмигрантами, иначе говоря, "зарубежниками". И не важно где они жили на оккупированной российской территории или за её пределами, не важно, какое гражданство имели, не важно как назывались "карловчанами" или "катакобниками", главное они оставались, хотя и лишёнными собственного государства, зато истинно русскими православными людьми, сохранившими национальную идею и истинную Церковь. Они были главными и непримиримыми врагами жидовской совдепии, которых довольно трудно было обмануть, обольстить, запугать, именно они мешали оккупантам осуществить задуманный план тотального уничтожения Нации, Церкви, России, коварный план подмены, а именно создание лженации, лжецеркови, лжероссии. Враги прекрасно понимали, что для православной России в отличие от Западных инославных держав был необходим совсем другой нетрадиционный метод ожидовления страны. Февральская революция показала свою беспомощность, продемонстрировала несостоятельность любых либеральных методов разрушения. Для того, чтобы по-настоящему сломать Россию (русский дух, расовый стержень) требовалась "шоковая терапия". Ввести Россию в мировое сообщество, было решено при помощи тотального террора. Прежде всего, было необходимо совершить ритуальное цареубийство. Затем пустить реки крови, испепелить, искоренить, уничтожить цвет Нации (в Талмуде сказано: "лучшего из гоев - убей"), оставив для размножения духовно и расово неполноценных полулюдей, из которых должна была сформироваться многомиллионная послушная армия рабов и слуг (городских, сельских пролетариев, пролетариев умственного труда и надзирателей - чекистов, ментов, красноармейцев), обслуживающих якобы партийную верхушку, а на самом деле господствующий жидовско-сатанинский клан. Но самой главной задачей для врагов Христа и Расы было уничтожение Русской Церкви, её истинно верующей части (основы основ), тех, кто ни при каких обстоятельствах не мог примириться с антихристом. Семьдесят лет (с 1917 г. по 1987 г.) понадобилось мировой юдократии (интернационалу) для того, чтобы вместо законной царской Власти возникла, как и во всех подконтрольных странах Мира, самозваная президентская лжевласть, вместо русской Нации - советская и постсоветская (российская) лженация, вместо Русской Православной Церкви - чекистская лжецерковь (Московская Патриархия), вместо России - лжероссия или эрэфия (Российская Федерация).

Надо признаться, что главный эксперимент ХХ века по созданию на оккупированной русской территории лжероссии, лженации, лжецеркви почти удался, если конечно забыть о том, что огонь русского сопротивления (русско-советская война) полыхал фактически с 1917-го по 1945-ый и даже позднее, а национальные и религиозные огоньки не угасают до сих пор, озаряя третье тысячелетие. Правда, эти антисоветские и антироссийские огоньки со временем приобрели различные причудливые формы, почему-то русофобские и антиправославные, а вовсе не жидобойные. К сожалению, это результат той подлой антирасовой подмены, той самой советской лжи, того извращения, которое и породило уродину лжероссию, нагло выдаваемую за нашу Родину Россию, увы, давно не существующую. Подтверждением русофобских настроений (ненависти к лжероссии) может служить не только борьба "лесных братьев" Прибалтики и Украины, не только диссидентское движение прошлых лет, но и активизация инородного национализма, исламизма, неоязычества и сектанства в наши дни. Однако как раньше, так и теперь продолжают тлеть угольки истинно русского православного сопротивления, о котором мы, к сожалению, узнали очень поздно.

Наши послевоенные поколения 1950-60-70-ых гг., по-моему, больше всего были изуродованы юдокоммунистическим режимом, несмотря на хрущёвское "потепление" и брежневский "застой", ведь нас подвергли беспрецедентному экспериментированию по умерщвлению души, мы стали жертвами более тщательной атеистической (безбожной) обработки мозгов, нежели в довоенный период ленинско-сталинской тирании. И, тем не менее, многие из нас в сознательном возрасте пришли к Богу.

В моей жизни была пора богоискательства, пора юношеского антагонизма, которая затем перешла в протест и борьбу против существовавшей советско-коммунистической тирании. Был период, когда я стремился навсегда убежать из этой насквозь прогнившей страны, стать не внутренним, а настоящим эмигрантом. Однако все попытки эмигрировать оказались тщетными, и тогда всю свою кипучую энергию я направил на подпольную борьбу с существующим режимом. Однако эта борьба была слишком далека от Истины - от Православной Веры и национального самосознания. Зловредные идейки марксизма, а именно социал-демократической идеологии, продолжали засорять мои мозги. Другой идеологии мы, к сожалению, не знали, не ведали, считая "научный коммунизм" и "классовую борьбу" основой основ миробытия. Иначе говоря, я оставался по-прежнему если не советским (единомыслящим ленинцем), то, по крайней мере, подсоветским (инакомыслящим марксистом) человеком с извращённым сознанием и душой, хотя власти и называли меня антисоветчиком. Лефортовская тюрьма (изолятор КГБ СССР) и ссылка в казахские степи впервые породили во мне доселе не ведомые мне ощущения русскости, причастности к великой русской истории, к Православию, именно тогда-то и началось формирование моего национально-религиозного мировоззрения.

После моего досрочного освобождения (горбачёвского помилования всех политзаключённых) моим естественным желанием было соединиться с Русской Православной Церковью. Куда же я мог ещё пойти, как не в храмы Московской Патриархии, где, кстати говоря, меня и крестили в детстве?! Что я мог знать об этой "церковной организации", об истории её возникновения, об идеологии, которую она проповедует?! Ровным счётом ничего. На перестроечной волне в те годы росло и крепло патриотически-славянофильское движение, которое противостояло доморощенным постсоветским либерально-демократическим нововведениям, от которых за версту воняло чужеродным западничеством и жидовством. В новой патриотической среде царила невообразимая эклектика, кого там только не было, каждой твари по паре. Но всех "русских" патриотов объединяла общее преклонение перед уродиной лжероссией (вернее перед рухнувшей советской империей), а также бытовой антисемитизм. Я не был исключением, поскольку искренне и наивно любил ту страну, в которой родился и вырос, не зная того, что на самом деле она не Мать мне, а злая мачеха. Были в этой разноцветной среде и советские, и постсоветские, и антисоветские патриоты, среди которых, конечно же, преобладали коммунисты, неоязычники и другие неверующие или лжеверующие националисты. Православных (правоверных) монархистов, к которым я себя причислял, было довольно мало, при этом все они, как правило, кучковались под крышей МП, наивно полагая, что в новые постсоветские времена (особенно с приходом нового патриарха Алексия Второго (Ридигера)) кардинально измениться вся доселе подъярёмная РПЦ. Откуда мне было знать, что МП вовсе не подъярёмная, а вполне советская организация, в своё время созданная чекистами и разделяющая почти полностью (кроме воинствующего атеизма) юдокоммунистическую идеологию антихристовой власти. Я и многие мои сподвижники были не осведомлены, наивно и благоговейно взирая на иереев и архиереев МП, видя в них служителей Божиих. Я понимал, что наша Церковь (МП) тяжело больна, что ей требуется измениться, выздороветь, но даже не догадывался, насколько неизлечима сия организация, дерзнувшая называться РПЦ. Главным условием и символом изменения (Христианского Возрождения) я и мои соратники считали не отказ от "сергианства", сущность которого мы так и не смогли толком понять, поскольку всё ещё были пропитаны советчиной, а скорейшую канонизацию Царя Мученика и его Августейшей Семьи. Причём с формулировкой "умученные от жидов". Канонизацию, которая к тому времени уже произошла в лоне РПЦЗ, правда с другой менее вызывающей формулировкой "умученные богоборцами".

Именно тогда в конце 1980-ых - начале 1990-ых я впервые узнал о существовании зарубежной и катакомбной Церкви. Более того, мне удалось познакомиться с некоторыми их представителями, например, с отцом Антонием (Черновым), отцом Виктором (Потаповым), отцом Александром (Киселёвым) и другими лицами, не признававшими "советскую", "красную", "чекистскую" МП (при этом последний, как известно, в конечном итоге перешёл в МП, не смотря на то, что в годы войны был духовником генерала Андрея Власова и "власовцев"). А когда я и мои единомышленники пытались так или иначе заговорить о необходимости объединения разрозненных трёх основных частей Русской Церкви (РПЦЗ, ИПЦ и МП), чему, на мой взгляд, способствовало крушение богоборческого коммунизма, они заявляли в один голос, что не желают даже слышать об этом. И это чрезвычайно меня огорчало. Почему в то время я оставался в лоне МП? Наверное, потому, что, оставаясь всё ещё "русским" (советским) патриотом, надеялся на изменения внутри МП (подтверждением тому служит начатая мной и моими соратниками в 1989-ом компания по сбору подписей под обращением к патриарху Пимену, а затем к Алексию с просьбой канонизировать Царскую Семью), но главным образом потому, что я не видел среди тех, кто переходил к "зарубежникам" достойных истинно православных людей, поскольку перешедшие туда по преимуществу были либо попы-диссиденты типа Глеба Якунина, либо полусумасшедшие всегда конфликтующие попы-бегунки. Чего стоит один лишь новоиспечённый епископ Валентин Суздальский, опорочивший имя РПЦЗ своим аморальным поведением. А среди эмпэшного священства, как ни странно, напротив, мне повезло встретить настоящих молитвенников и единомышленников жидобоев. Например, оптинских иеромонахов Василия и Михаила, первый вместе с двумя другими иноками был ритуально убит сатанистами на Пасху в 1993-ем, а второй впоследствии стал моим духовником. Кроме того, мне посчастливилось не раз общаться со старцем архимандритом Кириллом (Павловым), который благословил меня в своё время на брань с жидами. Это теперь я понимаю, что мне несказанно везло, что Господь явно посылал мне (ради общего дела) наилучших священников, которые в МП были исключением из советского правила, из общей массы "красных", "голубых" и прожидовленных попов. Вскоре подобного жидобоя я впервые повстречал и среди "зарубежников", это был епископ Варнава Канский, приехавший в Москву в частности для того, чтобы окормлять национально-патриотический фронт "Память". Я и мои соратники сблизились с уважаемым владыкой, вместе с ним и с неизменным вождём НПФ Дмитрием Васильевым я участвовал в ряде мероприятий, например, в Крестном ходе (объезде) по Садовому кольцу.

Когда осенью 1991-го после Августовской революции и разгула "ельцинской демократии" патриарх Алексий во время своей поездки в Америку выступил перед раввинами и публично заявил, что жиды-изуверы его братья по "вере", ошеломлённый этой новостью я (как и мои соратники) заговорил о "святительской измене", разоблачая всех волков в овечьей шкуре (еретиков и ересиархов МП). Впервые я задумался и о существовании лжецеркви, с которой мне было явно не по пути. Многие в те годы всё-таки решились порвать с МП, одни перешли к "зарубежникам", другие к "катакомбникам" (правда, были и такие, как, например, отец Олег (Стеняев), которые уходили и снова возвращались), но я почему-то не спешил следовать их примеру. Как и многие другие жидобои из среды Белых Казаков, Православных Братств и Националистических Партий, с которыми тогда неразрывно была связана моя жизнь, я занял некую двусмысленную непоследовательную и зыбкую позицию, с одной стороны мы оставались прихожанами храмов МП, с другой - непримиримыми противниками юдохристианской идеологии МП. В домашних молитвах я уже не упоминал имя ересиарха, а на церковных службах как бы не слышал упоминания его "святейшего" имени. Неканоничность такого положения была самоочевидной. Впрочем, было ещё одно немаловажное обстоятельство, которое в те годы удерживало меня от решительного шага. Я имею в виду появление на исторической сцене в противовес жидолюбивому патриарху жидобойного митрополита Иоанна Санкт-Петербургского, на которого в те годы ополчилась вся мировая юдократия.

В начале 2000-ых произошло ещё одно немаловажное событие, усыпившее мою и без того притуплённую бдительность - я имею в виду общецерковную канонизацию Царской Семьи и Новомученников Российских, о необходимости которой мы говорили более десяти лет. И хотя формулировка, с которой МП соизволила прославить Новомучеников нас явно не удовлетворяла, появление царских иконописных ликов в храмах и упоминание на службах святых имён не могло не вызывать радостных чувств духовного удовлетворения. Кто же мог подумать, что лжецерковь, лженация, лжероссия просто-напросто используют наши русские святыни для укрепления своей антирусской лжевласти. Однако на эту хитроумную удочку жидов попался не только я один, но и многие, многие другие истинно православные Христиане, связавшие свою жизнь с МП. Более того, кроме нас на эту же удочку попалась и наибольшая часть "зарубежников", заключивших в 2006-ом позорную унию с МП, и почти уничтоживших независимую РПЦЗ. Я, который раньше громче всех кричал о необходимости объединения трёх разрозненных частей Русской Церкви, вдруг понял, что произошло что-то ужасное и непоправимое. Помогли мне окончательно избавиться от любви к лжероссии и к её лженации (от остатков советчины) позитивные и негативные примеры. С одной стороны были непримиримые к любой лжи соратники-монархисты из Опричного Братства преп. Иосифа Волоцкого (преимущественно "катакомбники") и другие националисты, русисты, черносотенцы, с другой - бывшие сподвижники "русские" "православные" (советские) патриоты, учинившие раскол в московской казачьей организации, которую я возглавлял, которые пытались сделать меня "верноподданным атаманом на государевой службе". Я отказался признать мерзкую подмену царской Власти, отверг новую лжевласть нового постсоветского самозванца (президента Путина) и его новый "патриотический" курс "за единую неделимую Россию", но больше всего меня стали раздражать бесконечные елейные восхваления личности президента (молитвы о нём), доносившиеся практически из всех храмов МП.

Последней каплей переполнившей моё терпение была смерть ересиарха и появление на его месте нового наиболее худшего ересиарха. О том, что Кирилл Гундяев является учеником жидовствовавшего архиерея Никодима (Ротова), в своё время скоропостижно скончавшегося у ног папы римского, который ко всему прочему был садомитом, масоном, тайным кардиналом, экуменистом и ещё Бог весть кем, я узнал ещё в годы своего воцерковления. С тех самых пор в моём представлении Гундяев среди всех одиозных иерархов МП стал первейшим ересиархом-экуменистом, который представлял собой самое омерзительное лицемерное извращённое начало. В подобной ситуации оказались многие, не только сторонники опального епископа Диомида, но и другие истинно православные Христиане, не желающие мириться с ложью, среди них было немало священников и монахов, переставших поминать "святейшего" (сквернейшего). Больше полугода я и моя семья не посещали храмы, молясь по наущению и благословению одного из "непоминающих" мирским чином не выходя из дома. Причём молились, прежде всего, о том, чтобы Господь послал нам истинного священника, чтобы мы могли у него исповедоваться и причащаться. Наконец нам несказанно повезло, благодаря писателю Михаилу Назарову я узнал о том, что оказывается далеко не все "зарубежники" пошли на объединение с "сергианами", оказывается РПЦЗ (её малая часть) по-прежнему существует, и возглавляет её непримиримый враг советчины митрополит Агафангел. Невозможно передать ту радость, которая объяла меня во время службы, на которой вместо молитвы о властях и воинствах, я услышал как священник молился о страждущей и гонимой Церкви Российской и людях ея, молится об избавлении от "безбожныя власти" и о восстановлении престола Русских Царей. Отрадно было и то, что "зарубежники" почитают тех Новомучеников, которых не захотела канонизировать МП, боясь поссориться с мировым кагалом. Например, почитают отрока Андрея Киевского (Ющинского), ритуально умученного жидами в 1912 г., что для меня более чем показательно. Так, начиная с лета 2009-го, я и моя семья, окончательно порвав с лжероссией (я имею в виду духовный разрыв, а не формальное сохранение гражданства РФ), мы стали внутренними эмигрантами или "зарубежниками". Нам действительно повезло в сравнении с теми истинно православными Христианами, которые либо до сих пор остаются в лоне МП, съедаемые компромиссами и противоречиями, либо после разрыва с МП остающиеся неприкаянными, лишенными священнического окормления и радости участвовать в Богослужении.

В заключении хочу сказать о том, что я никогда не разделял и Бог даст, не буду разделять ошибочную точку зрения действительно православных, но слишком уж рьяных, радикальных православных Христиан, которые в своём неприятии МП дошли до утверждений о том, что советские храмы или лишены Благодати, или вообще являются тайными синагогами, где совершается некое сатанинское сквернодействие. Эти утверждения очень похожи на заявления староверов, некогда без устали обвинявших "никониан" в безблагодатности, не признавая ни святых, ни таинства официальной церкви, забывая о том, что преп. Иосиф Волоцкий, изобличавший ересиарха Зосиму Московского, вовсе не подвергал сомнению благодатность храмов, в которых его поминали как первосвятителя. Приведу слова архиепископа Серафима (Соболева) "зарубежника" в конце концов, примирившегося с эмпэшниками: "Если некоторые священнослужители являются весьма недостойными пастырями, то это не значит, что нужно упразднить самое священство, учреждённое Богом для нашего спасения. Некогда епископ Феофан Затворник в своих письмах говорил, что если бы благодать всегда искала только достойных пастырей, то люди оставались бы без крещения и лишились вечного спасения" (Русская идеология). С этим нельзя не согласиться, ибо Дух веет там, где хочет. Мне запомнилось интересное высказывание одного человека, который сравнивал священника с электропроводом - даже если провод грязный, мятый, истёртый, с оголёнными проводами, - говорил он, - по нему всё равно идёт ток. Также и законно рукоположенные священники. Даже если они чекисты (а такие случаи на самом деле имели место быть, к епископам подсылались провокаторы, которые рукополагались, причём некоторые из них действительно становились Христианами), даже если они пьяницы, блудники или просто трусливые приспособленцы не верующие ни во что, тем не менее, при правильном каноничном Богослужении все таинства безусловно совершаются. В противном случае, все мы как правило крещённые в храмах МП, исповедовавшиеся и причащавшиеся именно там, а таковых миллионы и миллионы, все должны были быть не крещёнными, не свободными от грехов, не познавшими радости приобщения ко Христу. Об этом нелепо даже говорить.

Да, действительно, советская, чекистская лжецерковь (МП) сверху донизу до отказа набита сребролюбцами, юдофилами, духовными уродами и извращенцами всех мастей. Исключение составляют те немногие искренне верующие, но, увы, не далёкие священники и монахи, мыслящие советскими стереотипами, причём это не вина их, а общая беда всех граждан лжероссии, придавленных красной звездой. Однако и в стенах МП все те, кто искренне стремится к Богу, я имею в виду простых ни о чём не подозревающих мирян (советских и постсоветских людей), не знающих истинного положения дел, не ведающих о том, кто такой Гундяев, что такое сергианская (юдохристианская) ересь, что такое служить антихристовой лжевласти, всё равно по безграничной любви и милости Божией могут обрести спасение. Это ли не чудо? Удивительно, но даже то, что враг приуготовлял для погибели, Господь смог сделать спасением. Впрочем, если даже в грязи и в гноище кому-то и дано спастись (я имею в виду лишь ничего не ведающим, но искренне верующих людей), это не относится к тем духовно, национально, расово мыслящим, но нерешительным православным Христианам, которые всё знают, всё ведают, но по-прежнему остаются в МП. Таковые не только гневят Бога, испытывая Его долготерпение, но и подвергают себя опасности заражения. Мне жаль этих отцов и братьев во Христе. Остаётся лишь молиться о них, как молюсь я, например, о тех немощных братьях по крови, о моих старых соратниках и друзьях, которые, однажды разочаровавшись в советской лжецеркви вообще потеряли Веру. Пришли к безверию или лжеверию, совершенно разуверившись в Христианстве, в Святом Православии, в традиции наших предков, наивно отождествляя Веру с сергианским зловерием. Спаси их, Господи и помилуй и присоедини к Святой Соборной и Апостольской Церкви, ибо нам было заповедано: "Кому Церковь не Мать - тому Бог не Отец!". Аминь.

Вячеслав Дёмин.
4/17 июля 2010 г. от Р.Х. день Святых Царственных Мучеников

____________________________________________________________________________________________________

Письмо прихожанки московского прихода РПЦЗ своей подруге

Дорогая N, ты спрашиваешь меня о нашей Церкви.

Помнишь, последние год-два перед этим  объединительным Собором "Православная Русь" печатала письма клириков и мирян "за" и "против" объединения?  К сожалению,  я не очень внимательно следила за этим диалогом. Истинный драматизм ситуации был в другом, и те другие понимали, что все уже решено, и вариантов просто нет. Ни дискуссии, ни Собор ничего не решают, как не решают ничего съезды компартии и партсобрания, - все бывало решено и написано заранее. Такого в Зарубежной Церкви еще не случалось. Ни при одном из прежних митрополитов, пока в Церкви были представители  1-й и 2-й волн русской эмиграции, этого не могло быть. Ты скажешь:  их нет, и Церковь перестала существовать, так как это была их, Белая Церковь.

Недавно я шла по Москве и мое внимание привлек рекламный щит. Не помню, что там рекламировали, может быть, продукты питания, но надпись гласила: "Настоящего осталось мало!" Согласись, текст для нашего времени универсальный.  И чем дальше, тем меньше будет настоящего.  Так что "Сын Человеческий пришед, найдет ли веру на земле ?"

В нашей несчастной стране за 70 лет красной диктатуры путем искусственного ,такого естественного в созданных условиях отбора, была выведена новая популяция - "строители коммунизма". В результате перестройки они никуда не делись, разве что уехали заграницу. Какую церковь они выберут, если вообще станут выбирать церковь? Ту, что ближе к дому? В которой лучше хор? Которую недавно отреставрировали? Где служит патриарх? Куда ходят друзья, начальство? В наше время не дивно прочитать прот. Михаила Польского, Александра Трушновича, о. Серафима Роуза или Андрея Окулова. Удивительно, что есть люди, которые под влиянием прочитанного меняют свою  жизнь.

Ты, конечно знаешь картину, известную  почти так же, как "Утро в сосновом лесу" Шишкина (с медведями) - это "Девятый вал" Айвазовского. Она сопровождает меня на протяжении многих лет. В детстве помню ее на стене в квартире моих родителей, это была репродукция на холсте в золоченой раме - роскошь тех лет. Спустя несколько десятилетий подобная репродукция появилась в офисе, где я работаю, как подарок, который нельзя проигнорировать. Ты помнишь - волны, обломок мачты, напоминающий огромный крест, несколько  жалких фигурок уцепились за нее и встречают восходящее солнце и несущуюся на них, может быть, последнюю большую волну прошедшей бури. Аллегория простая и верная как для Церкви, так и для частной жизни. Мы спасаемся на кресте, это все, что остается от Церкви. Ни парусов, ни флагов, ни команды, ни мундиров, ни музыки, ни трюмов полных добра, все поглотит  всбесившаяся стихия.

Будем же молить Господа Сил, чтобы в последние времена нам оказаться в той Церкви, которую врата адовы не одолеют.
4 июля 2008г.
Твоя Вера.

____________________________________________________________________________________________________

Прот. Лев Лебедев. «Почему я перешел в Зарубежную часть Русской Православной Церкви?»

Двадцать два года я служил священником Русской Православной Церкви, находясь в каноническом подчинении Московской Патриархии. На двадцать третьем году служения решил перейти в послушание иерархии Русской Православной Церкви Заграницей… Не все мои знакомые и близкие люди понимают такое решение. Не все православные люди вообще понимают суть разногласий между епископатом Русской Зарубежной Церкви и епископатом Московской Патриархии. Ради этих людей я и попытаюсь рассказать о том, что меня привело к указанному решению.

Если сразу в нескольких словах определить основную причину моего ухода из Московской Патриархии, то нужно сказать, что это невероятная, тотальная лживость, которой проникнуто в этой Патриархии все; образ служения и поведения епископата и большей части духовенства, их взаимоотношения, отношение к верующему народу, к власть имущим, наконец, к правде Божией.

Я пришел к вере и Церкви в двадцать семь лет от роду, сознательно; до этого был не только неверующим, но даже и некрещеным. Шел 1962 год — разгар хрущевских гонений на Церковь, когда закрывались храмы, разгонялись духовные школы, преследовалось духовенство, подвергались издевательствам верующие люди.

Читать далее...


Автоперевозки
Международные автоперевозки
akkuratavto.ru
Аксессуары для сотовых телефонов оптом
Каталог интернет-ресурсов. Телефонный справочник.
sotovikm.ru