Святитель Иоанн Максимович о почитании святых, просиявших на Западе | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Святитель Иоанн Максимович о почитании святых, просиявших на Западе

Доклад святителя Иоанна (Максимовича), замечательного святого второй половины XX века, выдающегося деятеля Русской Зарубежной Церкви, — о почитании западных святых (1952 г.)

Поставляяй пределы языков по числу ангелов Своих и собираяй от разсеянных сынов Адамовых Церковь Свою, умножаяй в ней святыя Своя, яко звезды на небеси, просиявшия на Востоце и на Западе, Севере и Юзе.

Лишь весьма небольшой части их составлены церковные песнопения, память которых отмечается повсеместно в Церкви. Бесчисленные сонмы иных известны и особо чтятся лишь в определенных местах; в других же они отчасти указаны через повествования об их житиях и месяцесловы, в коих приведены дни их памяти. Месяцесловы, ставшие составляться от середины прошлого тысячелетия, в значительной степени составлялись определенными людьми по своему почину, и значение их зависело от доверия Церкви к его составителю и принятия его. Значительно позже стали составляться Четьи-Минеи, сборники житий святых. Русский народ чтил угодников Божиих, как просиявших в родной земле, так и [тех], с которыми был знаком по их житиям. И месяцесловы, и жития святых неоднократно исправлялись и дополнялись у нас в России на основании вновь собранных данных. Основой для нынешних русских сборников житий святых являются Четьи-Минеи св. Димитрия Ростовского, являющиеся одним из главных его трудов. Впоследствии с дополнениями они были изданы Святейшим Синодом и на русском языке. В житиях святых древлеживших есть упоминания и о таких святых, память которых сейчас не отмечается и жития которых почти неизвестны. Самый полный месяцеслов в России был составлен архиепископом Сергием Владимiрским, включающий множество святых Востока и Запада. Как ни обширны были в России сведения о святых, просиявших вне ее, когда совершили великий исход русские из своего Отечества, оказалось, что вне Руси имеется еще множество святых в других странах, неведомых даже тщательным исследователям житий по имеющимся у них житиям и месяцесловам.

Даже в ближайших по месту, духу и крови странах оказались неведомыми в России святые, имевшие с нею непосредственную связь своими трудами и жизнью. Таковы ученики святых первоучителей славян Кирилла и Мефодия – чудотворец Наум, святитель Климент и другие, помогавшие своими наставлениями в переводе богослужебных книг на славянский язык; святые Иоанн Русский и Пахомий, уроженцы Малой России, попавшие в плен в XVIII веке и чтимые в Греческой Церкви, но неизвестные в России, хотя и принадлежащие к святым русским. Также и кроме них много древних и новых подвижников имеется в странах восточных, неведомых до сих пор в других областях. Поскольку страны те православные и святые прославляются Православными Церквами, не могло быть колебаний и сомнений в почитании тех святых наравне со святыми, уже в России ведомыми. Вместе с жителями тех стран – Греции, Сербо-Черногории, Болгарии и Румынии – прибегать к ним и почитать [их] должно всем православным.

В более сложном положении оказалось дело на Западе. Христианство здесь было проповедано в первые века во многих местах самими апостолами. В течение многих веков православие стояло твердо, и сюда даже устремлялись исповедники восточные искать опоры во время ереси (святые Афанасий, Максим). Здесь просияли многие мученики и подвижники, укрепляя Церковь. Но в то же время отход и отпадение Запада от единой Вселенской Церкви затмили здесь истину и смешали ее с обольщением. Потребовалось установить, кто из почитаемых здесь за столпы и святителей веры действительно являются таковыми. Нельзя было это предоставить частным исследователям, то лежало на обязанности епархии, и она должна была то делать. Постановления совещаний русских старцев о почитании святых Запада отнюдь не являются их канонизацией, а установлением, что означенного подвижника почитали святым до отпадения Запада и [он] является святым, почитаемым Православной Церковью.

Отсутствие на Востоке песнопений и сведений о святом далеко не означает непризнания тем его святости. Ведь и чтимым на Востоке просиявшим там святым далеко не всем составлены церковные службы. На каждый почти день в Синаксаре и Прологе указаны памяти святых, не только [тех], которым посвящена служба того дня, но и других. Многим же святым не определено особого дня памяти, хотя они упоминаются в некоторых службах, например в Службе святым, в постничестве просиявшим, или же они и без того известны и почитаемы. Жития же мучеников, подвижников и других святых ведомы одному только Богу. Все они вместе прославляются в Неделю всех святых, как о том говорится в Синаксаре на тот день. Святые, неизвестные до сих пор (или в настоящее время) на Востоке, но чтимые в пределах Запада, принадлежат своею земною жизнью различным векам и прославились разными путями.

То суть мученики первых веков, подвижники и святители. Последние два лика отчасти сливаются, так как многие из подвижников становились потом епископами. Относительно первых, то есть мучеников, не возбуждается никаких сомнений. Они по своим страданиям за Христа являются такими же мучениками, как и иные, почитаемые Церковью; некоторые даже имеются в проверенных русских месяцесловах; и ныне о них упомянуто лишь потому, что они неизвестны большинству мирян, пользующихся лишь краткими месяцесловами и календарями. Таковы, например, святитель Пофин, епископ Лионский, и остальные лионские мученики. Необходимо было указать живущим ныне вблизи мест их подвигов и останков святых мощей на те неоценимые духовные сокровища и призвать православную паству к почитанию их. Запад полон подобных мучеников. Еще в первые десятилетия нашего изгнания начались по частным починам паломничества к здешним святыням, но многим они неизвестны доселе, хотя известны другие достопримечательности.

Весьма чтимым издревле является в Марселе мученик Виктор, пострадавший с обращенными им стражами Александром, Фелицианом и Лонгином. Над их гробницами преп. Кассиан Римлянин создал свой монастырь, в котором он подвизался и почил. В православном месяцеслове имеется несколько мучеников с тем же именем Виктор, но из описаний их страданий видно, что это разные мученики.

Таким же чтимым издревле мучеником является св. Албаний, [подвизавшийся] вблизи Лондона; мощи его почивают там доселе, сохранилось подробное описание его подвигов. Упоминается в некоторых церковных памятниках легион св. Маврикия, пострадавший за Христа в горах Швейцарии, подобно дружине Андрея Стратилата на Востоке; сей Маврикий соименен другому Маврикию, пострадавшему с сыном Фотином, но по месту и роду страданий видно, что это разные мученики.

Святой первомученик Британии Албаний, патриций

Освятил своею кровью Тулузу и епископ Сатурнин, которого влачили за Христа по улицам города в середине III века.

Все это мученики, кровь которых была семенем Христовым, которых Церковь почти ежедневно воспевает в различных «мученических» тропарях и стихирах и о которых также упоминается там, где процвели и дали плоды семена их крови. Они являются [теми], «якоже кровьми», как и кровью других, «иже во всем мире мученик, яко багряницею и виссом», украсилась Церковь [тропарь в Неделю всех святых]. Продолжателями мучеников во утверждение веры и благочестия на Западе, как и на Востоке, были святители и преподобные. Первое монашество на Западе тесно связано с Востоком. Сведения о нем и его основателях сохранились в трудах их учеников или других близких [к ним] по времени писателей.

Одним из основных рассадников [святости] на Западе был Леринский монастырь. Житие основателя его св. Гонория сохранилось в панегирике ему ученика его Илария, епископа города Арля. Из него известно, что св. Гонорий путешествовал со своим братом по Египту и Палестине, по возвращении откуда создал свой монастырь в Лерине. При жизни он совершил ряд чудес. С монастырем были духовно связаны св. Павлин Ноланский, по указанию которого туда пришел св. Евхерий, оставивший ряд трудов своих, в том числе «Житие св. Маврикия и св. мучеников Фивейского легиона», о котором говорилось здесь раньше. В монастыре том жил некоторое время преп. Кассиан, основавший потом свою обитель в Марселе. Нужно отметить, что преп. Кассиан, чтимый всею Православною Церковью, хотя память его и совершается всего раз в четыре года, в Католической церкви считается святым местночтимым и память его, правда ежегодно, отмечается лишь в Марселе, где в церкви священномученика Виктора почивают останки его мощей, сохранившиеся при уничтожении их во время Французской революции. В том же монастыре подвизались св. Викентий Леринский, чтимый на Востоке еще более, чем на Западе, учитель Церкви, погибший около 450 года и оставивший труд свой о Священном Предании. Через Леринский монастырь с Востоком связаны также Англия и Ирландия, так как он явился духовной опорой просветившего Англию преп. Августина и его сподвижников; жил там некоторое время и просветитель Ирландии св. Патрикий. Монастырь, основанный св. Коломбом в Ирландии, находился в сношениях и общении с восточными монастырями в XI веке и даже, по имеющимся данным, некоторое время после падения Рима и разрыва Рима с Востоком.

Остатки того монастыря с мощами преподобного основателя его существуют доселе, и недавно туда было совершено паломничество, оставившее глубокое впечатление у его участников, как и подробное житие св. Коломба. Последователями преп. Коломба были преподобные Колумбан, Фридолин и Галл, из Ирландии пришедшие в Швейцарию в VII веке и послужившие в Галлии и Северной Италии утверждению там христианства и защите Православия от еретиков. При жизни они совершали чудеса и предсказывали будущее. Подробные жития их хранились в тамошних монастырях, и память их чтится в местах, с ними связанных до сего дня.

Среди французских преподобных выделяются святые Геновефа и Клотуальд, сокращенно называемый Клод.

Преподобная Геновефа, родившаяся в 423-м и преставившаяся в 512 году, с детских лет отличалась набожностью и всю жизнь провела в молитве и крайнем воздержании. В детстве ее призвание провидел св. Герман Оксерский и благословил ее посвятить себя Богу. Духовно она была связана с преподобным Симеоном Столпником, знавшим о ней. Много чудес было совершено ею при жизни, из которых особенно славно спасение ее молитвами Парижа от Аттилы. Память о том чуде не только хранится в предании, но и отмечена колонной, сооруженной на месте, до коего дошел Аттила. Она считается покровительницей Парижа и Франции, и ни уничтожение ее мощей в революцию, ни борьба против веры не смогли прекратить этого почитания.

Преподобный Клотуальд был родом из королевской семьи, погибшей во время междоусобиц. Выросши и поняв нищету земной славы, он не захотел домогаться своих прав, принял монашество и проводил строжайшую подвижническую жизнь. Некоторое время пребывал в полном уединении, потом у него образовался монастырь, церковь которого по сей день хранит его мощи. Преставился он в середине VI века.

Бабкой преподобного Клотуальда была святая Клотильда, королева Франции, воспитавшая своего внука. Для Франции она имеет то же значение, что [для Руси] св. Ольга и для Чехии св. Людмила, а для Римской империи св. Елена. Благодаря ей ее муж Кловис [Хлодвиг] I окрестился, затем окончательно утвердился в Православии. Она своею жизнью, наставлениями и молитвами проповедовала и утверждала христианство во Франции. После смерти супруга проводила жизнь свою в воздержании и заботах об оказавшихся в бедствиях. Предупрежденная свыше о своей кончине за тридцать дней, она мирно преставилась 3 июня 533 года. Мощи ее хранились и обносились с крестным ходом до Французской революции, когда были сожжены, и [теперь] хранятся лишь их частицы.

В утверждении христианства во Франции, проповеданном там еще во дни апостолов, много потрудилось святителей последующих веков, одновременно боровшихся и с проникавшими туда ересями. Особенно прославился святой Мартин, епископ Турский. Житие его имеется в русских Четьях-Минеях, хотя помещено 12 октября, а не 11 ноября, когда он преставился и когда совершается его память. Учителем его был также всюду чтимый св. Иларий Пуатьерский [Пуатевенский, Пиктавийский].

Св. Мартин, память коего широко чтится, послужил просвещению не только Галлии — Франции, но и Ирландии, так как св. Патрикий, просветитель ее, был его близким родственником и находился под его духовным влиянием.

Св. Патрикий отличался весьма строгою жизнью и, подобно св. Мартину, святительские труды совмещал с подвигами монашескими. При жизни он прославился многими чудесами, способствовавшими обращению ирландцев. Как святой чтится со дня своей кончины, последовавшей в 491 или 492 году при ряде знамений, свидетельствовавших о его святости. Его современниками, также потрудившимися в Ирландии, куда приезжали для борьбы с пелагианством, были два столпа Церкви в Галлии (Франция) – святители Герман Оксерский и Луп Тройейский [Труаский]. Оба они прославились неустрашимостью в проповедании и охранении своей паствы от варваров, а также многими чудесами при жизни и после кончины.

Св. Герман Оксерский преставился в 439 году, мощи его хранились нетленными в течение веков, пока их не уничтожили кальвинисты. Св. Лупп, о котором в «Илиотропионе» упоминает св. Иоанн, архиепископ Черниговский (впоследствии митрополит Тобольский), принял монашество в Леринском монастыре, где подвизался под руководством св. Гонората, достойного преемника преп. Гонория, основателя той обители. Впоследствии св. Гонорат сделался епископом Арля, где устроил церковь и был первым епископом св. Трофим, ученик апостола Павла. Св. Лупп же был избран епископом города Тройе [Труа], но продолжал вести строго подвижнический образ жизни. Спасши свой город от Аттилы и совершив ряд чудес, он погиб в 479 году. Мощи его хранились до Французской революции, когда были сожжены, и [ныне] сохранились лишь небольшие части их.

Столетием позже тех святителей жил св. Герман, епископ Парижский. Из древности дошло его житие, из которого видно, что он отличался благочестием с раннего детства, бывшего весьма для него тяжелым. Принявши монашество в монастыре св. Симфориана, он проводил самую суровую жизнь, значительную часть своего времени посвящая молитве. Прославившись чудесами, он сделался впоследствии епископом Парижа, где продолжал прежний образ жизни, соединив его с трудами пастырскими и милосердия. Предуведомленный свыше в старости о своей кончине, он преставился 28 мая 576 года. Мощи его долго хранились, теперешнее их местонахождение не удалось установить. Его имя носит существующая поныне церковь, начатая постройкою по его заботам на месте капища Изиды в честь св. мученика Викентия. Построена при нем была также церковь в честь св. Германа Оксерского, которого он весьма чтил и которому подражал. Деятельность и житие его окончательно утвердили христианство во Франции.

В ней просиял целый сонм святителей и подвижников, столпов Православия и учителей благочестия в том краю. Позже началось просвещение христианством Северо-Восточной Европы. С ним связаны святительские труды Ансгария [Ансхария], епископа Гамбургского и потом Бременского.

Житие святого Ансгария, описанное его учеником архиепископом Римбертом, дошло до нашего времени. Из него видно, что он родился в 801 году. В семилетнем возрасте он имел видение, призвавшее его служить Богу. Воспитываясь в монастыре, он в 12-летнем возрасте был пострижен. Бывшие ему видения побудили его вести строгую подвижническую жизнь, а затем отправиться на проповедь язычникам, обитавшим в Северной Европе. Начав на 21-м году своей жизни с Гамбурга, он затем перешел в Данию, где крестил короля с народом, а оттуда отправился в Швецию. В 831 году посвящается во епископа Гамбургского и всех народов Севера. Проповедь его простирается на Швецию, Данию и польбенских славян (нынешняя Северная Германия). Он был полон ревности и готов был пострадать за Христа. Скорбя, что не получил венца мученического, он был утешен голосом свыше и мирно отошел ко Господу 3 февраля 865 года. Свои апостольские труды он соединял с внутренним самоусовершенствованием и временами уходил в уединение. Был полон милосердия, простирая его [всюду], где только узнавал о нужде, не ограничиваясь местом. Особенно заботился о переселенцах, вдовах и сиротах.

Св. Ансгарий при жизни совершил множество исцелений, но по смирению своему считал себя грешником. Добрые дела и чудотворения старался делать втайне. Но благодать Божия, почившая на нем, настолько была очевидна и почитание его настолько было велико, что через два года после кончины он уже причисляется к святым и имя его имеется уже в Мартирологах 870 года. Нетленные мощи его хранились в Гамбурге до Реформации, когда были преданы земле, и [до нашего времени] сохранилась лишь часть их. Житие его и прославлявшаяся через него сила Божией благодати, как и причисление его к святым, когда Запад составлял еще часть Вселенской Православной Церкви, не должны оставлять сомнений в том, что он святой угодник Божий. Архиепископом Александром были собраны о нем сведения на немецком языке как из католических, так и из протестантских источников, и все они подтверждают все изложенное здесь о св. Ансгарии, описывая труды в кротости и добродетели сего великого мужа, как и его чудеса. Получено нами также подробное житие на датском языке. Лишь ввиду сделанных одним из собратий наших возражений нужно указать, что сделаны им они неосновательно. Прежде всего, нет никаких данных предполагать, что св. Ансгарий был орудием в руках Римского престола для утверждения его владычества и проводником тех идей, которые привели к отделению Рима. Все старания найти какие-либо указания в имеющихся источниках не дали никаких подтверждений, но, наоборот, приводят к противоположным выводам, так как нынешние католики не преминули бы то использовать и прославлять за то св. Ансгария, если бы то было.

Святость св. Ансгария не может быть подвергнута сомнению из-за того, что имени его нет в греческом месяцеслове и богослужебных книгах, и тем отнюдь не определяется отрицание ее Церковью Восточной. В греческих месяцесловах и богослужебных книгах не было и нет доселе современников св. Ансгария святых Кирилла и Мефодия, хотя они хорошо были известны в Царьграде. А Католическая церковь их память отмечает более, чем св. Ансгария. В греческих книгах нет просветителя Болгарии св. Бориса-Михаила, принявшего крещение от греков, ни св. Людмилы Чешской, крещенной св. Мефодием, ни св. Вячеслава. Нет ни св. Владимира, ни прославленных с благословения Константинопольского патриарха святых Бориса и Глеба, Петра Московского. Из всех русских святых в греческих Минеях упоминается в Синаксарях, без посвящения им службы, только св. Иоанн Новгородский и преп. Варлаам Хутынский. В Церкви Элладской отмечается память блаженной княгини Ольги, имеющей там иные тропари и кондак, чем у нас. То отнюдь не указывает, что мы не должны чтить святых, в Русской земле прославленных, как и не показывает их отрицания греками. Имеется и много греческих святых, имен которых нет в Минеях и месяцесловах, но память их совершается по местам, и совершаются там им службы. Святой Ансгарий служил не политическим целям, а Христу, и печать его апостольства – страны, им ко Христу приведенные. Позднейшее отпадение их не умаляет его служения, как и служения св. Мефодия не [умаляет] отпадение на многие века Моравии и Паннонии.

В различных местах вселенной праведники Христа Единому Богу работали, единым Духом водились и купно Им прославлены. Волна революций и реформаций уничтожила их мощи на Западе, как, дошедши до нашего Отечества, коснулась кощунственно и русских святых. Она пыталась уничтожить их память, [подобно тому] как Иулиан Отступник сжигал святые мощи преподобных. Но они ликуют в Церкви Небесной, а мы должны еще более славить их труды, прославляя тем Бога, творящего чрез них чудеса.

 

Архиепископ Брюссельский и Западноевропейский ИОАНН (Максимович)

Нравится
Метки: ,