ПАГАНИЗАЦИЯ РУСИ | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

ПАГАНИЗАЦИЯ РУСИ

Почему крещенские купания столь популярны в РФ?
Традиция крещенских купаний в РФ в нынешнем, 2018-м, году достигла своего рода апофеоза: в иордань полез не только великий и незаменимый Путин, но и Ксения Собчак. Последнее даже более примечательно. Будучи как бы кандидатом на как бы выборах, в последнее время госпожа Собчак радует публику демонстрациями какой-то карикатурной близости к народу. Например, катается в метро или на автобусе. Теперь же полезла в прорубь. А это значит, что в общественном сознании такое действо считается народным обычаем, к нему нужно приобщиться, чтобы быть, как все. Значит ли это, что на русской земле идет возрождение Православия? Увы, это значит прямо противоположное.

В изначальной своей форме, однако, эта традиция не несла в себе ничего дурного. Богослужебный строй Православной Церкви в значительной степени построен на «изображении» тех или иных библейских событий или даже богословских смыслов – пение церковного хора символизирует ангельское пение, Евангелие в руках священника (а в некоторых случаях, и сам священник) – Христа, каждение символические обозначает присутствие Святого Духа, и т.д. Поэтому нет ничего предосудительного в том, чтобы в день Крещения Господня, как и две тысячи лет назад, люди, ищущие покаяния и спасения души, окунались в иордань – также, как окунались в Иордан с большой буквы кающиеся грешники, слушавшие проповедь Иоанна Крестителя.

В общий, это красивый и глубоко символичный обычай. Но – не более того.

И вот тут возникает вопрос: почему в современной РФ он приобрел такую популярность, что даже Ксения Собчак, дабы показать свою близость к ширнармассам, полезла в прорубь? Связано ли это с укреплением христианским ценностей? Массовой православной религиозностью?

Очевидно, что нет – ибо никакого укрепления и массовости тоже нет. Показательно, что в 2017 году на пасхальные богослужения в РФ пришло, по данным МВД, 4,3 млн. человек – менее 3% населения страны. Логично предположить, что регулярно исповедуются и причащаются еще меньше людей. Но даже если исходить из того, что МВД РФ по каким-то своим странным соображениям занижает статистику, и увеличить имеющиеся показатели вдвое, то и тогда количество так называемых практикующих православных, всех юрисдикций, едва ли превысит 5% населения.

Если же Православие исповедуют 5%, то что же забыли в проруби остальные 95%?

И вот тут-то мы выходим на очень интересный феномен. На протяжении последних примерно пяти лет соцопросы фиксировали стабильный прирост тех, кто называл себя православными. При этом уже в 2012 году было замечено, что примерно 30% из тех, кто обозначил себя как православного верующего, считает, что Бога нет. В 2014 году опросы показали, что среди этих же «православных» почти никогда не причащались 61%, еще 14% – реже одного раза в год, и лишь 2% – раз в месяц и чаще.

Цифры весьма красноречивые. И, дойдя до них, леволиберальные «аналитики» выдают пару шаблонных фраз – мол, для всех этих людей Православие – это просто некий обычай, традиционализм и державность – и ставят точку. Которую, меж тем, ставить рано. Ибо дело обстоит куда сложнее – и куда серьезнее.

Из того факта, что значительная часть «православных» обитателей РФ не верит в существование Бога, вовсе не следует, что они вообще ни во что не веруют. Обрушение возвышенной христианской религиозности, с ее колоссальным философским и культурным наследием, отнюдь не ведет, автоматически, к замене ее атеизмом. На смену ей приходит не безбожие, а новая религия, но крайне неразвитая и примитивная.

Вам угодно доказательств? Что ж, здесь можно было б помянуть и Честертона, и поковыряться со статистикой, но не легче ли просто вспомнить конец 80-х – начало 90-х годов прошлого века? Когда миллионы советских граждан, номинальных атеистов, жадно внимали Кашпировскому и заряжали от Чумака воду с одеколоном. А потом, несмотря на вечную нехватку денег, все же находили средства, чтобы купить билет на выступление какого-нибудь «шамана Сибири, потомка Чингисхана». А до того, еще в советские годы, сколько партийных отцов молчаливо соглашались с тем, чтобы их детей жены и тещи возили к знахаркам в деревню, дабы «заговорить» ту или другую болячку?

Можно уничтожить организованную религию, но нельзя уничтожить религиозное чувство. И оно, не будучи направлено к евангельским идеалам, неизбежно начинает реализовываться в виде самых примитивных суеверий, на уровне шаманистских культов или еще какого-нибудь анимизма. С христианской точки зрения, такая религиозность является языческой.

И вот именно она-то и присуща подавляющему большинству тех, кто сегодня в РФ себя именует «православными», и даже значительному проценту номинальных атеистов. А дальше наступает закономерный этап: живое языческое религиозное чувство ищет формы, в которых оно могло бы реализоваться.

Вполне естественно, что в первую очередь поиск начинается в тех местах, которые в народном сознании исторически связаны с понятием веры. То есть, в нашем случае, с той структурой, которая в обществе ассоциируется с Православием – с РПЦ МП. А внутри нее инстинктивно вычленяются богослужебные элементы и традиции, которые легче всего наполнить языческим смыслом.

Именно по этой причине наибольшей популярностью в неосоветском народе пользуются те церковные праздники, когда, по-простому говоря, что-то дают. Столпотворение традиционно случается на Крещение (когда дают освященную воду) и на Вербное воскресенье (когда дают «вербочки»). Чем привлекательна вода и верба? Тем, что и то, и другое можно рассматривать как магический предмет, талисман, который тебя оберегает и приносит удачу. Что же касается до тех форм богослужения и Таинств, которые связаны с усвоением православного вероучения и хотя бы минимальной работой над собой (например, Таинство исповеди), то они подавляющим большинством «православных» язычников отвергаются. За ненадобностью. Христианство, которое, в сущности, есть не что иное, как реальное Богообщение, языческим сознанием не востребовано. Оно ищет иного – магического инструмента, посредством которого можно, так сказать, механически задействовать высшие силы в своих интересах. Этим-то и объясняется, в частности, популярность крещенских купаний. В них видят магический ритуал, который позволяет «смыть грехи» или приобрести еще какие-то бонусы. С точки зрения язычника, штука очень удобная: быстро, весело и в общем необременительно, а «духовной» пользы, как сказал бы булгаковский герой, «цельный вагон».

Самое же примечательное в этой ситуации то, что подобного рода полуосознанный языческий ренессанс происходит в пределах церковного пространства РПЦ МП. Тут мы наблюдаем крайне интересное и, в сущности, апокалиптическое, явление. В Московской Патриархии на протяжении последних десятилетий идет процесс, прямо противоположный тому, который совершался в Христианской Церкви во времена равноапостольного Императора Константина. Тогда Церковь, вышедшая из катакомб, старалась языческие практики и традиции наполнить христианским смыслом. А в РПЦ МП все наоборот: христианские традиции и чины наполняются языческими смыслами.

И дело зашло так далеко, что подобное язычество, прикрытое сверху православными хоругвями и рипидами, стало в неосоветской РФ едва ли не общенародной верой. Значение которой столь велико, что и самозваный президент, и его как бы оппоненты вынуждены отдавать ей должное. Вместо «второго Крещения» мы получили новую паганизацию…


https://harbin.lv/paganizatsiya-rusi

Нравится