Святой Исидор Пелусиот отвечает на вопросы блоггеров | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Святой Исидор Пелусиот отвечает на вопросы блоггеров

 

Египетский монах Исидор Пелусиот (IV—V век, Пелусий – город в Египте в дельте Нила) переписывался с людьми, живущими в миру: со священниками, епископами, с крупными чиновниками и простыми гражданами. Всего он написал около 10 тысяч писем, из которых до нас дошли около 2000.

Были среди его адресатов и люди умственного труда – «схоластики», тогдашний образованный средний класс, занимавший различные государственные или церковные должности. Сейчас такая переписка скорее всего происходила бы в блогах и социальных сетях.

По пунктам
Как правильно пребывать в социальных сетях
Схоластику Иоанну: если невозможно перестать отвечать на комменты
Схоластику Тимофею: как спорить, чтобы (не) забанили
Схоластику Никанору: гуманитарное образование еще не повод для холивара
Схоластику Проэресию: блоги должны питать душу
Схоластику Епимаху: правильное отношение к френдам
Как справиться с экзистенциальными кризисами
Схоластику Антонию: повышенная тревожность это вредно
Схоластику Феодосию: философия помогает решать проблемы
Схоластику Евдемону: если беспокоит вселенская несправедливость
Схоластику анонимному: если не получается молиться
Как жить с собственным интеллектом и образованием
Схоластику Исхириону: если такой умный, то откуда неадекват?
Схоластику Феодору: образованному человеку всегда есть, чему учиться
Схоластику Феодору: можно работать дворником и печь домашний хлеб
Схоластику Офелию: и быть умным на деле, а не на словах
Как правильно пребывать в социальных сетях

Схоластику Иоанну: если невозможно перестать отвечать на комменты

Если препирающийся с тобою вызывает тебя на спор, то лучше всего не отвечать. Если же, как говоришь, невозможным стало это для тебя, не посвятившего себя высшему любомудрию, то обличение раствори любомудрием, отвечая ему словами витии: «Боюсь, как бы, говоря неприличное о тебе, не произнести слов, неприличных для меня». Таким образом, и любомудрствовать будешь умеренно, и его накажешь.

Схоластику Тимофею: как спорить, чтобы (не) забанили

Узнай, премудрый и прекрасноречивый, то, что, насколько видно, едва ли тебе известно, а именно: если случится быть в разногласии между собою друзьям или врагам, то не одинаково они спорят. Друзья спорят как надеющиеся примириться, а враги – как готовые вести непримиримую брань.

Схоластику Никанору: гуманитарное образование еще не повод для холивара

Словесные науки – это вожди нравов, на то установленные, чтобы все в нас водить разумно. Если же целью их делаем споры и прения, на то их употребляя, чтобы с большим неистовством упражняться во вражде с несведущими, то великой подвергаемся ответственности пред Богом Словом, не уважив Его имени и не воздав чести словесным наукам, но научившись, по-видимому, только пересудам и прениям.

Схоластику Проэресию: блоги должны питать душу

У тебя, как доходит до моего сведения, есть собрание слов, услаждающих слух, но не питающих душу. А твое слово должно быть живо. Кто лишен такого слова, тот – кимвал звяцаяй (1Кор.13:1). Посему, если присовокупишь и оное, то будешь сладкозвучным органом, благоприятным и Богу, и людям.

Схоластику Епимаху: правильное отношение к френдам

Друг твой, оставшись в великом волнении дел и употребив в действие все средства, подобно кормчим, искусство которых потопила буря, едва держится молитвами. Поэтому молись и ты, чтобы одолеть ему бурю.

Как справиться с экзистенциальными кризисами

Схоластику Антонию: повышенная тревожность это вредно

О том только, кто сильнее и выше телесных страстей скажу, что он в собственном смысле живет. А кто сопряг себя с ними, и сильно ими увлекается, тот не только все кончит глубокою бездною, но и здесь не может жить по причине происходящих от них скорбей и страхов, и опасностей, и тьмочисленного их роя. Ибо ожидается ли смерть? Прежде смерти он умирает уже от страха. Угрожают ли оскорбление, болезнь, бедность или иная какая неожиданность? Он погиб и сокрушен от одного предположения. Но не таков владеющий страстями: он стоит выше и страхов, и опасностей, и всякой превратности, не потому, что ничего не терпит (это, может быть, и невозможно), но, что гораздо важнее и более чудною делает победу – потому что пренебрегает их приражениями, нападениями и язвительными ударами.

Схоластику Феодосию: философия помогает решать проблемы

Выше искушений становится тот, кто обучается не отклонять их от себя, но переносить все, встречающееся с ним. Ибо искушения, будучи, как говоришь ты, неодолимыми, преодолеваются терпением и мужеством умеющих переносить все, что ни случится. Лучшее же врачество от того, что приходит не от нас, – то любомудрие (греч. философия), которое в нас; и одолением неодолимых, как говоришь ты, нужд в трудных обстоятельствах служит мужество, а в счастливых – умеренность. А если подает руку помощи и Божия сила, еще удобнее перенесем все, что ни встретится. Весьма хорошо зная это, наилучший истолкователь Христовых словес сказал: сотворит со искушением и избытие [облегчение], яко возмощи вам понести [чтобы вы могли перенести] (1Кор.10:13).

Схоластику Евдемону: если беспокоит вселенская несправедливость

Поскольку писал ты мне, спрашивая, по какой причин нередко многие, погрешив в одном и том же, несли не одно и тоже наказание? То отвечаю на сие: потому что велика точность у Судии; в грехопадениях принимается в рассмотрение не только род греха, но и решимость согрешающего, его достоинство, время, место, происхождение, также и то, скорбел ли он после греха или услаждался им, оставался ли беспечальным, пребывал во грехе или раскаявался; притом, как согрешил: будучи ли увлечен обстоятельствами и по расположению или обдуманно; а равно и многое другое, на основании чего производится само следствие, взвешивается и различие времени, и состояние образа жизни.

Схоластику анонимному: если не получается молиться

Молитву делают благоуспешною не голые слова, но более дела. Ибо, смотри: божественнейший Давид просит, чтобы судил его Бог по незлобе его (Пс.7:9); и благочестивейший Езекия представляет молитвенницею за себя свою богобоязненность (Ис.38:3); и вдовицы в Иоппии употребляют ходатаями добрые дела умершей (Деян.9:39). Если так будешь совершать моление свое, прямо взойдет оно к Богу, и изведет яко свет правду твою, и судьбу твою яко полудне (Пс.36:6).

Как жить с собственным интеллектом и образованием

Схоластику Исхириону: если такой умный, то откуда неадекват?

Когда высота ума ведет не к высокомерию, а к скромности, тогда избегает она и кичливости, и раболепства, не позволяя, чтобы неблагообразное примешивалось к благоприличному.

Схоластику Феодору: образованному человеку всегда есть, чему учиться

Брат твой, досточудный, внушает удивление нравственностью, а ты внушаешь удивление словом; он – правотою воли, а ты – силою языка; он – скромностью, а ты – весомостью речи; он – тем, что обилен плодами, а ты – тем, что украшен листьями. Посему, если это действительно так, соревнуй брату твоему, чтобы стать благоискусным в том и другом, ибо не столько он имеет нужду в твоих преимуществах, сколько ты – в его.

Схоластику Феодору: можно работать дворником и печь домашний хлеб

Всякую рукодельную работу, даже полезную и служащую к поддержанию жизни, почитаешь ты для себя обидною. А Питтак Митиленский, хотя был и царь, сам своими руками работал на мельнице, трудясь неутомимо и приготовляя нужное в пищу.

Схоластику Офелию: и быть умным на деле, а не на словах

Не гоняющихся за красотой выражений, не витий, не искусных в словопрении, не величающихся силою слова должно называть мудрыми, но тех, которые отличаются деятельным любомудрием. Если же украшает их и любомудрие умственное, то их должно наименовать мудрейшими. А если – и любомудрие созерцательное, разумею благочестие, о котором одном утверждаем, что оно в собственном смысле есть мудрость, то надлежит назвать их премудрыми. Первое любомудрие есть как бы основание и здание, второе – как бы украшение, а последнее – как бы верхний венец здания. Посему, как без основания и здания не имеют места ни то, что украшает здание, ни то, чем венчается оное, так и без добродетели не будут иметь места ни умственное, ни созерцательное любомудрие.

Нравится