Архиепископ Виктор (Пивоваров). СВОБОДЕН ЛИ Я? | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Архиепископ Виктор (Пивоваров). СВОБОДЕН ЛИ Я?

Рубрика: Проповеди

 

«И сказал Бог: сотворим человека по образу
Нашему и по подобию Нашему» (Быт.1,26).

Что есть человек? Уже по «замыслу» Бога, сказавшего: «Сотворим человека», видим, что прежде сотворения его состоялся «совет» лиц Святой Троицы, чего не происходило в прежних творческих актах. Не ложно, следовательно, сказано: «Некто негде засвидетельствовал, говоря: что значит человек, что ты помнишь его? Или сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты унизил его пред Ангелами; славою и честью увенчал его» (Евр.2,6). Но, чем же выделяется человек из ряда других творений: рыб, птиц и животных? Он является образом Божиим, т. е. отображает в себе, как и Ангелы, все святые качества Творца. Но творение не может быть вторым Богом, и отображение в нем Бога не может быть в полном беспредельном объеме, но оно призвано стать полным подобием Божиим в посредстве вечного совершенствования, начиная от нуля – «из ничего». Этот процесс богоуподобления назван далее в Бытии словом сотворенности «по подобию». Уже явлено первое из отображений Творца: человек призван быть микротворцом, «творящим» - совершенствующим себя и окружающий его мир. И все другие божественные качества, как любовь, жажда познания истины, могущество воли, разумность души и т.д. человек получил при его сотворении в начальном объеме. Далее он призван на пути богоуподобления, дойти до уровня Ангелов и Архангелов, Херувимов и Серафимов. Естественно, он не унижен Творцом пред Ангелами, как младенец пред человеком в пожилом возрасте.

Основным же отображением Бога в человеке является его трехсоставность естества во образ Святой Троицы. Человек обладает богоподобной свободой воли, разумностью души и психофизическими чувствами. Каждая составная сторона человеческого естества имеет свою миссию и свою способность из трех указанных. Чрез тело человек имеет хотения, множество чувств. Душа его имеет способность мыслить, имеет контроль над хотениями тела, обладает более высоким восприятием жизненных процессов – психическими чувствами. Духу же принадлежат высшие способности: свобода воли, осознание себя личностью - своего «я», совесть, интуиция, философско-богословское мышление, чувство Бога. Обычно богословы и даже наши святые Отцы, по причине трудно обнаруживаемой границы деятельности духа и души, общей невидимости и неизследимости их, объединяли дух и душу в одно целое, называя их одним словом «душа» и считая дух всего лишь более благородной стороной души, или только словом «дух». Но в таком случае не зачем бы было писать ап. Павлу такое:

«Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес.5,23).

Как видим, Апостол видит человека «во всей полноте», разумея в полном составе: дух, душу и тело. Следовательно, дух и душа не являются сторонами единой души. Но нам легко мыслить тело отдельным от души и духа, потому что видим его отделяющимся в момент смерти. Дух и душа совместно покидают тело, и это мы «видим», а разделения духа от души обнаружить не можем. Однако тот же Апостол упоминает и об этом разделении:

«Слово Божие живо и действенно и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, составов и мозгов» (Евр.4,12).

Возможно здесь ап. Павел говорит не в буквальном смысле, что может дух отделяться от души, а указывает крайний предел разделений: между духом и душей. Однако нужно здесь видеть в первую очередь существование двух различных, самостоятельных инстанций, не смешивающихся в один состав, и с этим мы спорить не можем. Все, что мы можем, так это определить предположительно их функции. Как уже упоминалось, к деятельности души надо отнести мыслительную часть на рациональном уровне. Осознание же себя личностью, чувство Бога, богословское осмысление бытия можно определить к области духа. Также качеством «образа Божия» и возможно важнейшим, полученным человеком при творении, является богоподобная свобода воли. Но какая сторона нашего естества может быть свободной, и в каком смысле?

Свободу так же, как имеющуюся в собственности вещь, мы не всегда замечаем и ценим, пока не лишимся ее. Так и о свободе легче делать определения чрез ее отсутствие – чрез несвободу. Телесная свобода нами становится видимой, когда мы оказываемся в наручниках или за решеткой, т. е. в неволе. Ощущаем несвободу и тогда, когда нас охватывает немощь, когда мы подвержены физиологической зависимости от пищи, сна. Зависимо тело и от власти над ним нашей души, способной подавить хотения, страсти нашего тела. Следовательно, телесно мы не обладаем совершенной свободой.

Большей свободой обладает душа. Однако и она становится рабой греха, страстей. Спаситель говорит:

«Истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха. Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» (Ин.8,34.36).

Грех, совершаемый телом, вменяется в вину душе, т. к. без ее согласия человек телесно не согрешает. Но и душой человек не полностью свободен, т. к. он становится невольником еще больших страстей и пороков, исходящих не чрез тело, а из психической, умственной деятельности. Ведь не скажешь, что гордость, лукавство или самолюбие исходят от развращенности плоти. К тому же и над душой есть «начальник», контролирующий ее жизнедеятельность. Это дух человеческий. Это видно по слову ап. Павла:

«Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем?»(1 Кор.2,11).

Дух в составе естества человеческого занимает высшее положение, ибо имеет власть над душой и телом. Чрез него человек имеет связь с Богом, узнает волю Божию, ибо Властвующий над человеком Бог общается с ним чрез властвующий его дух.

«Сей Самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы – дети Божии» (Рим.16).

Поэтому говоря о свободе человека, можно вопрос ставить только о свободе духа, о свободе воли. Телом и душой человек может иметь только относительную свободу в этом мире, но подвластен своему духу. Дух же человека не знает неволи, не подвластен законам естества. Спаситель говорит, по-видимому, об этом: «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа» (Ин.3,8).

И действительно это наблюдается у людей, обладающих феноменальными парапсихологическими и духовными дарованиями. Человек не знает, откуда поступают данные интуиции, ясновидения (прозорливости), угрызения совести, предвидения и пророческого постижения тайн. Многие скажут, что это чрез благодать Святого Духа, как бы без участия духа человеческого. Но ап. Павел говорит:

«Иным дал (Бог) силы чудодейственные, также дары исцелений, вспоможения, управления, разные языки… Желаю, чтобы вы все говорили языками; но лучше, чтобы вы пророчествовали; ибо пророчествующий превосходнее того, кто говорит языками, разве он притом будет и изъяснять, чтобы церковь получила назидание… Все один за другим можете пророчествовать, чтобы всем поучаться и всем получать утешение. И духи пророческие послушны пророкам» (1 Кор.13,28; 14,5.31-32).

Уже из этого следует, что духовные дарования, получаемые от Бога, суть приходящие со вне, но не насилующие волю человека, а являющиеся как бы частью его естества, оставляя его совершенно свободным. Сам же человек остается обладателем усиленных Благодатью дарований.

Сторонники детерминизма часто видят отсутствие свободы не только в материальном мире, где всякое следствие имеет свою причину и обусловлено обстоятельствами, законами бытия, но и в духовном плане. Они указывают на всеведение Божие и Его предопределение. Вопрос ставится ими такой: если Бог всеведущ, знает не только наше прошлое, настоящее, но и будущее, то, следовательно, мы живем по заранее известному сценарию и не свободны в своем выборе. Или наоборот: если человек полностью свободен, то в таком случае Бог не является всеведущим, как бы закрывает «глаза» ради полной свободы мыслящих, бессмертных тварей, сотворенных по образу Божию и по подобию. В тоже время все мы знаем, что творения Божии свободны, иначе они не были бы отдельными сущностями, носящими образ Божий, но были бы безвольными частицами Его естества. К тому же в таком случае им не вменялось бы то, за что они сподабливаются геенны огненной, или наоборот – вечного блаженства. В данном случае нужно уяснить: что есть всеведение Божие, и существует ли предопределение Божие в прямом всеобъемлющем его понимании, одинаковом с фаталистическим определением судьбы. Нужно учесть то, что в сотворенном Им мире есть еще промысел Божий, и в таком случае в силу всеведения Бог видит будущий путь твари не только в естественном русле, детерминированный условиями, законами природы и обстоятельствами, но и все изменения, произведенные промыслительно вмешательством помогающей Благодати, святых Ангелов и людей.

В мире есть три направления служения по их определению: истина, любовь и святость (красота), и во всех случаях служения им нужна свобода. И если человек служит праведно истине, то он свободен – правильно использовал свою свободу. Спаситель говорит об этом:

«Познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин.8, 32) , и наоборот: «Всякий, делающий грех, есть раб греха» (Ин.8,34).

Следовательно, служащий Богу - Истине, высшему Благу, Святости как фундаментальным основам бытия имеет свободу, а служение обратной стороне, добровольно взятое в процессе свободного выбора, называется уже не свободой, но произволом. И если Бог промыслительно помогает человеку в избрании истинного пути служения, особенно по его просьбе, молитве, то это не есть ущемление свободы. И всеведение Божие, сопряженное с Промыслом, не является предопределением и лишением свободы воли в избрании путей жизни. Наделив богоподобной свободой воли, Бог не лишает тварь свободы выбора, но всегда обращается к ее свободной воле, как бы дает совет:

«Почему, как говорит Дух Святый, ныне, когда услышите глас Его, не ожесточите сердец ваших, как во времена ропота, в день искушения в пустыне, где искушали Меня отцы ваши, испытывали Меня, и видели дела Мои сорок лет» (Евр.3,8-9).

Итак, есть свобода, и есть произвол. Некогда до падения Денницы и ангелов его произвол отсутствовал; была лишь свобода в возрастании во благе, хотя свободы выбора творения никогда не лишались. Но, сотворенная Богом сущность из любви к Творцу и Подателю всех благ старалась во всем исполнить волю Божию, вполне совпадающую с устремлением твари. Это являлось всеобщим благом, рождающим блаженство, лишал ли Себя Бог Своего всеведения ради свободы тварей или нет. Но времена изменились: среди высших Ангелов нашелся «новатор», произведший переоценку качеств. Вначале он явно увлекся получением преклонения пред ним, как пред Богом, всего бессчетного множества нижестоящих сущностей; далее стал завидовать большему почитанию Бога. Любовь к Богу угасла, получив подмену самолюбием. И наконец, на этой основе родилась ненависть к Создателю, гордость и вражда с Ним. Свободный выбор сделан в сторону наихудшего выхода. Благая свобода его и всех последователей его подменилась злым произволом, жаждой беззаконной «вседозволенности». Так произошла революция на небе. И во всех революциях и протестах имеется этот элемент дьявольского произвола.

Прошла война в Ангельском мире, кончившаяся низвержением бесов со всех уровней бытия. Это борьба двух противоположностей родила крайнюю устойчивость каждой из сторон. Святые силы освятили свою волю настолько, что теперь и мысль не допускают о малейшей измене Богу. Они уже не ищут своей самости в выборе свободной воли, но взирают на Волю Божию, чтоб исполнять ее и больше не ошибиться, склонившись к произволу. Между прочим, православное монашество имеет ту же цель: подчинить себя всецело воле Божией.

У злых же сил все наоборот. Жажда произвола, вседозволенности и злобы достигли такого уровня, что они хотели бы лучше исчезнуть из поля всеведения Божия, чтоб не видеть исполнения воли Божией на себе. Они, будучи воплощениями зла, во всем обвиняют всех и в первую очередь Бога, но не себя. Об этом говорит преп. Нил Мироточивый в Посмертных Вещаниях:

«Злые духи оклеветывают во всем судьбы и заветы Божии, дабы из зависти не дать людям унаследовать то место, которое они утратили, и дабы явить себя правыми, Бога же неправым, а выполнение заповедей Его якобы невозможным» (Посмертные вещания преп. Нила Мироточивого, Афон, 1912.).

Как это знакомо! Все еретики и раскольники именно этим и занимаются – обвинением Церкви Христовой и оправданием своих беззаконий.

«Выполнение заповедей Его якобы невозможным». Что есть Заповеди Божии? Это те святые качества естества Божия, какие должны воспитывать в себе верные Богу твари на пути вечного совершенствования в уподоблении Ему. Это - то призвание, ради которого приведены все творения из небытия. Первой такой «заповедью» является любовь, потому как «Бог есть любовь» (1 Иоан.4,8). Спаситель говорит о любви:

«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф.22,37-40).

Это же надо сказать и обо всех заповедях Божиих: все святые качества сверхъестества Божия имеют основанием любовь. Неисполнимыми заповеди могут быть только при отсутствии любви, что и наблюдается в бесовском мире видимом и невидимом.

Исходя из этого положения вопрос: «Свободен ли я?», нужно сформулировать иными словами: имею ли я любовь? Люблю ли я Бога, Который есть Истина, Любовь и безграничная Святость? Или я готов идти на компромисс с любыми силами зла и лжи, типа большевистского или нацистского, ради каких-то самолюбивых выгод? Сильно ли я болею за обреченную Россию на уничтожение силами мирового зла? Не оправдываю ли я жидобольшевиков, потопивших Русь в крови и загнавших, считай, насильно в погибельное неверие сотню миллионов наших соотечественников? Они же суть наши ближние, которых мы должны любить как самих себя. Или я согласен с призывом лжепатриотов о возвращении сталинизма, приукрашенного именованием «православный»? Не соглашаюсь ли я с лжецами – еретиками, и не бегаю ли за всяким новым модным суемудрием в виде «ИНН – печать антихриста», или «Церкви больше не существует, потому что она не помогла царю не отречься от престола», и т. д. И если я верю всякой лжи, то тогда я раб лжи, и ко мне относятся слова:

«Они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду» (2 Фес.2,10-12).

Свободный выбор сделан человечеством в сторону лжи, и потому по воле его попускается Богом «действие заблуждения» - приход «человека греха» - антихриста. Теперь уже найти человека, свободного от «действия заблуждения», практически невозможно.

Но если я готов пожертвовать всем из любви к истине, к своему народу и пойти с теми, о каких сказано: «Они победили его (сатану) кровию Агнца и словом свидетельства своего, и не возлюбили души своей даже до смерти» (Отк.12,11), то я свободен и на правильном пути. Беда лишь в том, что на этом пути ждет лишь почти полное одиночество. От нас же зависит, как мы воспользуемся дарованной нам Творцом и Спасителем свободой: побежим за всеми заблудшими и за ура-патриотами вперед к воцарению социализма и антихриста, или присоединимся к тем, которые борются за возвращение на Русь Монархии и за возрождение чистого Православия.

+ Архиепископ Виктор (Пивоваров)

Источник: http://www.eshatologia.org/662-svoboden-li-ya.html

http://www.eshatologia.org/662-svoboden-li-ya.html

Нравится