Кто белый, а кто нет (ответ Елене Семёновой) | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Кто белый, а кто нет (ответ Елене Семёновой)

Конференция правых сил Самары, состоявшаяся в ночь с 5 на 6 августа 2017 года, вызвала бурную реакцию врагов Свободной России. Которую неделю слева доносится лай всевозможной «антифашистской» общественности: коммунистов, социал-демократов, путинских патриотов и левых либералов. «Оппозиционеры» перебрёхивают «охранителей», что, впрочем, неудивительно, т.к. весь самарский политикум переливается 50 оттенками красного. Одни акцентируют внимание на «героизации нацистских пособников», имея в виду капитана В.А. Ларионова, именем которого было названо наше мероприятие. Другие недовольны подчёркнуто антисоциалистическим и, выражаясь словами Владимира Авдонина, «антипаразитарным» духом конференции: ишь ты, не хотят простые самарцы кормить почитателей Сталина и Путина! Всё сходится, если учесть, что невдалеке от того места, где мы расположились у костра, полыхало в 1919 году знаменитое Чапанное восстание поволжских крестьян против грабительской продразвёрстки. Воспоминания о крепком крестьянском подзатыльнике заезжим комиссарам не может не навевать грусть на разномастных утопистов – поборников новых экспроприаций во имя «социальной справедливости» или «державного сапога». Наконец, кому-то померещилось, будто бы в Жигулёвских горах бродит призрак «русского Майдана». Недостаточная эрудированность зрительской аудитории Киселёва мешает ей понять, что наш призрак будет пострашнее – во всяком случае, флаги Евросоюза, мозолившие глаза настоящих украинских националистов (не путать с национал-либералами) на Майдане, среди самарских непримиримцев почётом не пользуются. Как и стилизованные «под георгиевскую ленту» ядовитые полотнища НОД, кощунственная (св. Георгий + пентакль) символика «Бессмартного (бесовского?) полка», КПРФовские кумачи и прочее левацкое тряпьё.

Из всех негодующих отзывов я бы хотел подробно остановиться на статье Елены Семёновой «Бастион правой идеологии» под жовто-блакитным флагом. (Следите за руками)» (см. http://rys-strategia.ru/news/bastion_pravoj_ideologii_pod_zhovto_blakitnym_flagom_sledite_za_rukami/2017-08-14-3521). Данный пасквиль опубликован на сайте «Русская стратегия», ресурсе, близком к лискинскому лже-РОВС («Редкий Образец Ватного Сумасшествия» как расшифровывают его некоторые острословы). От прочих «антифашистских» шедевров статья Семёнова отличается потугой раскритиковать самарскую конференцию с позиций т.н. «белого патриотизма». И Семёнова, и подвизавшийся в ДНР политруком Лискин претендуют на статус продолжателей белой борьбы, своего рода монополистов на этом идеологическом поле. Указанная статья интересна в двух аспектах: как пример окончательной и бесповоротной деградации «бело-советской», «бело-патриотической» мысли (если там вообще когда-то была какая-то «мысль») и как образец совершенно наглой подтасовки фактов.

Без фальсификации никак
Подтасовка начинается уже с картинки, сопровождающей статью: фото «Непримиримой колонны» на марше 1 марта 2015 «отфотошоплено» так, что за спиной активистов реют не русские триколоры, а украинские жёлто-синие прапоры, которых в колонне вообще не было. Конечно, флаг под которым сражались с большевизмом лучшие сыны украинского народа – от армии Гетьманата до 14-й дивизии СС «Галичина» – не способен испортить ничью акцию. Но русские националисты имеют свой собственный флаг, хоть и украденный необольшевистским режимом. Кое-кто ждёт от нас отказа от русской национальной символики – и ждёт напрасно; триколор наш, а не ваш, не путинский и не лискинский.

Советский колхоз под вывеской «РОВСа», сутулый и затрапезный Лискин в роли «Врангеля наших дней»… Отдающий лёгким ароматом советчины сайт «Русская стратегия», следуя этой логике, замышлялся аналогом журнала «Часовой». По топорному же уровню фальсификаций он больше походит на жёлтую «Комсомолку». Или, в крайнем случае, на большевицкий официоз времён советско-германской войны. Плакат «Der Russe muβ sterben, damit wir leben» («Русский должен умереть, чтобы мы жили») был закреплён на фотографии с немецкими солдатами при помощи иных технических средств, нежели украинские флаги за спинами непримиримцев. Но, при всей разнице ситуаций, фальсификаторы вышли из одной «обоймы», из одной школы советско-патриотического «фотошопа».

Не обошлось без «изюминки». Комментируя изображения на самарском баннере, Семёнова искренне печалится за «расстреливаемых в Венгрии в 1956 г. безоружных советских офицеров, заслоняющихся от летящих в них пуль». Такое фото действительно украшает символику самарских непримиримцев. Но на нём – и это стыдно не знать образованному человеку – запечатлены не советские офицеры-оккупанты, а местные палачи – венгерские чекисты. Этих-то паразитов, у которых руки по локоть в крови, и расстреливают венгерские повстанцы. В принципе, для антикоммунистов не столь важно, какой именно сорт красных нелюдей отправлять на тот свет – советских ли офицеров или венгерскую гэбню. Поистине странно, что для госпожи Семёновой расправа над красными – предмет какого-то переживания. В связи с этим надобно напомнить, что белоэмигрантский журнал «Часовой», аутентичный орган РОВС, занимался в 1956 году тем, что информационно обслуживал венгерских повстанцев – достаточно полистать журнальную подшивку. Провенгерскую позицию заняло большинство русских национальных организаций, а также немногие честные русские люди из рядов советской армии: их отказ стрелять по венгерским патриотам был широко освещён мировыми СМИ. Насколько я понимаю, мнение «белой патриотки» Семёновой здесь расходится с мнением «Часового», белой эмиграции, реального (а не лискинского) РОВС, не говоря уже про венгерское правоконсервативное правительство Виктора Орбана, которое в прошлом году выразило озабоченность хамским, просоветским освещением тех событий в передаче пропагандиста Киселёва. Честь советских офицеров – пусть даже фантомных – у «белой патриотки» на первом месте.

Суррогатный «патриотизм» вместо Непримиримости
Беглого взгляда на статью достаточно, чтобы «схватить» её основную идею. Идея эта не нова и заключается в отстаивании имманентных «национальных интересов России» от внешнего и внутреннего врага. Внешним врагом выступают американцы и украинцы, внутренним – белые радикалы, в частности те, которые с 5 на 6 августа собрались на Царёвом Кургане под Самарой. Так, стоп, а в чём же тогда отличие «бело-патриотической» картины мира от стандартной советской? В воображении как обычных совков, так и совков с приставкой «бело-», злокозненные «западные разведки» работают над «расчленением нашей Родины», пользуясь при этом услугами «бандеровцев» и «белобандитов». Означает ли это, что риторика Семёновой неотличима от риторики Соловьёва и, страшно сказать, Кургиняна?

Сами белосовки приведут кучу аргументов, уверяя нас в изначальной укоренённости этого всеядного «патриотизма» в белом дискурсе: в тысячный раз процитируют Ильина, сошлются на мемуары Деникина, вспомнят убийство Келлера петлюровцами и предательство поляками Врангеля. Всё это очень интересно и местами даже справедливо (например, про неприглядные действия некоторых представителей Антанты – особенно в Сибири), но давайте спросим в лоб: современные белые должны бороться против красных или против кого-то другого? С кем сражались Корнилова, Колчак, Врангель – с англичанами, американцами, эстонцами, поляками или всё-таки с большевиками? В ответ нам раздастся неразборчивое блеянье. Трудно обосновать парадокс, при котором называющие себя «продолжателями Белого Дела» находятся на побегушках у донбасских боевиков, чья основная цель, согласно их же декларациям – защита советского наследия, советской идентичности на Донбассе.

Белосовкам не выпутаться из этого неснимаемого логического противоречия, но за годы полемики им удалось выработать весьма колоритную аргументацию. Оказывается, белые должны пожертвовать своими убеждениями (не говоря об элементарной чести и личной гигиене) и влезть в один окоп с почитателями Ленина и Сталина – «ведь важны не знамёна, а интересы России!» Ладно, допустим «белые» из самопального «РОВСа» опустились до таких низин постмодернистского безумия, что не видят ничего зазорного в соседстве двуглавого орла с серпом и молотом. Согласимся, что «символика не важна», и краснота ополченцев ДНР может каким-то образом сочетаться с «верностью исторической России». Но ведь большевизм террористических «республик» проявляется не только и не столько в их идейно-символическом обрамлении. Донбасский просоветский сепаратизм от начала и до конца – дело рук кремлёвской чекистско-олигархической клики. Глупо в упор не замечать того, что давно видит весь мир: войска РФ стоят на востоке Украины, луганские и донецкие «атаманы» сменяются и увольняются (убиваются) по инициативе Москвы, ФСБ и ГРУ культивируют сепаратизм на подконтрольных украинскому правительству территориях и т.д. С помощью этой войны криминальный режим Путина надеется удержать Украину в когтях Красного Дракона. Почему белые должны помогать ему, или Путин и его банда тоже отстаивают «интересы России»?

Белосоветские пропагандисты вроде Семёновой давно сдали Белую идею в утиль. Нет, само словосочетание «Белая идея» осталось, но означает оно нечто прямо противоположное. Вместо тотальной войны против советского мира – аморфное «отстаивание национальных интересов». О каких «национальных интересах» может идти речь, если вся власть в России принадлежит абсолютно антинациональному элементу – краснозвёздой сволочи в погонах, кучке держателей активов и их выводку? Можно сколь угодно изливать свою ненависть к непримиримцам за их «русофобию», «пораженчество», «пособничество врагам России», но именно они, отказавшись идти на поводу у реставраторов сталинщины, спасли Белое Дело от растворения в небытии. «Национальные интересы», «единая-неделимая», «противодействие сепаратизму» – всё это вещи для белых факультативные и необязательные. Невозможно защищать национальные интересы чужого государства, коим для русских является путинская «Россия», жестоковыйная и непредсказуемая «родина-мачеха». Противодействовать здоровому антисоветскому сепаратизму (пусть и с неизбежными – увы – антирусскими нотками) соседних народов – преступно и аморально. Если некоторых «белых» тяготит невозможность оправдания неосталинской политики Кремля в рамках белого дискурса, то не проще ли назваться как-то иначе? Не белыми, а, допустим, «новыми сменовеховцами»? Или поступить ещё проще: не выдумывая лишних сущностей пойти в оболваненный народ и раствориться там в блаженном экстазе официального «патриотизма?

Навальный и Лискин – есть ли разница?
Семёнова обвиняет нас в сговоре с ультралибералами. Хоть у меня нет права говорить от имени самарских правых, не в моих правилах пассивно созерцать ложь о комбатантах. Скажу так: непримиримцы Самары стоят особняком от всей тамошней «либеральной оппозиции» и не питают никаких иллюзий насчёт новых «керенских». Семёнова намеренно смешала в кучу навальнистов, «Парнас», «Новую Оппозицию» Гальперина. Но самарский фан-клуб Навального не возражает против оккупации Крыма, запросто участвует в акциях КПРФ и как по идеологии, так и по уровню мероприятий бесконечно чужд местным «ларионовцам» (на конференции приверженцы Навального присутствовали на правах наблюдателей). Да, Владимир Авдонин на минувших выборах воспользовался преимуществами баллотировки от «Парнаса» – при этом максимально дистанцировавшись от руководства партии и ведя свою игру. Итог: «Парнаса» в Самаре (да, похоже, и в Москве) уже нет, а Владимир Авдонин есть и здравствует. Обременённая бытовым советизмом «Новая Оппозиция» скорее протянет руку Гиркину – он ведь, как и Мальцев, испытывает пиетет перед усатым семинаристом-недоучкой. Таким образом, весь псевдо-оппозиционный паноптикум – от «классических» либералов с инструкциями из московского штаба Навального до «антиавторитарных» леваков-троцкистов – настроен враждебно по отношению к Авдонину и его кругу белых непримиримцев.

Таковы факты, которые, как видим, разительно расходятся с ложью Семёновой. Между Авдониным и Навальным нет ничего общего, хотя бы потому что Авдонин за десоветизацию, а Навальный считает её «пустой тратой денег». А вот есть ли общее между Навальным и Лискиным? Оба сотрудничают с коммунистами – питерская стоянка бомжей, более известная как «Музей Новороссии» избежала закрытия благодаря заступничеству депутата от КПРФ Воронцова (см. https://kprf.ru/dep/reg/151542.html). Сам Лискин неоднократно ораторствовал на митингах в окружении красных тряпок – точно так же, как некоторые деятели Партии Прогресса в Самаре. Лискин высказался за демонтаж мемориальной доски «самостийнику» Маннергейму – ещё одно пересечение с некоторыми «оппозиционерами», для которых эта доска стала символом «реабилитации гитлеровских коллаборантов неофашистским режимом Путина» (sic!). Возникает резонный вопрос: так ли далеко друг от друга либералы и «белые патриоты»? И те, и другие противятся бескопромиссному искоренению советчины во всех её институциональных, идеологических и символических проявлениях, и предпочитают концентрироваться на чём-то другом, будь то коррупция или «единая-неделимая».

Пользуясь случаем, попробую обратиться к госпоже Семёновой (лишь чувство вежливости мешает мне произнести слово «товарищ», хотя данная госпожа уже давно пребывает в красном лагере). Елена Владимировна! Вы, вместе с Игорем Борисовичем, очень любите ругать Кургиняна и «Суть Времени». Но разве вы не по одну сторону баррикад с Кургиняном? Он, как и вы, за аннексию Крыма. Он, как и вы, за донбасских сепаратистов. Он, как и вы, против «проклятого Запада». Он, как и вы, против «неовласовцев» и «неокрасновцев». Он, как и вы, призывает к репрессиям против «пятой колонны» и «русофобов». Всё это ключевые вопросы, по которым определяется общность взглядов. Так вот: у вас с Кургиняном общие взгляды. Отдельные стилистические детали погоды не делают: обряжай гиви и моторолл хоть в корниловские мундиры, хоть в будённовки (судя по имеющимся фотографиям донбассцы предпочитают будённовки, в форме корниловцев ещё никто замечен не был) – всё равно они останутся утробно-советскими людьми и будут воспроизводить советские практики.

***
Вы говорите о том, что надо «быть со своим народом». Этот «народнический» мотив сквозит во всех ваших статьях. Но вы умалчиваете, что Белое движение тоже было против народа. Не в том смысле, в каком «антинародность» белых расписывалась большевистской пропагандой, нет, работающие гражданские институты, частная собственность, православная вера и высокая культура не способны никому навредить. Вот только самому народу эти идеалы Белого Дела оказались неинтересными, ненужными, а порой и прямо враждебными. Поэтому в годы Гражданской войны большинство русских выбрало роль пассивных наблюдателей, очень большая часть вступила в Красную армию, и только совсем микроскопический процент присоединился к белой борьбе. Если в 1920-1930 гг. народное, массовое, «низовое» сопротивление коммунизму (больше под зелёными, чем под белыми лозунгами) имело место, то к началу советско-германской войны сталинская социальная инженерия добилась желаемой цели: возник русскоязычный советский народ. Атаман П.Н. Краснов, отвечая на рыдания «оборонцев», переживавших за «судьбинушку народную» в условиях потенциального господства немцев в освобождённой от коммунизма России, писал о последствиях социального конструирования в СССР: «Когда пришло на Россию такое время, что «Бог не у места» не стало и России. Там, где была она – там уничтожение всего русского, истребление интеллигенции, духовенства, учителей, уничтожение сильных и крепких людей, уничтожение казаков, домовитых и трудолюбивых крестьян и создание серенького, безличного, затравленного стада натасканных «на технику», «орабоченных» людей, штукарей стахановцев… И под ними чуть теплится, ожидая избавления, несчастный русский народ, не смеющий и слова сказать…» («На Казачьем Посту», 15 декабря 1944 года, № 40).

То есть русский народ в «советской (ныне путинской) России» находится в меньшинстве. Я этот реликтовый русский народ недавно видел в Самаре. А вот на Донбассе русского народа нет, зато есть описанные Красновым «серенькое стадо». Неужели Вы, Елена Владимировна, надеетесь пробудить в этом «стаде» тёплые чувства к Колчаку и Корнилову? Боюсь, это невозможно. Народ воспринял «возвращение Крыма в родную гавань» и прочие кремлёвские эскапады как долгожданное «возрождение державы», непременно советской. «Возвращение России на её исторический путь» тут не причём. В 2014 она твёрдо встала на путь обольшевичивания, и если до «крымнаша» господствовала мода на некий синтез сталинизма и монархизма, то сейчас процентное содержание «белосоветского» в неосоветском стремительно приближается к нулю – настаёт ренессанс «чистого» большевизма. Вы хотели с помощью Крыма и Донбасса научить народ уважать Деникина – в результате он вспомнил о былой любви к Ленину и «комиссарам в пыльных шлемах». Снос памятных досок Маннергейму и Колчаку, провал попыток переименовать станцию метро Войковская, открытие нескольких памятников Дзержинскому и т.д. – все эти тревожные знаки напрямую связаны с захлестнувшей РФ «патриотической» истерией. Другого «патриотизма», кроме советского, здесь нет и не предвидится.

Совсем не обязательно «ненавидеть» народ, просто надо помнить, что он не наш, что он имманентно против нас, против белых. Но Вы, Елена Владимировна, не белая. Вы «народница», «сменовеховка», ваша идеология – это идеология «оборонцев» (Керенского, Милюкова, Маклакова и прочих представителей левого, либерально-социалистического крыла эмиграции). Ваша статья появилась далеко не случайно – Вы прекрасно понимаете, что подлинная угроза для пестуемого вами белосоветского «патриотизма» исходит со стороны непримиримых белых. Со стороны тех людей и политических сил, которых не купишь за «белогвардейские» цацки. Знаю, Вы упрекнёте нас в якобы «депрессивности» и «пессимистичности» нашей идеологии. Если бы мы были пессимистами, то давно бы покинули пределы нашего оккупированного Отечества, многострадальной России. Впрочем, некоторые из нас под давлением спецслужб – путинских спецслужб, а не мифических «иностранных разведок, готовящих развал России» – выехали за границу и там, вдалеке от родной земли, сохранили свою русскость. Большинство, тем не менее, пребывает в Подъярёмье. Почему? А потому, что советизм не вечен. Рано или поздно, большевистский миропорядок, на котором держится «единая-неделимая» Левиафания, рухнет – такова участь всякого противоестественного, антиприродного конструкта. Тогда наступит наше время – время белых русских конкистадоров, насаждающих свой порядок среди дикарей, оставшихся без хозяина. Их хозяевами, а заодно воспитателями и социальными инженерами станем мы. Для того чтобы жить среди тотально осовеченного народа и верить – нет, пожалуй, твёрдо знать о грядущем торжестве Белой идеи, надо быть неисправимым оптимистом. Пессимист же тот, кто за «мелкий прайс» продаёт белое наследие чекистам и олигархам, в надежде что те, прибрав к рукам Крым, «воскресят» историческую Россию.

Повторюсь: критерий верности Белому Делу только один – быть против красных. Всегда против красных, под какой бы личиной – «патриотической», «националистической», «либеральной», «православно-монархической» – они не скрывались бы. Критерий безошибочный и неумолимый. И Вы, Елена Владимировна, ему не соответствуете.

Ф.М.
http://www.mn-soc.com/2017/08/24/1103/
Нравится