Александр Никитин. Империя как способ существования русской нации | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Александр Никитин. Империя как способ существования русской нации

Большой герб Российской Империи Противопоставление национального, русского характера российского государства имперскому формату бытия этого государства является чуть ли не основной темой дискуссий в национально-патриотических кругах. В крайних своих проявлениях это выражается в споре между «маргинальными» националистами, ради чистоты крови готовыми свернуть Россию до размеров нескольких центрально-русских областей, и патриотами-государственниками, приносящими приоритет биологической русскости в жертву великоимперским соображениям.

На самом деле это противопоставление ложно. Полиэтничность российской империи ничуть не мешает ей быть мононациональной, сугубо русской, если, конечно, соблюдать меру и не стремиться расширить государство до размеров всего Восточного полушария.

Дело в том, что история освоения белой расой новых земель знает три основных способа взаимодействия с местным населением.

Первый способ можно назвать «латинским», поскольку им было освоено то, что сейчас называют Латинской Америкой (точнее было бы говорить о франко-испано-португальской колонизации, но это слишком длинно). Для латинян характерны смешение с коренным населением и ассимиляция, в итоге приведшие к образованию в центральной и южной частях Западного полушария целой субрасы метисов.

Второй способ - англосаксонский. Британцы с аборигенами не смешивались, они их просто уничтожали физически, зачищая те территории, на которых собирались жить сами. Так приобрели их нынешний вид Северная Америка, Новая Зеландия и Австралия (характерно, что остатки австралийских аборигенов английские колонизаторы только в 1967 году перевели в «люди» из разряда «флора и фауна»).

Третий способ - русский. Русские на новых своих землях с аборигенами и не смешивались, и не убивали их, как животных. Наши предки интегрировали местные племена и народы в свою империю вместе с малонаселенными территориями их обитания. Интеграция осуществлялась исключительно на государственно-правовой основе (новые подданные присягали русским царям, которые брали их «под свою руку») и в финансово-экономической плоскости (уплата налогов в имперскую казну). В душу к инородцам русские не лезли, насильно крестить не пытались, традиции и обычаи уважали. Поэтому имперское строительство проходило на редкость бескровно, и все коренные народы в империи сохранились в биологически и духовно самобытном виде.

Возникает вопрос - а зачем вообще это было нужно, вся эта имперская эпопея? Сидели бы себе русские на северо-востоке Европы и горя не знали. Но это только сейчас людям такое приходит в голову, равно как и другие дурацкие вопросы, например, не нарушал ли Ермак в Сибири права человека. Для наших предков было очевидно, что чем больше территория, тем сильнее и многолюднее государство и тем больше у них и их потомства шансов на выживание. Продолжение жизни народа - универсальная и единственная национальная идея. Осваивая новые земли на востоке и на юге, русские боролись за жизнь - свою, нашу, наших детей и внуков, - увеличивая жизненное пространство нации.

Другое дело, что в позапрошлом веке государи-императоры слишком увлеклись территориальной экспансией, потеряли чувство меры, и с завоеванием Средней Азии количество инородцев в империи сравнялось с количеством этнических русских. В этот самый момент раскол империи стал неизбежным. Так происходит везде и всегда - если государствообразующий народ оказывается в своем государстве в численном меньшинстве, расчленение этого государства - только вопрос времени и стечения обстоятельств.

Все великие империи лопнули от излишней прожорливости, проглотив куски, которые не смогли переварить - сил у государствообразующего народа не хватило. Российская империя, расколовшаяся в 1991 году, когда она называлась Советским Союзом, лишь продолжила эту традицию вслед за империями Римской и Византийской, Оттоманской и Британской, а также всеми другими.

Но раскололась она не вдребезги. Отпали «национальные окраины» Прибалтика, Закавказье, Средняя Азия. Это нормально, на тех «окраинах» живут другие народы, нерусские, и можно лишь пожелать им успехов в создании собственной государственности и самостоятельного, уже без протекции Российской империи, выживания в бурном океане мировой политики. А вот отделение Украины с Белоруссией - это ненормально, поскольку на Великой, Малой и Белой Руси народ живет один и тот же - у всех у нас одна кровь, один язык, одна земля. Поэтому и государство должно быть единым, и воссоединение Руси непременно произойдет, это закон природы.

Как бы там ни было, и в нынешнем своем виде, после утраты части территории и населения, Российская Федерация остается классической империей, причем с более благоприятной по сравнению с СССР этнодемографической структурой: 80% граждан РФ считают себя русскими (в том числе 70% - русские по крови и 10% - обрусевшие представители других народов) и лишь 20% приходится на полторы сотни нерусских коренных народов и диаспор (в СССР нерусских было около половины). Эта статистика показывает, что с этнической стороны, самой главной, сейчас угрозы для российской государственности нет. Одна пятая часть населения, даже если предположить совсем уж невероятное, а именно одновременное и единодушное желание всех инородцев развалить империю, не может навязать свою волю остальным четырем пятым.

Тем более, что страна у нас и исторически является мононациональной, русской. Именно русский народ своей волей и своей энергией сотворил Российскую империю и мало интересовался мнением на этот счет тех племен, которые он в эту империю включал, используя свое подавляющее цивилизационное превосходство над ними. Как Иван Грозный ликвидировал остатки Орды, взяв Казань, а затем Астрахань, так пошло-поехало, пока не уперлись в Тихий океан на востоке и в естественные ландшафтные границы на юге.

Попытки либерал-фальсификаторов представить процесс имперского строительства как совместное деяние разных народов, проживающих сейчас в России, а саму империю - как плод их общего равноправного труда есть ничто иное, как наглая и беспардонная ложь. Не было этого. Империю создавал русский народ, где кнутом, где пряником расширяя свое жизненное пространство. Так что с исторической точки зрения Российская империя является столь же мононациональной, как и с демографической.

Другое дело, что в создание нашей империи внесли свой вклад представители многих других народов, и не только коренных. Три лишь примера: Екатерина, Багратион, Левитан. Немка, грузин, еврей. Императрица, полководец, художник. Все они вошли в историю как «русские». Русская императрица, русский полководец, русский художник, хотя и без капли русской крови.

Действительно, не назовешь же Екатерину Великую немецкой императрицей, Багратиона грузинским полководцем, а Левитана с его пронзительными русскими пейзажами еврейским художником. Не назовешь потому, что все они, как и множество других инородцев, служили, каждый на своем месте, русскому народу, расширяли, защищали, духовно обогащали Российскую империю, которую этот народ создавал. Но то отдельные люди, тогда как про народы, которые их породили, того же сказать нельзя. Не немецкий народ построил Российскую империю, не грузинский и не еврейский. Это сделал русский народ, и только он один.

А русский народ состоит из русских людей, русских по биологическому происхождению, а не по гражданству или социальной функции, как упомянутые выше известные его служители. Когда немцы, грузины, евреи и все прочие своим служением способствуют выживанию русской нации, укрепляя и обогащая империю, государство им за это признательно и должным образом оценивает их труды.

Причем русская нация, в отличие, например, от германской, насильно онемечивавшей все и вся, не требует от инородцев отречения от их национальной идентичности, искусственной русификации. На индивидуальном уровне в Российской империи дискриминации по национальному признаку не было. Религиозная дискриминация была - для карьеры на государственной службе требовалось быть православным. Социальная была, но это для всех, для самих русских в первую голову. А вот этнической дискриминации не было. Как не было и этнического смешения. В этом и есть тот особый, отличный от латинского и англосаксонского, русский способ территориальной экспансии.

И этот способ неизбежно порождает государство имперского типа - мононациональное и полиэтническое. Латинцы, перемешавшись с аборигенами и привезенными из Африки неграми, породили относительно гомогенную в ее непредсказуемом разнообразии субрасу метисов-латиносов. Англосаксы в стремлении к национальному самосохранению вырезали американских индейцев. Соответственно каждому из этих подходов формировалась и государственность - метисированные латиноамериканские страны с огромным влиянием католичества и белые-англосаксонские-протестантские Соединенные Штаты (впрочем, так только задумывалось отцами-основателями, но с середины прошлого века положение коренным образом изменилось, и США тоже пошли по накатанной латинцами дороге кровесмешения). А в России, избежавшей геноцида самобытных народов путем физического их уничтожения или ассимиляции-метисации, сложилась империя с участием всех тех, кто издревле жил на российских землях и сохранился в неизменном виде.

Построил эту империю русский народ для своих собственных нужд, но сделал это таким образом, что другие народы от их включения в империю не проиграли, а только выиграли. Во-первых, все они выжили под крылом могучей русской нации, избежав угрозы физического уничтожения, очень реальной, например, для христианских Армении с Грузией со стороны их агрессивных исламских соседей. Во-вторых, для всех них жизнь в Российской империи стала мощным фактором цивилизационного развития. Русские приобщили их к таким благам цивилизации, как здравоохранение и образование, создали национальную письменность народам, до того ее не имевшим. Через знакомство с русской культурой и овладение русским языком эти народы получили доступ к мировой культуре в целом. И все это - без потери изначальной биологической и духовной идентичности, что для каждого народа как отдельной формы организации живой материи в виде сообщества кровных родственников чрезвычайно важно.

Реализуя свою национальную идею - идею выживания и создавая ради этого Российскую империю, русский народ одновременно способствовал осуществлению национальной идеи, то есть выживанию, всех тех народов, которые волею судеб оказались вовлеченными в процесс имперского строительства.

При этом сама империя всегда, на всех этапах ее существования, была исключительно русской. Вся жизнедеятельность на государственном уровне и в сфере межнационального общения строилась на основе русского языка, русской культуры и русского правопорядка как кодифицированного выражения основных принципов этой культуры. Триединство языка, культуры и права, созданных государствообразующим русским народом и предложенных остальным народам империи в качестве универсальных средств общения и взаимопонимания, стало третьим фактором, который делает Российскую империю мононациональной, русской.

Таким образом, в Российской Федерации налицо абсолютное русское доминирование в демографии, истории и культуре. Это русское государство, и полиэтничность сей факт не отменяет. Более того, наличие в России множества других народов только придает стране дополнительную динамику и энергию под действием диалектического закона единства и борьбы противоположностей. Нужно лишь соблюдать естественно сложившиеся в ходе развития пропорции в организации жизнедеятельности государства и общества, которые базируются на исключительной ответственности русской нации за безопасность и благополучие всех остальных народов и державы как таковой.

Для этого России требуется национальная русская власть взамен господствующей с 1917 года по сей день антинациональной космополитической «элите». Но установление такой власти - это вопрос времени, не более того. Когда базис национальный, а властная надстройка антинациональная, такая надстройка не может быть долговечной. Бурное возрождение в последние годы русского национального самосознания делает невозможным продление существования русофобского правящего режима.

Так что споры «маргинальных» националистов с радикальными патриотами беспочвенны. Имперский формат отнюдь не мешает российскому государству быть русским, с одной стороны, а с другой, вовсе необязательно отказываться от природной русскости ради сохранения империи. Наоборот, русское национальное начало, как всегда это было в истории, по-прежнему является залогом крепости российской государственности и источником дальнейшего цивилизационнного развития России с участием всех ее народов. Нужно только исправить внесенные большевиками и усугубленные либералами русофобские перекосы в жизни государства и общества, и все сразу встанет на свои места. Но это уже другая тема, политическая.

Александр Никитин, Секретарь ЦПС ПЗРК «РУСЬ»

Источник: ПЗРК «Русь»


Нравится