«Cука-любовь» | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

«Cука-любовь»

В торговых сетях царит благотворное оживление, в школах шумят вечеринки, на лицах — волнение и ожидание… Россия встречает День Святого Валентина. Вслед за хеллоуином Святой Валентин победно вторгся в русский календарь. И вреда оказывает на порядок больше, чем, казалось бы, очевидно сатанинские хеллоуиновские игрушки.

Почему такая жёсткая оценка? Потому что широкое признание Дня Святого Валентина знаменует собою окончательное воцарение в обществе культа романтической любви в качестве главной и абсолютной ценности. Вредоносность такого культа трудно переоценить. Социологи и культурологи давно заметили: там, где поклоняются романтической любви, уходит на второй план да и вовсе вымирает семья, там всё меньше рождается детей. Казалось бы, от любви дети и родятся! Ан нет, ничего подобного. Когда люди массово подсаживаются на наркотик любви, им уже нет дела ни до чего иного.

Некоторое время назад я помогал своему другу, пытавшемуся устроить личную жизнь через сайты знакомств. Точнее, больше любопытствовал. Потому что это было воистину любопытно!..

Приятель заполнил анкету: так и так, не пью, покладистый, есть стабильный доход, готов принять на свою жилплощадь женщину до 40 лет, имеющую не более одного ребёнка и — это было главное! — желающую и способную родить ещё. Стал заходить на женские странички и знакомиться. Поначалу всё шло неплохо. Но затем он переходил к серьёзному разговору: спрашивал о планах на жизнь, описывал собственные перспективы, включая постройку дома и, конечно же, рождение детей, предлагал обсудить конкретные варианты совместной жизни. И получал в ответ от абсолютного большинства женщин… бурю возмущения! «Ты что, купить меня, что ли, хочешь, как корову?!» — писали ему. Я со смехом читал эти многократно повторяющиеся диалоги. «А я понял потом, чего им надо, — сказал мне однажды приятель. — Оказывается, до всяких серьёзных разговоров надо дать понять, что у меня к ней проснулось сильное чувство… что я невероятно очарован ею по её фоткам и по переписке, и что я до своих 40 лет никогда ничего подобного не испытывал, бла-бла-бла… Вот смотри, я попробовал — работает!!! У взрослых баб инфантилизм полнейший, как в 15 лет! И верят каждому моему слову про внезапно вспыхнувшую любовь, представляешь?! Только мне уже не хочется с такими инфантильными дурищами никакого дела иметь…» Я мог лишь искренне ему посочувствовать.

Кто спорит, любовь — штука бодрящая и для всех приятная. Как пикантная приправа к пище, к простой насущной пище бытия. Но ведь если у нас нет деликатесов, мы едим обычную картошку с ржаным хлебом и подсолнечным маслом, не так ли? Потому что это гораздо лучше, чем погибнуть от голода — ведь последнее будет ещё неприятнее, разве нет? И точно также, если у тебя не случилось любви, или она лучилась не вовремя и не с тем, ты ведь всё равно должна выполнить свою основную программу: продолжиться в детях, неужели не так? Но нет, в этой сфере у нас господствует чудовищный максималистический идеализм. Мы всё отдаём на заклание одной лишь любви. На это мы зомбированы массовой культурой.

Романтическая любовь стала единственной самоцелью личной жизни современного человека. «Дети? — с удивлением спрашивали моего приятеля десятки его собеседниц. — Хм… Ну, это только если мы полюбим друг друга… Надо сначала полюбить… А там, может быть, будут и дети… » Таким образом, дети для них — очень второстепенное полуслучайное последствие любви. Примерно как венерическое заболевание. И это женщины, которые должны грезить ребёнком!.. «А зачем дети, если нет любви?!» — совершенно искренни спрашивали моего друга его собеседницы.

И это были не подростки, а взрослые 37-летние бездетные (!) тётеньки! Которые уже на своём предыдущем опыте должны были осознать, что, согласно научным представлениям, любовь — «это форма существования желез внутренней секреции», что любовь продолжается в среднем полтора года, и затем в лучшем случае переходит в эротизированную дружбу, а в худшем… Все мы это тысячу раз читали и не раз проходили сами, но искательницам любви ни за что не хочется верить… Они стали любовными наркоманками, фанатичными служительницами культа безжалостного Святого Валентина.

Впрочем, большая часть мужчин с увлечением играет в эти же игры. В результате семьи рушатся как карточные домики. А что делать, если пришла новая любовь?! Да такая, что «ничего подобного я раньше не испытывала!..» Во времена моих родителей женщина, ушедшая от мужа из-за новой любви, особенно если есть дети, в глазах общественности закономерно становилась бесстыдной дрянью. Да и мужчина тоже. Сейчас новый роман — вполне легитимное основание для разрушения семьи! А что делать, раз пришла любовь?!

Я не знаю наверняка, в какой степени деструктивный культ любви раздут именно сейчас, в нашем обществе потребления. С одной стороны, в традиционной и русской, и европейской семье вопросы выбора партнёра решались преимущественно родителями и не обставлялись чрезмерными сантиментами. И, кстати, социологи уверены, что такие семьи в результате получаются более счастливыми и гармоничными и уж точно более устойчивыми. На Кавказе, что правильно воспитанная девочка практически неизбежно полюбит своего первого и единственного мужчину, а мужнин контроль и строгая общественная мораль не позволит ей даже думать о ком-то ещё, кроме этого единственного. С другой стороны, тлетворный идеал романтическо-романической любви явно был заложен в европейской культуре издревле. Вспомним проникнутые любовным жаром античные мифы, вспомним рыцарей с пылающим образом прекрасной дамы в сердце, вспомним серенады под балконами красавиц… В жизни такого, быть может, поначалу было немного, но это формировало идеал, которым грезили все кухарки. Ещё со средних веков белый мужчина был готов в любовном раже унизиться перед возлюбленной, в прямом и переносном смысле встать перед женщиной на колени, что, как известно, является метафорой куннилингуса. В итоге современная белая женщина глубоко отравлена мечтой о мужском преклонении перед нею и ждёт его весной и летом, днём и ночью, в юности и до глубокой зрелости, невзирая на свои реальные обстоятельства.

А современная эпоха идеал романтической любви ещё и предельно удешевила: никто больше не хочет хранить преданность возлюбленному 20 лет, как Пенелопа Одиссею или как героиня «Юноны и Авось». Любовь стала скороспелой, повсеместно доступной и удобоупотребимой, как попкорн.

Ничего подобного нет в южных и восточных культурах. Там женщину именно покупают — либо у родителей (девственницу), либо у неё самой (вдову). Колым принят не у всех, главная валюта при этой сделке — сытая, стабильная и надёжная жизнь её самой и потомства. Ни про какую любовь здесь речи не идёт. Обман в таких сделках весьма редок, это любовь обманывает нас с вами сплошь и рядом. «Ах, как неромантично!» — пожалеют своих бедных азиатских подруг наши женщины. Пожалейте лучше самих себя, дурочки! И отправляйтесь дальше разгребать последствия своих роковых романов с алкоголиками, бездельниками и безответственными лузерами.

Я довольно много общаюсь с кавказцами и азиатами. И точно знаю, что всерьёз сказать слово «любовь» азербайджанцу или таджику нельзя, выйдет себе дороже — сразу прослывёшь несерьёзным человеком, чудаком, с которым не имеет смысла вести настоящий мужской разговор. Мне известно, что слово «любовь» у них используют только девочки-подростки и только между собой, а никак не при мужчинах и только лет до 15, пока не повзрослели.

Я уверен, что в очевидном сегодняшнем поражении белой цивилизации в конкуренции с чёрной культ романтической любви был нашей коварнейшей пятой колонной, изничтожившей нас с тыла.

Тут же, правда, приходится уточнить нюансы. У европеизирующихся, иначе говоря разлагающихся сейчас армян и грузинов в последние десятилетия романтическая любовь всё-таки тоже пустила в культуре свои ядовитые побеги. Процесс ещё в начальной стадии, любовь там ещё, например, не является легитимным оправданием до- и внебрачного секса, как у нас, но коготок уже увяз, и значит всей птичке скоро пропасть… Результат экспансии идеала романтической любви в культуру уже налицо: оба этих народа тут же стали работать в минус в демографическом отношении. В отличие от их соседей-азербайджанцев, численно растущих как на дрожжах и использующих «любовь» только прикладным образом для убалтывания русских дурочек. Сейчас этнологи уже подсчитывают, через сколько десятилетий грузины и армяне потеряют в Закавказье свои геополитические позиции. Спасибо тебе, любовь.

Вера же русских женщин в любовь просто несокрушима. Вроде бы уже лет в 35 нужно понимать, что если ты бездетна, то надо наисрочнейшим образом любыми средствами устраивать свою жизнь, пусть уже без романтического тумана и без брызг шампанского. Нужно осознать, что цветы, шампанское и романтическая любовь — не главное в твоём положении. Да что там главное — в твоём положении не до любви! Но ничего подобного! Каждая у нас и в 45 уверена, что ещё встретит своего прекрасного, благородного и бесконечно преданного Ромео. До упора днём с огнём методом проб и ошибок она ищет свою идеальную обетованную «вторую половинку», вопреки всякому здравому смыслу ждёт принца на белом коне — ведь Святой Валентин всем его обещал! И дождётся очередного пьяницу и альфонса. А потом и самого товарища Климакса. Взрослеть-то ведь надо, бабоньки милые! Но нет, они не хотят взрослеть, они хотят только любить, как в 15 лет. И во множестве остаются одинокими и бездетными, поскольку не могут выбраться из засосавшего их мира любовных грёз.

Среди моих знакомых сверстниц, городских женщин около 40, согласно моим подсчётам, около половины (!) не имеют детей. Но какое это имеет значение, зато у всех у них была в жизни великая любовь. У некоторых даже по многу раз. Правда, самая великая всё же ещё не пришла. Ждите, девчонки, конечно же, она будет следующей!.. С Днём Святого Валентина!

Роман Юшков, кандидат наук, член Союза журналистов России

«Cука-любовь»

Нравится