Вячеслав Король. Покаяние как контроль  | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Вячеслав Король. Покаяние как контроль

Думал о плодах Духа, как гаранте спасения, поскольку надо дописать последнюю статью о Спасении в рамках цикла по Апостольской традиции. И обратил внимание на увесистую смысловую разницу в сути последнего плода в их перечне в переводе РБО. Смотрите, в Синодальном – воздержание, а в РБО – умение владеть собой. (Гал. 5:23) Особенно для меня, воспитанного на православной аскетике, воздержание имеет другой смысловой аспект.

Воздержание – это избегание употребления и практики чего-то, что не является греховным, но при избыточном потреблении может порождать страсть. Это, в частности, может быть временное исключение мясо-молочной пищи, ограничение общения или сексуальных отношений. Т.е., воздержание – это своеобразная тренировка по владению собой в сдерживании и ограничении определенных человеческих желаний, но это не универсальное умение владеть собой.

 Мне кажется, что умение владеть собой и есть действенное перманентное покаяние. Выражается оно в постоянном контроле над собой. Теоретически, тому же учит и святоотеческая православная аскетика. Когда меня спрашивали несколько лет назад: «Какой смысл в зацикленности Православия на аскетике?» Я отвечал, что цель аскетики – есть контроль на собой на предмет несовершения греха. Это было моё собственное определение из личного опыта. Эта цель и есть владение собой — плод Святого Духа, но никак не «воздержание» в Синодальном переводе.

Сама же аскетика есть обобщенное воздержание. А воздержание в глубине имеет всего лишь ограничение, а не контроль. Контроль если и нужен, то за соблюдением ограничений. Только не понятно, зачем в аскетике усмирение плоти, в виде земных поклончиков и голодания? Такие предписания, с их самодеятельным благочестием, смирением и умерщвлением плоти, конечно же, создают видимость какой‑то мудрости, но грош им цена. Они ведут лишь к потворству плоти! (Кол.2:23) Толстых, гордых и «голубых» в обителях предостаточно. Сие результат надежд на человеческое в аскетике.

 Мне кажется что перевод «умения владеть собой» как воздержания, есть следствие доминирования аскетической доктрины в Православии. Может и хорошо, что в РБО вышло «под редакцией Кузнецовой». Это не «под редакцией такого-то архимандрита», который конъюнктурно будет подбирать «правильные» слова в православной традиции. Кузнецова же старалась перевести поточнее к смыслу. И в этом преимущество этого перевода.

Результат – налицо. Средство (воздержание), наконец, переведено как цель (умение владеть собой), что есть полный самоконтроль над действиями и помыслами, а не только тренировка этого. И покаяние есть не периодическое раскаяние на бесконечных исповедях в поступках и помыслах, а постоянный контроль себя с помощью Духа. Т.е., и покаяние, и умение владеть собой, завязано на сущность «контроля». Но приобретение контроля может происходить очень по-разному.

В аскетике часто оказывается, что тренировки/воздержания – от людей, а перманентное покаяние – с помощью Духа, ибо это плод Его. Без Духа не будет и умения владеть собой, сколько не тренируйся в рамках аскетики и разных воздержаний. Потому правильный аспект перевода этого плода должен быть не на человеческой тренировке, а на итоговом качестве человека, достигнутого с Божьей помощью.

Потому, мне кажется, что если православные аскеты возлагают надежду на Бога, то могут стать святыми в умении владеть собой, а когда на себя – остаются бесплодны, и даже впадают в прелесть от избыточной надежды на подвижничество, «имеющее видимость мудрости». И чем больше удельный вес тренировки, тем больше надежды на себя и свои усилия, больше фарисейства. Обратный полюс – глубинное желание не грешить, видимое Духу, и вера в Его помощь. Это и есть исходник для выращивания плода – «умение владеть собой». Но никак не «умерщвление плоти» и изнурительные послушания. Ведь плод – Духа, а не человеческих подвигов.

Покаяние как контроль

Нравится