Является ли членство во Всемирном Совете Церквей экклезиологической ересью? | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Является ли членство во Всемирном Совете Церквей экклезиологической ересью?

В данной статье приводятся результаты перевода и краткого аналитического исследования некоторых из важнейших основополагающих документов Всемирного Совета Церквей – Торонтской Декларации 1950 года, а также Конституции Совета и его Регламента. Работа осуществлялась при содействии клирика Знаменского Кафедрального Собора РПЦЗ в Нью-Йорке священника Виктора Доброва и профессионального переводчика-преподавателя английского языка раба Божьего Анатолия из г. Минска. Для более точного перевода и уяснения контекстуального смысла параллельно с англоязычным текстом документов с официального сайта ВСЦ:

http://209.85.165.104/search?q=cache:IxjUJnfDrA0J:www.oikoumene.org/en/resources/documents/central-committee/toronto-1950/toronto-statement.html

 

Использовался и французский вариант перевода, выполненный специальной Лингвистической службой Совета

http://www.oikoumene.org/fr/documentation/documents/comite-central/toronto-1950/toronto-statement.html

В целях удобства размещения материала интернет-ссылки на английский и французский тексты Конституции и Регламента будут приведены в своем месте.

Основной текст Декларации излагается фрагментарно черным шрифтом. После каждого фрагмента синим шрифтом приводится перевод на русский язык. Комментарий автора статьи приводится в скобках красным курсивом. Значимые в плане основной темы статьи места документа выделены жирным шрифтом.

"Toronto Statement" «ТоронтскаяДекларация»

The formation of the WCC, and the holding of its first assembly, did not answer a number of fundamental questions about the nature of the Council and its relationship to the member churches. That task was left to the WCC's central committee at its meeting in 1950, with the following result.

При формировании ВСЦ и во время работы его первой ассамблеи не были даны ответы на ряд принципиальных вопросов касательно характера этого Совета и его отношения к Церквам-членам. Решение этой задачи было возложено на Центральный Комитет ВСЦ в ходе его заседания в 1950 году. Вот результаты его работы.

Формирование ВСЦ и состоявшаяся Первая Ассамблея ВСЦ не ответили на ряд фундаментальных вопросов о природе Совета и его отношения к церквам- членам Совета. Ответить на эти вопросы было предоставлено ЦК ВСЦ на его заседании в 1950 году, что привело к следующему результату. (ПереводРедакцииСобор2006)

I. Introduction Введение

The first Assembly at Amsterdam adopted a resolution on "the authority of the Council" which read:

Первая Ассамблея в Амстердаме приняла резолюцию «о полномочиях Совета» в следующей редакции.

The World Council of Churches is composed of churches which acknowledge Jesus Christ as God and Saviour.Всемирный Совет Церквей состоит из Церквей, которые признают Иисуса Христа как Бога и Спасителя.(ВСЦ состоит из Церквей т.е из Церквей во всей полноте, а не отдельных лиц-представителей Церквей, как это было задумано в 1937 году. Значит, после подписания Акта о каноническом общении, став пусть и самоуправляемой, но органичной частью РПЦ МП, РПЦЗ также входит в состав Совета и осуществляет свое членство в нем. Это печальное обстоятельство не может быть, увы, устранено никаким «непоминанием» патриарха).

They find their unity in him. В Нем они обретают (Обратите внимание: не ищут еще только, а уже обретают, находят, имеют в Нем единство, остается это незримое, но уже имеющееся единство только выявить, о чем и идет речь совершенно ясно далее, в контексте следующих двух фрагментов) свое единство.

They do not have to create their unity; it is the gift of God.Для них нет необходимости выступать творцами своего единства, это -- дар Божий.

But they know that it is their duty to make common cause in the search for the expression of that unity in work and in life. Но они знают, что долг их заключается в том, чтобы сообща послужить общему делу поиска способов выражения этого единства в практической жизни.

The Council desires to serve the churches which are its constituent members as an instrument whereby they may bear witness together to their common allegiance to Jesus Christ, and cooperate in matters requiring united action. Совет желает послужить Церквам, которые являются его составными членами, в качестве инструмента, при помощи которого они смогут совместно засвидетельствовать свою общую верность Иисусу Христу (Какая, спрашивается, общая верность Господу может быть у православных с сектантами и еретиками, входящими в ВСЦ, и как можно вообще этой фразой исповедовать перед миром верность этих отступнических сообществ Христу?!)исотрудничатьвобластях, требующихединствадействий.

But the Council is far from desiring to usurp any of the functions which already belong to its constituent churches, or to control them, or to legislate for them, and indeed is prevented by its constitution from doing so. Но Совет далек от желания узурпировать какие-либо функции, которые уже принадлежат Церквам, входящим в его состав, или осуществлять контроль их деятельности, или прописывать законы для них, что, впрочем, возбранено и его конституцией.

Moreover, while earnestly seeking fellowship in thought and action for all its members, the Council disavows any thought of becoming a single unified church structure independent of the churches which have joined in constituting the Council, or a structure dominated by a centralized administrative authority. Более того, в процессе искреннего стремления к единству в мыслях и делах для всех своих членов, Совет отвергает любую идею о превращении его в единую унифицированную церковную структуру, независимую от церквей, соединенных в нем, или структуру под доминирующим влиянием некой централизованной административной власти.

The purpose of the Council is to express its unity in another way. Совет ставит своей целью выразить свое единство иным способом

Unity arises out of the love of God in Jesus Christ, which, binding the constituent churches to him, binds them to one another. Единство рождается из любви к Богу в Иисусе Христе, которая, привязывая Церкви к Нему, связывает их друг с другом

It is the earnest desire of the Council that the churches may be bound closer to Christ and therefore closer to one another.Совет горячо желает, чтобы Церкви были теснее привязаны ко Христу и, тем самым, теснее связаны между собою.

In the bond of his love, they will desire continually to pray for one another and to strengthen one another, in worship and in witness, bearing one another's burdens and so fulfilling the law of Christ. Связанные узами этой любви, они будут испытывать желание непрестанно молиться друг за друга и взаимно укреплять друг друга в богослужении и свидетельстве, нося тяготы друг друга и исполняя тем самым закон Христов.

This statement authoritatively answered some of the questions which had arisen about the nature of the Council. But it is clear that other questions are now arising and some attempt to answer them must be made, especially in the face of a number of false or inadequate conceptions of the Council which are being presented.

Эта декларация дала авторитетные ответы на некоторые вопросы, возникшие по поводу самой природы ВСЦ. Но совершенно очевидно, что появляются новые вопросы, на которые необходимо дать ответы, особенно перед лицом ряда ложных и неадекватных представлений о Совете.

II. The need for further statement.Необходимостьдополнительнойдекларации

The World Council of Churches represents a new and unprecedented approach to the problem of interchurch relationships. Its purpose and nature can be easily misunderstood. So it is salutary that we should state more clearly and definitely what the World Council is and what it is not.

Всемирный Совет Церквей представляет собой новый и беспрецедентный подход к проблеме межцерковных отношений. Его цели и сущность могут быть легко подвержены превратному толкованию. Поэтому для пользы дела нам необходимо более ясно и точно изложить, чем является Всемирный Совет и чем он не является.

This more precise definition involves certain difficulties. It is not for nothing that the churches themselves have refrained from giving detailed and precise definitions of the nature of the Church. If this is true of them, it is not to be expected that the World Council can easily achieve a definition which has to take account of all the various ecclesiologies of its member churches.

Эта попытка более точного определения сопряжена с определенными трудностями. Недаром сами церкви воздерживаются от дачи определенно выраженных и точных определений сущности Церкви(Сущность ВСЦ уподобляется авторами Декларации сущности Церкви! Если бы ВСЦ представлял собой простую невинную ассоциацию религиозных организаций, необходимости для таких параллелей не возникало бы). Если им это не под силу, трудно ожидать, что Всемирному Совету легко удастся сформулировать определение, которое должно принять во внимание разнообразие экклезиологических воззрений всех Церквей - членов.

The World Council deals in a provisional way with divisions between existing churches, which ought not to be, because they contradict the very nature of the Church. A situation such as this cannot be met in terms of well-established precedents. The main problem is how one can formulate the ecclesiological implications of a body in which so many different conceptions of the Church are represented, without using the categories or language of one particular conception of the Church.

Всемирный Совет является временным ответом на разделения, существующие между Церквами (ВСЦ претендует быть альтернативой церковным разделениям, т. е. временным вариантом единства, «наброском», так сказать грядущей Единой Церкви), разделения, которых не должно быть, поскольку они противоречат характеру самой Церкви. Подобная ситуация беспрецедентна. Основная проблема – это как сформулировать экклезиологический смысл тела ( под телом разумеется ВСЦ!) в котором представлено столь много концепций(концепций можно понять в смысле конфессий, деноминаций, вероисповеданий )Церкви, без использования категорий или языка, свойственного какой-то конкретной Церковной конфессии.(Здесь ясно сказано, что ВСЦ- это некое Тело со своим Экклезиологическим смыслом!)

In order to clarify the notion of the World Council of Churches it will be best to begin by a series of negations so as to do away at the outset with certain misunderstandings which may easily arise or have already arisen, because of the newness and unprecedented character of the underlying conception.

Для того чтобы внести ясность в то, что представляет собой Всемирный Совет Церквей, будет лучше начать с ряда отрицаний с тем, чтобы покончить с некоторыми недоразумениями которые могут легко возникнуть или уже возникли в силу новизны и беспрецедентности концепции, на которой основан Совет.

III. What the World Council of Churches is not .ЧемнеявляетсяВсемирныйСоветЦерквей

1.       The World Council of Churches is not and must never become a superchurch.

Всемирный Совет Церквей не является сверх - церковью. (В свете всего выше выявленного и проанализированного это заявление представляется несколько демагогичным и, так сказать, «маскировочным»).

It is not a superchurch. It is not the world church. It is not the Una Sancta of which the Creeds speak. This misunderstanding arises again and again although it has been denied as clearly as possible in official pronouncements of the Council. It is based on complete ignorance of the real situation within the Council. For if the Council should in any way violate its own constitutional principle, that it cannot legislate or act for its member churches, it would cease to maintain the support of its membership.

Это не сверх-Церковь. Это не вселенская Церковь. Это не Una Sancta, о которой говорится в символах веры. Это недоразумение возникает вновь и вновь (И не удивительно, ибо это естественный вывод здравого рассудка, знакомящегося с концепцией и деятельностью ВСЦ, особенно в виде постулированных совместных молитв его Церквей-членов. Авторы Декларации не понимают, видимо, что это одно из ярких интуитивных свидетельств об истинной природе ВСЦ, которую так хочется затушевать, быть может, даже и от самих себя) , несмотря на то, что в своих официальных заявлениях оно отвергалось Советом настолько ясно, насколько это было возможным. Оно основано на полном незнании реального положения дел внутри Совета. В самом деле, если бы Совет нарушил в какой-либо степени принцип своей Конституции, согласно которому он не может являться законодательным органом или выступать от имени Церквей - членов, он потерял бы их поддержку.(Из этого заявления можно понять, что отрицается понятие сверхцеркви именно в админстративном смысле этого слова, но для нас важнейшим и достаточным является экклезиологический смысл).

In speaking of "member churches", we repeat a phrase from the Constitution of the World Council of Churches; but membership in the Council does not in any sense mean that the churches belong to a body which can take decisions for them. Each church retains the constitutional right to ratify or to reject utterances or actions of the Council. The "authority" of the Council consists only "in the weight which it carries with the churches by its own wisdom" (William Temple).

Говоря о «Церквах-членах» мы вновь повторяем формулировку, взятую из Конституции Всемирного Совета Церквей; но членство в Совете ни в коей мере не означает, что церкви принадлежат к телу (По французски здесь также стоит «corps»-«тело». Справедливости ради, надо сказать, что одним из вариантов перевода этого слова может быть «орган, корпорация», но когда в этом «органе» ищется экклезиологический смысл и его звучание и написание полностью совпадает с евангельским означением Церкви как Тела Христова, все это, на наш взгляд, очень и очень соблазнительно), прерогативой которого является принятие решений за них. Каждая церковь сохраняет за собой конституционное право ратифицировать или отвергать заявления или действия Совета. «Власть» Совета состоит единственно «в том весе, который он имеет в глазах Церквей благодаря своей собственной мудрости» (Уильям Темпл).

2.       The purpose of the World Council of Churches is not to negotiate unions between churches, which can only be done by the churches themselves acting on their own initiative, but to bring the churches into living contact with each other and to promote the study and discussion of the issues of Church unity.

ВСЦ не ставит своей целью договариваться о единстве между Церквами, так как это может быть делом только самих Церквей, действующих по их собственной инициативе. Его цель наладить живой контакт между Церквами и способствовать изучению и обсуждению проблем церковного единства.

By its very existence and its activities the Council bears witness to the necessity of a clear manifestation of the oneness of the Church of Christ. But it remains the right and duty of each church to draw from its ecumenical experience such consequences as it feels bound to do on the basis of its own convictions. No church, therefore, need fear that the Council will press it into decisions concerning union with other churches.

Самим фактом своего существования и деятельности Совет свидетельствует о необходимости ясно выразить единственность Церкви Христовой (опять не «стремиться к единству», а выразить, проявить уже имеющееся). Но для каждой Церкви он оставляет право придавать своему экуменическому опыту то значение, которое определяется ее убеждениями. Никакая Церковь не должна опасаться , что Совет будет принуждать ее к принятию каких-либо решений относительно союза с другими Церквами.

3.The World Council cannot and should not be based on any one particular conception of the Church.Itdoesnotprejudgetheecclesiologicalproblem.

Всемирный Совет не может и не должен основываться на какой-нибудь конкретной концепции (конфессии)Церкви (Как, спрашивается, МП думает использовать ВСЦ средством распространения Православия?).Оннепредрешаетэкклезиологическихпроблем.

It is often suggested that the dominating or underlying conception of the Council is that of such a church or such and such a school of theology. It may well be that at a certain particular conference or in a particular utterance one can find traces of the strong influence of a certain tradition or theology.

Часто можно слышать претензии, что Совет находится под доминирующим влиянием концептуальных воззрений той или иной Церкви или той или иной теологической школы. Вполне вероятно, что в материалах какой-либо отдельной конференции или в отдельных документах , изданных Советом, можно найти следы ярко выраженного влияния определенной традиции или определенной теологической теории.

The Council as such cannot possibly become the instrument of one confession or school without losing its very raison d'être. There is room and space in the World Council for the ecclesiology of every church which is ready to participate in the ecumenical conversation and which takes its stand on the Basis of the Council, which is "a fellowship of churches which accept our Lord Jesus Christ as God and Saviour".

Однако, Совет как таковой, не может стать инструментом какой-либо конфессии или школы, не потеряв само разумное основание своего существования. Во Всемирном Совете всегда найдется место для экклезиологии любой Церкви готовой участвовать в экуменической беседе и которая поддерживает основополагающий принцип Совета как «братского сообщества Церквей, принимающих Господа Нашего Иисуса Христа как Бога и Спасителя»

4. Membership in the World Council of Churches does not imply that a church treats its own conception of the Church as merely relative.

Присоединение какой-либо Церкви к Всемирному Совету не означает, что с этого момента она должна рассматривать свое собственное учение о Церкви как относительное.

There are critics, and not infrequently friends, of the ecumenical movement who criticize or praise it for its alleged inherent latitudinarianism. According to them the ecumenical movement stands for the fundamental equality of all Christian doctrines and conceptions of the Church and is, therefore, not concerned with the question of truth. This misunderstanding is due to the fact that ecumenism has in the minds of these persons become identified with certain particular theories about unity, which have indeed played a role in ecumenical history, but which do not represent the common view of the movement as a whole, and have never been officially endorsed by the World Council.

Есть критики, а зачастую и друзья экуменического движения, которые критикуют или восхваляют его за его предполагаемую прирожденную широту взглядов. По их мнению, экуменическое движение выступает за фундаментальное равенство всех Христианских доктрин и учений о Церкви и поэтому не интересуется вопросом истины. Это недопонимание проистекает из того, что в сознании некоторых экуменизм отождествляется с некоторыми отдельными теориями о единстве, которые сыграли в свое время определенную роль в его истории, но которые не выражают общего мнения движения в целом и никогда официально не были признаны Всемирным Советом.

5. MembershipintheWorldCouncil does not imply the acceptance of a specific doctrine concerning the nature of Church unity.

Членство во Всемирном Совете не обязывает к принятию определенной доктрины, касающейся характера единства Церкви.

The Council stands for Church unity. But in its midst there are those who conceive unity wholly or largely as a full consensus in the realm of doctrine, others who conceive of it primarily as sacramental communion based on common church order, others who consider both indispensable, others who would only require unity in certain fundamentals of faith and order, again others who conceive the one Church exclusively as a universal spiritual fellowship, or hold that visible unity is inessential or even undesirable. But none of these conceptions can be called the ecumenical theory.

Совет выступает за единство Церкви. Но среди тех, кто его составляет, есть те, кто воспринимают это единство целиком или в значительной степени как полное согласие в вопросах вероучения. Другие настаивают на общении в таинствах, основанном на общем церковном порядке. Другие рассматривают оба этих условия как необходимые. Другие требуют единства только в некоторых основных положениях веры и порядка. Еще другие понимают единую Церковь исключительно как универсальное духовное сообщество и считают, что видимое единство несущественно и даже нежелательно. Но ни одна из этих точек зрения не может быть представлена как концепция экуменизма.

The whole point of the ecumenical conversation is precisely that all these conceptions enter into dynamic relations with each other.

Напротив, целью экуменической беседы является именно то, чтобы все эти различные концепции вступили в динамичные отношения друг с другом.

In particular, membership in the World Council does not imply acceptance or rejection of the doctrine that the unity of the Church consists in the unity of the invisible Church. Thus the statement in the Encyclical Mystici Corporis concerning what it considers the error of a spiritualized conception of unity does not apply to the World Council. The World Council does not "imagine a church which one cannot see or touch, which would be only spiritual, in which numerous Christian bodies(здесь мы видим, что это слово употребляется по отношению к религиозной конфессии, Христианской Церкви в понимании ВСЦ), though divided in matters of faith, would nevertheless be united through an invisible link". It does, however, include churches which believe that the Church is essentially invisible as well as those which hold that visible unity is essential.

В частности, членство во Всемирном Совете не предполагает принятие или непринятие доктрины, согласно которой единство Церкви состоит в единстве Церкви невидимой. Таким образом, заявление Энциклики «Mystici Corporis» по поводу того, что она называет заблуждением спиритуалистической концепции единства, не относится ко Всемирному Совету. Всемирный Совет не «представляет себе Церковь, которую нельзя увидеть или к которой нельзя прикоснуться, которая была бы только духовной, в которой многочисленные христианские конфессии, хотя и разделенные вопросами веры, могли бы, тем не менее, пребывать в единстве через невидимую связь». Однако, он включает как Церкви, которые считают, что Церковь незрима по своей природе, так и Церкви, которые полагают, что существенную роль играет видимое единство.

IV. The assumptions underlying the World Council of Churches

Исходные положения лежащие в основе Всемирного Совета Церквей.

We must now try to define the positive assumptions which underlie the World Council of Churches and the ecclesiological implications of membership in it.

Теперь попытаемся определить исходные положения, которые лежат в основе Всемирного Совета Церквей и экклезиологические условия членства в нем.

1.       The member churches of the Council believe that conversation, cooperation and common witness of the churchesmust be based on the common recognition that Christ is the Divine Head of the Body.

Церкви-члены Совета считают, что взаимное общение, сотрудничество и совместное свидетельство Церквей (Публичное свидетельство своей веры во Христа представителей сектантских и еретических сообществ есть, несомненно, их действие как служителей своих «церквей». В канонах Православной Церкви ясно сказано, что «если православный епископ позволит еретику в своем присутствии совершать какие-либо действия, яко служителю Церкви – да будет извержен». Членствуя в ВСЦ и принимая тем самым это базовое положение осовместном свидетельстве с еретическими сообществами, епископы МП нарушают эту каноническое правило)должны быть основаны на совместном убеждении, что Христос есть Божественная Глава Тела.

The Basis of the World Council is the acknowledgment of the central fact that "other foundation can no man lay than that is laid, even Jesus Christ". It is the expression of the conviction that the Lord of the Church is God-among-us who continues to gather his children and to build his Church himself.

Основополагающим принципом Всемирного Совета является признание центрального факта, который состоит в том что “никто не может положить иного основания, кроме того, которое уже положено, а именно – Иисус Христос» Этим выражается убеждение(Всемирного Совета) в том, что Господь Церкви есть Бог посреди нас(Практически полный аналог «Христос посреде нас!» -- евхаристического приветствия православных священников в один из центральных моментов Литургии верных. Особенно соблазнительно выглядит, когда через принятие этого базисного положения клирики МП духовно произносят эти святые слова в собрании еретиков и сектантов и вместе с ними!) ,Который продолжает собирать своих детей и Сам созидать Свою Церковь .

Therefore, no relationship between the churches can have any substance or promise unless it starts with the common submission of the churches to the headship of Jesus Christ in his Church. From different points of view churches ask: "How can men with opposite convictions belong to one and the same federation of the faithful?" A clear answer to that question was given by the Orthodox delegates in Edinburgh 1937 when they said: "in spite of all our differences, our common Master and Lord is one -- Jesus Christ who will lead us to a more and more close collaboration for the edifying of the Body of Christ." The fact of Christ's headship over his people compels all those who acknowledge him to enter into real and close relationships with each other -- even though they differ in many important points.

Поэтому никакие отношения между Церквами не могут иметь ни смысла, ни будущего, если они не изберут отправной точкой совместное послушание Церквей главенству Иисуса Христа в его Церкви. Основываясь на разных точках зрения, Церкви подняли вопрос о том, «Как могут люди с противоположными убеждениями принадлежать к одной и той же федерации верующих?». Ясный ответ на этот вопрос был дан православными делегатами на конференции в Эдинбурге, в 1937 году, где они заявили, что «несмотря на все наши различия, наш общий Создатель и Господь один – Иисус Христос, который будет вести нас ко все более и более тесному сотрудничеству для созидания Тела Христова»(оказывается Тело Христово должно созидаться во все более тесном сотрудничестве с еретиками). Факт главенства Христа над Его людьми заставляет всех, кто признает Его, устанавливать между собой тесные и реальные отношения, несмотря даже на то. что они расходятся по многим важным пунктам.

2. The member churches of the World Council believe on the basis of the New Testament that the Church of Christ is one.

Церкви-члены Всемирного Совета верят на основании Нового Завета, что Церковь Христа едина.

The ecumenical movement owes its existence to the fact that this article of the faith has again come home to men and women in many churches with an inescapable force. As they face the discrepancy between the truth that there is and can only be one Church of Christ, and the fact that there exist so many churches which claim to be churches of Christ but are not in living unity with each other, they feel a holy dissatisfaction with the present situation. The churches realize that it is a matter of simple Christian duty for each church to do its utmost for the manifestation of the Church in its oneness, and to work and pray that Christ's purpose for his Church should be fulfilled.

Экуменическое движение обязано своим существованием тому, что это положение веры вновь и вновь встает в сердцах верующих, мужчин и женщин, принадлежащих к различным Церквам, с неодолимой силой. Они испытывают глубокое и святое чувство неудовлетворенности пред лицом того противоречия, что по истине есть и может быть только одна Церковь Христова, а в реальности существует множество Церквей, которые называют себя Церковью Христа, но не пребывают в живом единстве друг с другом. Церкви отдают себе отчет в том, что для каждой из них простой христианской обязанностью является сделать все возможное чтобы было явлено единство Церкви, и чтобы трудиться и молиться в целях исполнения замысла Христа о Его Церкви.

3. The member churches recognize that the membership of the Church of Christ is more inclusive than the membership of their own church body. They seek, therefore, to enter into living contact with those outside their own ranks who confess the Lordship of Christ.

Церкви-члены признают, что принадлежность к Церкви Христа простирается за пределы членства в их собственном церковном Теле Что это, как не ясное исповедание «теории ветвей», которую на словах отвергает РПЦ МП?).Поэтому они стремятся войти в живой контакт с теми, кто вне их церковных рядов исповедуют Христа как своего Господа.(То есть, за пределами Православной Церкви есть еще члены Вселенской Церкви, с которыми надо войти в общение, т. е. установить единство.)

All the Christian churches, including the Church of Rome, hold that there is no complete identity between the membership of the Church Universal and the membership of their own church. They recognize that there are church members "extra muros", that these belong "aliquo modo" to the Church, or even that there is an "ecclesia extra ecclesiam". This recognition finds expression in the fact that with very few exceptions the Christian churches accept the baptism administered by other churches as valid.

Все Христианские церкви, включая Римскую, придерживаются мнения об отсутствии полной идентичности между членством во Вселенской Церкви и членством в своей собственной Церкви. Они признают, что существуют члены Церкви "extramuros" (то есть «вне ее стен», за пределами видимой Церкви), принадлежащие ей "aliquomodo"(«иным образом»), или даже, что существует "ecclesiaextraecclesiam" («Церковь за пределами Церкви»). Это признание находит свое выражение в том факте, за редким исключением, что Христианские церкви принимают крещение, совершенное в других церквах, как действительное. (Весь этот фрагмент – ясное исповедание бытия «невидимой церкви» и, как следствие, несколько более имплицитное исповедание «теории ветвей». Православная Церковь никогда не признавала крещения еретиков действительным, ибо, по выражению архиепископа Серафима (Соболева) в его докладе на Всеправославном совещании в Москве, в 1948 году, «таинств (в том числе крещения) у еретиков или нет или они не действенны и не спасительны». Постулирование выше приведенного в Декларации понимания является отступлением от православного церковного предания).

But the question arises what consequences are to be drawn from this teaching. Most often in church history the churches have only drawn the negative consequence that they should have no dealings with those outside their membership. The underlying assumption of the ecumenical movement is that each church has a positive task to fulfill in this realm. That task is to seek fellowship with all those who, while not members of the same visible body, belong together as members of the mystical body. And the ecumenical movement is the place where this search and discovery take place.

Однако, вопрос в том, какие выводы можно сделать из этого учения. Церковная история свидетельствует о том, что чаще всего Церкви делали вывод только негативный, а именно, что они должны воздерживаться от всяких отношений с теми, кто не принадлежит к их ограде. Исходным положением экуменического движения является то, что перед каждой Церковью стоит позитивная задача, которую необходимо выполнить в этом отношении. Такой задачей является поиск общения со всеми теми, кто, не будучи членами одного и того же зримого Тела (т.е. принадлежат к разным конфессиям), вместе принадлежат, как члены, одному мистическому Телу(Опять – теория «незримой церкви». Еще более скорбные выводы напрашиваются, если под единым мистическим Телом понимать ВСЦ). И экуменическое движение есть место, где этот поиск и открытие совершаются (Здесь совершенно очевидно исповедание членами ВСЦ, и в том числе РПЦ МП и другими официальными поместными православными Церквами, того факта, что в «лоне» Всемирного Совета они делают для себя «открытие», что принадлежат вместе с еретиками и сектантами к одному мистическому Телу!).

4. The member churches of the World Council consider the relationship of other churches to the Holy Catholic Church which the Creeds profess as a subject for mutual consideration. Nevertheless, membership does not imply that each church must regard the other member churches as churches in the true and full sense of the word.

Церкви-члены Всемирного Совета считают, что вопрос отношения других Церквей к Святой Кафолической Церкви, о которой говорится в символах веры, должен стать предметом совместного рассмотрения. Тем не менее, членство в Совете не подразумевает, что каждая Церковь должна рассматривать другие как Церкви в истинном и полном смысле этого слова.

There is a place in the World Council both for those churches which recognize other churches as churches in the full and true sense, and for those which do not. But these divided churches, even if they cannot yet accept each other as true and pure churches, believe that they should not remain in isolation from each other, and consequently they have associated themselves in the World Council of Churches.

They know that differences of faith and order exist, but they recognize one another as serving the one Lord, and they wish to explore their differences in mutual respect, trusting that they may thus be led by the Holy Spirit to manifest their unity in Christ.

Во Всемирном Совете есть место как для Церквей, признающих в других Церкви в полном и истинном смысле слова, так и для тех, которые не признают их как таковых . Но эти разделенные Церкви, если даже пока и не могут признать друг друга как Церкви истинные и чистые, считают, что они не должны оставаться изолированными друг от друга, вот почему они соединились во Всемирный Совет Церквей. Они видят все свои различия в области веры и церковного порядка, но признают друг друга служителями одного Господа(еретики признаются служителями Господа) и желают исследовать эти различия в обстановке взаимного уважения, будучи убеждены, что смогут, таким образом, ведомые Святым Духом, явить свое единство во Христе.

5. The member churches of the World Council recognize in other churches elements of the true Church. They consider that this mutual recognition obliges them to enter into a serious conversation with each other in the hope that these elements of truth will lead to the recognition of the full truth and to unity based on the full truth.

Церкви-члены Всемирного Совета признают в других церквах элементы истинной Церкви. Они считают, что это обоюдное признание обязывает их войти в серьезное общение друг с другом в надежде на то, что эти элементы истины приведут их к познанию истины во всей ее полноте и к единству, основанному на полноте этой истины.(Принимая это положение, РПЦ МП признает необходимость общения с еретиками, чтобы быть «приведенной к познанию истины во всей ее полноте», т.е. православие пока якобы не обладает всей полнотой истины).

It is generally taught in the different churches that other churches have certain elements of the true Church, in some traditions called "vestigia ecclesiae". Such elements are the preaching of the Word, the teaching of the Holy Scriptures and the administration of the sacraments. These elements are more than pale shadows of the life of the true Church. They are a fact of real promise and provide an opportunity to strive by frank and brotherly intercourse for the realization of a fuller unity.Moreover, Christians of all ecclesiological views(ВофранцузскойредакцииЛингвистическойслужбыСовета: “des chretiens de toutes les confessions”) throughout the world, by the preaching of the Gospel, brought men and women to salvation by Christ, to newness of life in him, and into Christian fellowship with one another.

В целом, в учениях различных Церквей отмечено, что другие обладают отдельными элементами истинной Церкви, которые в некоторых исповеданиях названы как "vestigia ecclesiae" («остатки, осколки церкви»). Эти элементы суть: проповедь Слова, обучение Священному Писанию и преподание таинств. Они являют собой более чем слабый отблеск жизни в истинной Церкви (тонко выраженное признание таинств у еретиков). Они заключают в себе реальную надежду и предоставляют возможность совместно подвизаться, в беседах искренних и братских, для осуществления более полного единства (значит какое-то сокровенное единство, уже сущее, подразумевается, хотя хотелось бы большего).Более того, по всей поверхности Земли, христиане всех исповеданий, проповедуя Евангелие, привели людей ко спасению во Христе, к обновлению жизни в Нем и к христианскому общению друг с другом.(Совершенно ясное и недвусмысленное исповедание спасительности всех христианских конфессий! Явнаяересьэкуменизма).

The ecumenical movement is based upon the conviction that these "traces" are to be followed. The churches should not despise them as mere elements of truth but rejoice in them as hopeful signs pointing towards real unity. For what are these elements? Not dead remnants of the past but powerful means by which God works. Questions may and must be raised about the validity and purity of teaching and sacramental life, but there can be no question that such dynamic elements of church life justify the hope that the churches which maintain them will be led into full truth. It is through the ecumenical conversation that this recognition of truth is facilitated.

Экуменическое движение основывается на убеждении в том, что необходимо следовать по этим «следам». Церкви не должны презирать их как простые элементы истины, но возрадоваться им как обнадеживающим знакам, указывающим путь к истинному единству. Что, в самом деле, представляют собой эти элементы? Не мертвые остатки прошлого, но могущественные средства, которые Господь использует в своем творении (С каким эмоциональным пафосом превозносятся таинства еретиков! А между тем, «таинств у еретиков либо нет, либо они не действенны и не спасительны» и «анафема РПЦЗ (1983 г.) тем, кто считает, что таинства еретиков довлеют ко спасению»…). Могут и должны ставиться вопросы о достоверности и чистоте учения и сакраментальной жизни, но не может быть поставлен под вопрос тот факт, что наличие таких мощных элементов церковной жизни оправдывает надежду, что Церкви, которые хранят их, будут приведены к полноте истины. Ипознаниеэтойистиныоблегчаетсяименночерезэкуменическоеобщение.

6. The member churches of the Council are willing to consult together in seeking to learn of the Lord Jesus Christ what witness he would have them to bear to the world in his name.

Церкви-члены Всемирного Совета готовы советоваться друг с другом с тем, чтобы научиться у Господа Иисуса Христа какое свидетельство надлежит им нести в мир во имя Его. (Если Православная Церковь обладает полнотой истины, о которой свидетельствует в ВСЦ, как оправдываются экуменисты, зачем ей консультироваться о содержании своего свидетельства с еретиками? Признавая, что через консультации с еретиками и сектантами им необходимо научиться от Самого Господа, да еще и не по поводу второстепенных каких-нибудь вещей, а по содержанию самой евангельской проповеди, православные экуменисты тем самым отрицают наличие полноты истины в Православии).

Since the very raison d'être of the Church is to witness to Christ, churches cannot meet together without seeking from their common Lord a common witness before the world. This will not always be possible. But when it proves possible thus to speak or act together, the churches can gratefully accept it as God's gracious gift that in spite of their disunity he has enabled them to render one and the same witness and that they may thus manifest something of the unity, the purpose of which is precisely "that the world may believe", and that they may "testify that the Father has sent the Son to be the Saviour of the world".

Так как главным смыслом существования Церкви является свидетельство о Иисусе Христе, Церкви не могут собраться вместе без того, чтобы взыскать от общего для всех Господа общего свидетельства, которое они должны нести миру. Не всегда это бывает возможным. Но всякий раз, когда им удается, таким образом, говорить и действовать сообща, Церкви должны принимать с признательностью, как дар благодати Божьей, эту возможность, несмотря на свою разобщенность, принести единое свидетельство и явить нечто от того единства, целью которого является, «чтобы мир уверовал» и чтобы они могли свидетельствовать, что «Отец послал Сына Спасителем миру»

7. A further practical implication of common membership in the World Council is that the member churches should recognize their solidarity with each other, render assistance to each other in case of need, and refrain from such actions as are incompatible with brotherly relationship.

Одним из практических следствий членства во Всемирном Совете является обязанность для Церквей признавать их взаимную солидарность, оказывать друг другу помощь в случае нужды и воздерживаться от всяких действий, несовместимых с братским отношением.

Within the Council the churches seek to deal with each other with a brotherly concern. This does not exclude extremely frank speaking to each other, in which within the Council the churches ask each other searching questions and face their differences. But this is to be done for the building up of the Body of Christ. This excludes a purely negative attitude of one church to another. The positive affirmation of each church's faith is to be welcomed, but actions incompatible with brotherly relationship towards other member churches defeat the very purpose for which the Council has been created. On the contrary, these churches should help each other in removing all obstacles to the free exercise of the Church's normal functions. And whenever a church is in need or under persecution, it should be able to count on the help of the other churches through the Council.

В рамках Совета Церкви стремятся проявить братскую заинтересованность друг в друге. Это не исключает высшей степени искренности , когда Церкви в Совете ставят друг перед другом острые вопросы, или смотрят своим разногласиям в лицо. Но все это должно делаться с единственной целью созидания Тела Христова. Исключается недоброжелательное отношение Церквей друг к другу. Приветствуется всякое позитивное утверждение своей веры со стороны Церквей, но любое действие, несовместимое с понятием братских отношений между Церквами, посягает на саму цель создания Совета. Напротив, эти Церкви должны оказывать помощь друг другу в устранении препятствий мешающих свободному осуществлению обычных функций Церкви. И всякий раз, когда какая-либо Церковь оказывается в тяжелом положении или становится объектом гонений, она должна иметь возможность рассчитывать на помощь других Церквей через посредство Совета.

8. Thememberchurchesenterintospiritualrelationships through which they seek to learn from each other and to give help to each other in order that the Body of Christ may be built up and that the life of the churches may be renewed.

Церкви-члены устанавливают духовные отношения друг с другом, благодаря которым они имеют возможность учиться друг у друга и помогать друг другу с тем, чтобы созидалось Тело Христово и обновлялась жизнь Церквей. (Опять православные экуменисты признают необходимость учиться у еретиков, как созидать Тело Христово. Кроме того, здесь мы видим прямо декларацию обновленчества. Для православной традиции, напротив, всегда был свойствен здоровый консерватизм).

It is the common teaching of the churches that the Church as the temple of God is at the same time a building which has been built and a building which is being built. The Church has, therefore, aspects which belong to its very structure and essence and cannot be changed. But it has other aspects which are subject to change. Thus the life of the Church, as it expresses itself in its witness to its own members and to the world, needs constant renewal. The churches can and should help each other in this realm by a mutual exchange of thought and of experience. This is the significance of the study work of the World Council and of many other of its activities. There is no intention to impose any particular pattern of thought or life upon the churches. But whatever insight has been received by one or more churches is to be made available to all the churches for the sake of the "building up of the Body of Christ".

None of these positive assumptions, implied in the existence of the World Council, is in conflict with the teachings of the member churches. We believe therefore that no church need fear that by entering into the World Council it is in danger of denying its heritage.

Общепризнанным учением является то, что Церковь как дом Божий является, в одно и то же время, зданием, которое уже построено и которое продолжает строиться. Поэтому Церковь имеет стороны, принадлежащие к самой ее структуре и сущности, которые не могут быть изменены. Но у нее есть и другие стороны, которые подвержены изменениям. Таким образом, жизнь Церкви, выражающаяся в свидетельстве своим внутренним членам и миру, нуждается в постоянном обновлении. Церкви могут и должны помогать друг другу в этом деле посредством взаимного обмена идеями и опытом. Вот в чем значение просветительной работы Всемирного Совета и множества его других видов деятельности. Нет никакого намерения навязывать Церквам какой-либо определенный образ мышления или жизни. Но всякое озарение (во французской редакции: “toute lumiere”), полученное в одной Церкви или в группе Церквей, должно быть передано всем другим с тем, чтобы «созидалось Тело Христово» (Вообще весь этот фрагмент выдержан в духе совершенного равноправия всех исповеданий в духовной области, что неприемлемо для православного сознания. Ну а выделенное предложение –это уже совсем в духе какого-то мистического синкретизма!). Ни одно из этих исходных положений, на которых базируется существование Всемирного Совета не вступает в противоречие с учением Церквей-членов. Поэтому мы полагаем, что никакая Церковь не должна опасаться, что вступая в Совет, она тем самым отрекается от своего предания. (Через это положение, вступая в ВСЦ, РПЦ расписывается тем самым в том, что ничем не поступается в своем Предании, что учит именно так, как указано в базовых положениях ВСЦ)

Astheconversation between the churches develops and as the churches enter into closer contact with each other, they will no doubt have to face new decisions and problems. For the Council exists to break the deadlock between the churches. But in no case can or will any church be pressed to take a decision against its own conviction or desire. The churches remain wholly free in the action which, on the basis of their convictions and in the light of their ecumenical contacts, they will or will not take.

В процессе общения между церквами и по мере установления все более тесных контактов между ними они неизбежно столкнутся с новыми проблемами и будут находить новые решения. Совет для того и существует, чтобы помочь Церквам выйти из тупика в их взаимных отношениях. Но ни одна Церковь никогда не будет принуждена к принятию какого-либо решения вопреки своим убеждениям или желанию. Церкви сохраняют полную свободу в отношении практических решений, которые они будут принимать или не принимать согласно своим убеждениям и в свете своих экуменических контактов.

A very real unity has been discovered in ecumenical meetings which is, to all who collaborate in the World Council, the most precious element of its life. It exists and we receive it again and again as an unmerited gift from the Lord. We praise God for this foretaste of the unity of his people and continue hopefully with the work to which he has called us together. For the Council exists to serve the churches as they prepare to meet their Lord who knows only one flock.

В ходе экуменических собраний обнаружилось очень реальное единство; это единство для всех, кто сотрудничает в рамках Всемирного Совета, является наиболее ценным моментом их жизни. Оно существует, и мы вновь и вновь воспринимаем его как незаслуженный дар Господа.(Еще ни одна из еретических и сектантских организаций, входящих в Совет, ни принесла покаяния, а единство уже существует, и «очень реальное» и как «дар Господа», т. е. надо понимать благодатное!) Мы славим Бога за эти начатки единства Его народа и с надеждой продолжаем то общее дело, к которому Он нас призвал. Ибо Совет существует, чтобы служить Церквам, которые готовятся к встрече со своим Господом , который знает только одно стадо.

Конституция Совета и его Регламент, принятые совсем недавно, на последней, Девятой Ассамблее ВСЦ, в Порту Аллегре, в феврале 2006 года,(http://www.oikoumene.org/en/resources/documents/assembly/porto-alegre-2006/1-statements-documents-adopted/institutional-issues/constitution-and-rules-as-adopted.html), вполне естественно, представляют собой документ, гораздо менее насыщенный богословским содержанием. Главное место отведено для подробной регламентации процедурных и прочих организационных моментов и вопросов. По этой причине автор статьи не видит смысла утомлять внимание читателей полным изложением его текста. Однако, и здесь по теме нашей статьи находится нечто весьма интересное (французский вариант текста:http://www.oikoumene.org/fr/documentation/documents/assemblee-du-coe/porto-alegre-2006/1-declarations-documents-adoptes/questions-institutionnelles/constitution-et-reglement-adoptes-par-la-9e-assemblee.html):

II. MembershipЧленство

Churches shall be eligible for membership in the fellowship of the World Council of Churches who express their agreement with the basis upon which the Council is founded and satisfy such criteria for membership as the assembly or central committee may prescribe. The central committee shall consider applications for membership in accordance with Rule I. Могут становиться членами сообщества Всемирного Совета Церквей Церкви (Еще одно свидетельство (другое см. выше, в Торонтской Декларации), что членство в ВСЦ осуществляется всем составом Поместной Церкви. Значит, войдя в состав МП, автоматически, в лоне своей Матери-Церкви, становится членом ВСЦ и РПЦЗ(МП)), принимающие исходные положения, на которых основан Совет, и удовлетворяющие критериям членства, которые могут быть предъявлены Ассамблеей Центрального комитета. Центральный комитет рассматривает просьбы о принятии в ВСЦ согласно статьи I Регламента.

III. Purposes and functions Целиифункции

In seeking koinonia in faith and life, witness and service, the churches through the Council will:(Вофранцузскомварианте: “doivent”)

- facilitate common witness in each place and in all places, and support each other in their work for mission and evangelism;

В ходе усилий, которые они прилагают для реализации «koinonia» веры и жизни, свидетельства и служения, Церкви, через посредство Всемирного Совета, обязаны:

- облегчать друг другу совместное свидетельство (О допустимости совместного свидетельства о Христе с еретиками см. выше в комментариях к Торонтской Декларации) во всяком месте и во всех местах, оказывать друг другу взаимную поддержку в их деле миссионерства и евангелизации;(Что означает «миссионерство»? Всякий понимает, что под этим разумеется проповедь Евангелия с целью привлечения людей в лоно своей Церкви. Итак, участвуя в ВСЦ, РПЦ МП тем самым берет на себя официальное обязательство поддерживать нераскаянных еретиков и сектантов в деле привлечения людей в недра этих погибельных сообществ! Безусловно, с точки зрения святоотеческого православного Предания – это преступление перед Господом. Или, может быть, РПЦ МП вовсе не считает «Церкви-члены» ВСЦ погибельными? Но тогда – это откровенная «теория ветвей», анафематствованная РПЦЗ, и которую на словах отвергает Московская Патриархия).

3. Criteria Theological Богословские критерии (членства в ВСЦ)

3) The church baptizes in the name of the one God, “Father, Son and Holy Spirit” and acknowledges the need to move towards the recognition of the baptism of other churches.

Церковь крестит во имя единого Бога, «Отца, Сына и Святого Духа» и признает необходимость продвигаться к признанию крещения других Церквей.(О том, что это противоречит православному Преданию, сказано выше, в комментариях к Декларации. А о том, что МП отнюдь не обусловливает такое признание покаянием еретиков, говорит недавний скандал в Магдебурге, где епископ МП Лонгин от лица Комитета Православных Церквей в Германии подписал Декларацию о взаимном признании крещения с рядом протестантских и еретических конфессий в этой стране).

4) The church recognizes the presence and activity of Christ and the Holy Spirit outside its own boundaries and prays for the gift of God’s wisdom to all in the awareness that other member churches also believe in the Holy Trinity and the saving grace of God.

Церковь признает присутствие и действие Христа и Святого Духа за пределами своей ограды(Соблазнительное и двусмысленное обязательство, особенно в соседстве с упоминанием несколько ниже о спасительной благодати Божьей) и молится, чтобы Бог умудрил всех осознать, что другие Церкви-члены также верят в Святую Троицу и спасительную благодать Бога.

***

В целом, по мнению автора статьи, краткое критическое исследование представленных документов представляет достаточно свидетельств, что членство в ВСЦ для Православной Церкви неизбежно сопряжено на данный момент и в данных условиях с отступлением от чистоты Православия, от святоотеческого Предания и, следовательно, является экклезиологической ересью.

Протоиерей Леонид Пляц, РПЦЗ, Беларусь.

http://internetsobor.org/sobytiya/sobytyai/yavlyaetsya-li-chlenstvo-vo-vsemirnom-sovete-tserkvej-ekkleziologicheskoj-eresyu

Нравится