«Деньги церкви», говорите? | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

«Деньги церкви», говорите?

Пишет диакон Андрей Кураев (diak_kuraev)

Брешете, что все богатства, конверты и дары, резиденции и ювелирка, приходящие к нашим преемникоапостолам, не служат их личному комфорту, потреблению и обогащению?

Все, мол, остается церкви. Ну разве что чуток понадкушенное и поюзанное.

Что ж - вот всплыла правда про кусочек личных сбережений Святейшего Алексия.
И всплыла она аккурат в мемориальный день.

Отчего-то Бог так определил, чтобы эта правда вышла наружу именно в этот день привычных слюней.

Еще утром пресс-секретарь нынешнего Святейшего, озабоченный те, что его Священный Руководитель в народном мнении сильно проигрывает Предшественнику, призывал снизить градус лицемерно-ностальгических воздыханий по поводу Святейшего прошлого.

(Волков из Парижу: "Не могу смолчать. Наблюдаю в ленте в сегодняшний памятный день кончины Святейшего Патриарха Алексия какую-то невыразимую тоску, тяжесть слов и фотографий. Будто бы с его кончиной закончилось все хорошее, о его делах и о нем лично все забыли и вообще тьма впереди непроглядная, а вот раньше как все было духовно. Друзья, о чем речь?"
https://www.facebook.com/profile.php?id=100000929212448&fref=ts)

К вечеру на подобострастную суетню Волкова Небеса дали ответ устами Арбитражного Суда.

Нашлась заначка Алексия на 300 миллионов рублей.

А ведь он не дурак, чтоб все пожертвования и трудовые сбережения хранить в одной корзине и в одной стране. Есть и зарубежные счета. И еще нотабене: мы не знаем, сколько денег наследница сняла с этих счетов за 8 лет, минувших со дня кончины завещателя. Знаем лишь, сколько осталось на минуту крушения банка.

А вот нафига хоть ему, хоть его преемнику такие деньги - умом не понять. Патриарх живет "при коммунизме". Пост он занимает пожизненно. Одежда, облачения, коммунальные платежи, еда и транспорт премиум-класса - все у него бесплатно и пожизненно. Своих детей нет (?), дальние родственники и так уже давно и хорошо обеспечены. Ежедневно ему несут все новые дары и конверты. При этом у него совершенно бесконтрольный доступ к любым церковным счетам.

Зачем в такой ситуации многомиллионные и все приумножаемые личные заначки? Это чистейшей прелести чистейший образец. Образец пленения страстью.

И ведь язык, привычно призывающий других жить в скромной бедности и аскезе, не заплетался ни разу...

Своего работодателя-миллионера Филарета при жизни всегда называла "Святейшенький".

Ладно, читаем прессу:

"Согласно материалам Арбитражного суда Москвы, на счетах Внешпромбанка, у которого в начале 2016 года была отозвана лицензия, хранились личные сбережения покойного патриарха Московского и Всея Руси Алексия II (Алексея Ридигера). Сейчас на них претендует наследница патриарха — настоятельница московского подворья одного из эстонских монастырей Александра Смирнова (игуменья Филарета), которая была ближайшей сподвижницей Ридигера с середины 1960-х годов.

Наследница состояния патриарха Алексия II (Алексея Ридигера), 80-летняя Александра Смирнова, подала заявление в Арбитражный суд Москвы с требованием включить ее в список кредиторов Внешпромбанка (лицензия отозвана в январе 2016 года). Именно там находились счета, на которых лежали личные сбережения покойного патриарха общей суммой около 300 миллионов рублей — 2,92 миллиона долларов, 8829 евро и 9,37 миллиона рублей; Смирнова требует вернуть ей чуть более 305 миллионов рублей.

Согласно судебным материалам (есть в распоряжении «Медузы»), Ридигер составил завещание еще в 1976 году, назначив своей наследницей уроженку Ярославской области Александру Смирнову. Как рассказал «Медузе» источник в РПЦ, Смирнова, в духовной жизни — игуменья Филарета, была ближайшей сподвижницей патриарха, которая провела рядом с ним более 40 лет. Сейчас Филарета — настоятельница московского подворья Пюхтицкого Свято-Успенского ставропигиального (то есть подчиненного непосредственно патриарху) женского монастыря, расположенного в Эстонии.

В своей книге «Игумения. За святое послушание» Филарета (Смирнова) вспоминала, что поступила в Пюхтицкий монастырь в 1956-м, когда ей было 20 лет. А через десять лет, в 1966 году, Филарету и ее сокелейницу отправили на послушание к будущему патриарху — тогда Алексий был архиепископом Таллинским и Эстонским, а также управляющим делами Московской патриархии. «Тогда я стала приезжать в Пюхтицу, сопровождая [Алексия]», — писала игуменья. Интересно, что книга ее была выпущена в 2013 году на деньги крупного попечителя Пюхтицкого монастыря Максима Ликсутова, который с 2012-го возглавляет Департамент транспорта Москвы.

В 2005 году в интервью изданию «Газета» Алексий II рассказывал, что послушание в резиденции патриарха несут монахини из Пюхтицкого Свято-Успенского женского монастыря. «Руководит ими игуменья Филарета, которая свыше 40 лет ведет хозяйство. Она и подбирает домашний персонал», — говорил патриарх. Именно Филарета была первой, кто узнал о смерти Алексия II, — она нашла патриарха мертвым 5 декабря 2008 года.

В суде против Внешпромбанка интересы игуменьи Филареты представляет адвокат Кравцов. Он же представляет на процессе интересы сопредседателя «Союза православных женщин России» Анастасии Оситис. Она познакомилась с игуменьей Филаретой и будущим патриархом еще в 1970-х годах в Эстонии. Анастасия Оситис и ее дочь Ирина Федулова как минимум до 2008 года были акционерами Внешпромбанка. В приемной Оситис от комментариев отказались"

https://meduza.io/feature/2016/12/05/300-millionov-patriarha-komu-zaveschal-svoi-sberezheniya-aleksiy-ii

"Арбитражный суд Москвы по ходатайству наследницы покойного патриарха Алексия II Александры Смирновой постановил включить в реестр требований кредиторов «зависшее» во Внешпромбанке наследство на сумму почти 300 млн рублей, следует из материалов суда.

Однако введенная в банке временная администрация установила, что на 21 января 2016 года активы в действительности составляли всего 40,43 млрд рублей при величине обязательств 250,55 млрд рублей, передает РИА «Новости».

Алексий II (Алексей Ридигер), согласно материалам дела, составил завещание на Александру Смирнову еще в 1976 году. Наследство по состоянию на 2009 год состояло из двух долларовых счетов, счета в евро и счета в рублях. Основная сумма хранилась в долларах.

Смирнова обратилась в суд с заявлением о взыскании с банка эквивалента 305,6 млн рублей. Однако, суд счел обоснованным требование лишь на 297,5 млн рублей".
http://vz.ru/news/2016/12/5/847678.html

А еще РИА Новости:
https://ria.ru/society/20161205/1482893285.html

На сайте суда:
http://kad.arbitr.ru/Card/0d96c871-1095-4ff8-82ac-8aca6f599524

***

Из прежних заметок:
http://diak-kuraev.livejournal.com/738819.html?nojs=1

И снова слушаем о. Всеволода:

«епископ не имеет практически ничего лишнего, он не может ничего передать по наследству, потому что особенно ничего у него нет, он не может ничего передать братьям или сестрам, или кому-нибудь еще в этом роде. У священника обычно есть личное имущество».

http://echo.msk.ru/programs/focus/1468446-echo/

Не буду цепляться к слову «лишнее». Возможно, это ошибка при распечатке, и речь идет только о «личном» имуществе епископа.

Увы, и тут о. Всеволод говорит неправду. У епископов РПЦ , как правило, избыток именно личного имущества. Вот я выхожу во дворик своего московского храма и могу пальцем показать дома (в пределах прямой видимости), в которых свои вполне частные квартиры имеют шесть епископов (причем четверо из них - в одном доме).

За известное мне время один из них ушел на покой – и из далекой епархии переехал жить именно в эту московскую квартирку. За это же время двое других моих соседей-архиереев поменяли свои кафедры – и в их московские квартиры отнюдь не въехали те епископы, что были назначены на их бывшие кафедры. Да, никто из этих епископов не является москвичом. Это именно квартиры, приобретенные ими уже в годы их епископского служения.

Обоснование простое: а) мало ли как сложатся мои отношения с патриархией – надо иметь хоть какую-то экономическую независимость от нее; б) негоже епископу жить в московской гостинице, где можно наткнуться на проституток. Что их не устраивает в двух патриархийных гостиницах Москвы («Даниловская» и «Университетская») - не знаю.

Поэтому весьма нередко путь разрастания архиерейской личной недвижимости таков: квартира с епархиальном городе – дом в пригороде – квартирка в Москве – недвижимость заграницей. Все как у людей. Ну, тех из них, кто принадлежит к высшему классу по своим доходам и стандартам потребления.

А ведь надо еще пособить родному человечку. Перечень родственников, которые улучшают свои жилищные условия за свет преосвященного родича, может быть довольно широк.

А бывает совсем интересно: один благочестивый пожилой провинциальный архиерей собирает средства с попов и передает их своей любимой племяннице – ей нужно много денег на то, чтобы делать карьеру поп-певицы в Москве.

(5 дек 2016 года мне уточнили: Архиерей, собирающий на поп-племянницу, называется Пантелеимон, Ярославский и Ростовский (Долганов), которого Вы, отче, помнится к нестяжателям относили пару лет назад, когда его странным образом обчистили во время отпуска... И конца и края этому нет. И то один, то другой священник скажет в сердцах: "доколе?", а попросят - и двойной, и тройной налог снесут: то подарок, то котельная.. А такое ощущение, что церковь в какую-то свою противоположность превратилась, где никто ни на что права не имеет, да скоро и претендовать перестанет").

Чаплин любит говорить, епископы бездетны, и потому у них нет наследников. Что, по его мнению, означает, что все их имущество не является личным. Что ж, я готов пожить при таком коммунизме: все мне будет приноситься по моему желанию, все будет обслуживаться не за мой счет. Вот только завещать ничего не могу. Машины, шофер, прислуга… Да это же еще вкуснее, чем иметь в сугубо личной собственности: голова ни о чем этом не болит.

Кстати, устрицы, съеденные обычным богачем, тоже не могут быть переданы по наследству. Как и средства, потраченные им на круизный вояж. Или всевозможные услуги. Или машины, купленные им не в последние 2-3 года его жизни. Так что – все это не будем считать предметами роскоши?

Так что возможность что-то завещать вовсе не может быть критерием того, совместимо это с декларируемым аскетизмом, или нет.

Епископы прекрасно умеют переводить даже епархиальную собственность в свою личную. Если при переходе в другую епархию уходящий епископ оставил своему преемнику епархиальный автопарк – это смотрится не как правило, а как чудо.

Они умеют хранить накопляемые ими яйца в разных корзинках.
Как-то наш епископ в заграницах получил поручение патриархии к юбилею отреставрировать свой собор. Поручение ему дали, деньги перечислить забыли. А епархия его и в самом деле была бедненькая. Тогда сей владыка решил обратиться к греческим банкирам. Они с радостью пришли на званый ужин. Но пока владыка произносил длинную речь на тему славяно-эллинской дружбы и всеправославного братства, банкиры потихонечку, молча и низко кланяясь, уходили. Предание гласит, что к концу его речи в зале остался лишь один банкир. Владыка спросил его: «я что-то сказал не так? Почему они ушли?». На что его собеседник ответил: «Владыка, дорогой, вы все сказали замечательно! Те 5-6 миллионов долларов, что вы просите, для нас это в общем-то небольшая сумма, и мы вполне могли бы вам ее дать. Но мы банкиры. Мы знаем, кто и какие деньги держит в наших банках. Поверьте, владыка, ваши московские епископы держат в наших банках такие средства, что просимая вами сумма совершенно ничтожна. Так что просите у своих!».

Замечу также, что официальную зарплату себе епископы, как правило, назначают небольшую – чтобы исключить просьбы подчиненных им сотрудников епуправления о просьбе повысить им их зарплаты (даже патр. Алексий однажды именно так отреагировал на мою просьбу). Мол, не можешь же ты получать больше меня! То, что епископ живет вовсе не на зарплату, выносится при этом за скобки. Соответственно, и все их личные траты они делают не из заработанного ими. Это тот случай, когда «государственная» шерсть в принципе неотличаема от личной. И, значит, приобретаемая ими личная недвижимость – это трата именно церковных денег. Тех денег, которые священники отрывали от своих семей и своих приходов.

Еще один нюанс: драгоценные епископские облачения, копимые архиереем всю жизнь, обычно никем не наследуются. Можно ли на патриархе Кирилле встретить облачения патриарха Алексия? Нет – всё с иголочки (единственное исключение – интронизационное красное облачение, извлекаемое раз в году в день празднования годовщины интронизации).

… По смерти патр. Алексия была создана комиссия по описи его личного имущества. Работы было много (мшелоимство не было чуждо покойному). Все устали. И уже во втором часу ночи вдруг у него под кроватью находят ящик, наполненный панагиями. Все с ужасом смотрят друг на друга: описывать каждую вещицу по отдельности – дело крайне долгое. Тогда владыка Арсений ногой задвигает ящик назад под кровать и говорит секретарю: «Пиши: «ящик с панагиями!»». Этот поступок вл. Арсения я нахожу вполне человеколюбивым.

Но где обещанная публикация дневника патриарха Алексия? Какова судьба его счетов и имуществ? Ти-ши-на.

Нравится