Il Foglio. Этот вопрос решил Путин | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Il Foglio. Этот вопрос решил Путин

От мощей святого Николая до церквей Франции: президент бросает вызов Западу, превращая Россию в мировой полюс христианства.

Putin, il Santo Bevitore.  Джулио Меотти (Giulio Meotti), Il Foglio,05/06/2017

 «Православные церкви постоянно расширяют свое влияние в востоку от Эльбы», — пишет в журнале First Things Филип Мазурчак (Filip Mazurczak). «Россия снова открывает для себя православие. Влияние патриарха Кирилла растет, постоянно вновь открываются монастыри и приходские церкви, все большее число русских верят в Бога, все больше молодых людей выбирают религиозное призвание».

Грейс Дейви (Grace Davie), британский социолог, предложила определение «верить, но не принадлежать», характеризующее западных европейцев. В Восточной Европе и России, подчеркивает Центр Pew, можно говорить о том, что люди «принадлежат, но не верят». Россия в этих странах рассматривается как своего рода «буфер», религиозно-идеологический барьер против западной культуры. Опрошенные согласились с утверждением, что «сильная Россия нужна, чтобы уравновесить влияние Запада». И это верно не только для стран российской сферы влияния. Даже в Греции с этим утверждением согласны 70% населения, несмотря на то, что страна является членом Европейского Союза.

Процент русских, называющих себя православными христианами, значительно вырос после распада Советского Союза — с 37% в 1991 году до 71% в 2017. «На Россию ориентируются в самых разных аспектах: геополитическом, культурном, религиозном и экономическом», — заявил Неха Сахгаль (Neha Sahgal), один из руководителей исследования. В экономическом отношении столкновение поразительно, учитывая, что в прошлом многие из этих стран находились во власти коммунистических режимов. Файфер Нобл (Pheiffer Noble), специалист по российской политике, в разговоре с Atlantic добавила: «среди русских бытует мнение, что они сохраняют культуру».

«В российской культуре существует свой канон, и он впечатляет, — сказала Нобл. — У них есть Толстой, Достоевский, иконография, идея страдания, выступающая в функции культурной ценности, и они чувствуют, что одерживают в этом победу».

В последние несколько лет политика российского президента Владимира Путина отличалась наличием мощного идеологического заряда: Россия как оплот христианства против постхристианского и релятивистского Запада. С этой целью Путин сделал ставку на культурную политику, основанную на иконах, мощах святых, церквях и монастырях, которые специалисты назвали «духовной службой безопасности», а также идеологическое слияние государственных аппаратов и православной церкви, прозванное критиками «министерством религиозной пропаганды», вплоть до использования «религиозной дипломатии» (и ограничения религиозной свободы в России, распространяющегося на неправославные конфессии).

Недавно Путин символически поцеловал реликварий, где хранится 13-сантиметровый фрагмент левого ребра святого Николая. Реликвия была доставлена из Бари в московский Храм Христа Спасителя, где она останется до 12 июля, после чего ее до 28 июля увезут в Санкт-Петербург. Мощи святого, почитаемые как католиками, так и православными, вернутся потом в Бари, где хранятся вот уже 930 лет. За три дня в Храме Христа Спасителя побывали 100 тысяч верующих, желающих помолиться у мощей святого Николая.

В ходе своего визита к французскому президенту Эммануэлю Макрону Путин посетил аванпост православной церкви во Франции. Это «российский православный духовный центр», включающий в себя начальную школу, выставочное пространство, зону отдыха и, главное, большой собор Святой Троицы. Храм возвышается на 37 метров. Путин оказывал давление, чтобы получить разрешение на его строительство, и потратил на него 170 миллионов евро. Несколько дней назад он впервые побывал там, зажег свечи, поцеловал русские иконы, поздравил глав русской православной церкви в Париже. При этом присутствовала Рашида Дати (Rachida Dati), бывший министр юстиции Франции.

Год назад Путин финансировал также реставрацию Собора святителя Николая Чудотворца в Ницце: это крупнейший и самый важный собор русской православной церкви, находящийся за пределами «родины». На его открытии и торжественном богослужении присутствовали посол России в Париже Александр Орлов, доверенные лица Кремля, а также мэр Ниццы Кристиан Эстрози. Реставрация собора стоила более 15 миллионов евро.

Полгода назад российский патриарх Кирилл, большой союзник Путина, летал в Лондон, чтобы освятить Успенский кафедральный собор в английской столице. Историческая церемония стала одним из кульминационных моментов визита патриарха Кирилла, который впервые посетил Лондон в роли главы РПЦ.

Когда Путин в 2012 году стал президентом, он принял участие в передаче Новодевичьему монастырю древнейшего списка Иверской иконы Божией Матери, принесенного на Русь с Афона в 1648 году. Как раз в Афон Путин вкладывает большие средства. Он лично дважды бывал там в 2006 и 2016 годах. Это мир, богатый мистическими, а также материальными сокровищами, учитывая, что в библиотеках монастырей хранятся бесценные документы, например, рукопись «Географии» Птолемея. Путин финансировал русский монастырь Пантелеймона, где живут 70 монахов. Российский президент не пропускает духовные паломничества в Тихвинский монастырь, где он чтит одну из наиболее почитаемых в России икон Богоматери, а также на Соловки, остров в Белом море, где находился один из крупнейших монастырей, знаменитых тем, что там был расположен ГУЛАГ где размещались верующие заключенные, в частности Павел Флоренский. Именно на Соловках в связи с годовщиной распада Советского Союза Путин сформировал свое в некотором роде кредо, делая ставку на возвращение России к «истокам христианства» и «нравственным основам жизни».

Также совершаются паломничества в Екатеринбург, где были казнены Романовы, в том числе царь Николай II. В 2005 году Путин вновь объявил государственным праздником день освобождения России от поляков, который отмечался при Романовых. Путин заказал масштабные торжества, посвященные 400-летию дома Романовых, а православная церковь канонизировала Николая II.

Даже в отношениях с Ватиканом Путин часто опирается на иконы. Иоанн Павел II в 2004 году передал России икону Казанской Божьей матери, самое почитаемое изображение на востоке Европы. Российский президент, в свою очередь, передал в дар папе Франциску икону Владимирской Божьей матери, одну из самых почитаемых в православной церкви. Когда папа римский отходил от стола с дарами, Путин остановил его, спросив: «Вам нравится икона?». Бергольо ответил утвердительно. Тогда Путин осенил себя крестным знамением и поцеловал изображение Богоматери.

Путин часто ездит в Сергиев Посад. Местный монастырь является местом паломничества верующих со всей России, они приезжают сюда почтить преподобного Сергия Радонежского, одного из наиболее почитаемых святых в православной церкви. Даже в Сирии, ставшей жертвой страшной гражданской войны, окружение Путина делает большую ставку на восстановление монастырей и христианских культовых зданий. «Мы впервые смогли приехать в этот город в роли паломников», — рассказал российский парламентарий Дмитрий Саблин в христианском городе Маалула, долго находившемся в осаде исламистов.

«То, что мы увидели здесь, трудно поддается описанию, — заявили агентству Интерфакс посетившие этот город депутаты Государственной Думы. — Священные места разрушаются, сжигаются храмы. И все это происходит в XXI веке. Мэр города Маалулы и настоятели монастыря сказали нам, что хотели бы, чтобы город посетил Путин».

Русская православная церковь часто служит для Путина посредником. Вице-президент США Майк Пенс (Mike Pence) недавно встретился с митрополитом Илларионом, «министром иностранных дел» российской церкви. Путин предпринимает активные действия также и в области кинематографа, финансируя в России такие фильмы, как «Гибель империи: византийский урок», автором которого является Тихон Шевкунов, духовник Путина. Шевкунов рассказывает, как русские унаследовали «главное сокровище Византии» — не золото, а православную веру.

Путин всегда выбирает подходящий момент, чтобы показаться на богослужении. Однажды он ошарашил своим появлением прихожан небольшой церкви в Тургиново в 150 километрах от Москвы. Там когда-то крестились родители президента. Куда бы он ни ездил, например, к своему венгерскому сопернику Виктору Орбану (Viktor Orban), Путин, помимо подрядов, всегда добивается заключения соглашений о реконструкции старых православных храмов, разрушенных при коммунизме. Где бы ни находились значительные православные сообщества, там возникает множество храмов. Так, например, Румыния стала центром такого религиозного пыла: там каждый месяц завершается работа над новыми культовыми строениями. Кафедральный собор в Бухаресте, когда будет закончены строительные работы, станет самым высоким религиозным строением во всей юго-восточной Европе.

Только что в сербскую столицу был доставлен первый фрагмент огромной мозаики, предназначенной для украшения большого православного храма Святого Саввы в Белграде, одного из самых грандиозных и величественных на Балканах. Большая мозаика получила одобрение Путина, она оценивается в 4 миллиона евро, и значительная ее часть финансировалась энергетическим колоссом Газпром.

В России Путин следил за реконструкцией около 23 тысяч церквей, прежде разрушенных или заброшенных. На этой неделе Путин участвовал вместе с московским патриархом в церемонии освящения нового храма в Сретенском монастыре в честь Воскресения Христова и Новомучеников и исповедников Церкви Русской. Храм посвящен жертвам коммунизма.

Москва ставит перед собой цель «вернуть население России к христианству», но это — не единственная ее задача. Это разъясняет в Англии близкий к Москве православный архиепископ Эндрю Филлипс (Andrew Phillips), рассказавший о мечтах Российской Федерации и московского патриархата: «Вернуть Запад в лоно христианства». Как считает Филлипс, практикующих православных сейчас больше, чем католиков и протестантов, которые исчезают в процессе секуляризации. «Западная Европа стала территорией христианской миссии, — написал Филлипс. — Мы должны построить тысячу православных церквей в Западной Европе. Да, именно тысячу. В каждом городе, насчитывающем 100 тысяч жителей, должна быть православная церковь».

Само собой разумеется, что «Европейский союз превратился в огромный атеистический, антидемократический блок, подпитываемый гуманистическим либерализмом». Как писал в журнале First Things Дэвид Голдман (David Goldman): «С триумфом секуляризма в Западной Европе вполне можно себе представить, что Россия станет самым христианским государством на нашем континенте».

Естественно, что путинские олигархи с радостью оказывают помощь церкви. Светлана Медведева, жена российского премьер-министра, и Ирина Абрамович, бывшая жена олигарха, активно занимаются новым христианским прозелитизмом. Член Государственной Думы и близкий к Путину олигарх Иван Саввидис финансирует многие церкви в Греции. Еще один церковный меценат — это Олег Дерипаска, он же — алюминиевый магнат. Дерипаска возродил православное сообществе в английском Манчестере. Церковь поддерживает и Владимир Якунин, возглавляющий Российские железные дороги и организовавший транспортировку фрагментов креста святого Андрея на Украину.

Россия — единственное государство, которое занимается сегодня финансированием церквей в Европе. Примерно то же самое исламские страны проделывают в отношении мечетей. Даже большая рождественская ель в Соборе Парижской Богоматери была предложена Франции Россией. Патрик Жакен (Patrick Jacquin), настоятель собора, сказал, что у него нет необходимых для ее оплаты 80 тысяч евро. И этот вопрос решил цезаропапист Путин.

Перевод Иносми

Нравится