Ересь в узком и широком значении | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Ересь в узком и широком значении

Как-то в группе «Назад, к Евангелию» на Фейсбуке, я, без специального материала, попросил членов группы дать определение ереси. Мотива я уже не помню. Скорее всего, хотел проверить, насколько я адекватно использую это слово по смысловому значению.

Чтобы начать обсуждение, я дал своё определение.

Ересь, в узком (сущностном) значении, есть отклонение от базового исповедания, которое идентифицирует принадлежность верующего к одной из мировых религий.

Ересь, в широком (рефлексивном) значении, – это учение, безосновательно претендующее на абсолютную истину во всех деталях, количество которых выходит далеко за рамки базового исповедания, порождающее распри между христианами на почве ограниченного человеческого понимания ветхим умом духовных сущностей.

Ересь – это что-то типа хулы на Духа, когда один верующий, безосновательно, по «лицу», осуждает другого за то, что тот не соглашается с частной теорией первого, со всеми её выкладками и даже смысловыми проекциями. Т.е., первый, наделяет своё мнение априорной и даже Божественной правотой, совершенно ею не обладая, или обладая в малой доле, отдельными крупицами, но распространяет на любые свои утверждения. Ересь не допускает свободы в том, что не обязательно для идентификации веры в базовом исповедании. Почему можно сказать о хуле на Духа? Потому что банальным человеческим измышлениям на базе Священных Текстов приписывается онтологическая Божественная безошибочность. Думаю, под бреднями и предрассудками многих деноминаций у Иисуса нет никакого желания расписываться.

Член нашей группы, под ником Вирр Арафель, дал такое определение.

Ересь – это личное мнение какого-либо верующего, противоречащее общепринятому учению той среды, к которой он принадлежит. Негативный смысл оно приобретает, в том числе, тогда, когда индивид пытается грубо или нечестно навязывать другим это свое мнение.

Если смотреть слово “αἵρεσις” в древнегреческом словаре, то бросается в глаза двойственность самих значений слова. На первом месте стоит “взятие, овладение, захват, завоевание” (то есть некое лишение свободы) (само слово происходит от глагола αἱρέω – брать, хватать, ловить, завладевать, постигать), а на втором месте, почти что ему противоположное – “свобода выбора, выбор”. Вероятно, в 1 Кор. 11:19, «Ибо и надлежит быть разномыслиям между вами», Павел имел в виду значение слова, близкое ко второму (свобода выбора), а в Гал. 5:19-20, «Дела плоти известны…» – близкое к первому (захват). Определение Вячеслава в широком значении как раз хорошо отражает суть слова «ересь» в его первом, негативном, историческом смысле, как присвоение чужого права на свободу мысли с претензией на абсолютную истину.

Егор Торской

И вот, под ересью стали понимать все, что подрывает “учение Церкви”, угрожает ему. А почему столько внимания ереси – да потому что из учения старцев сделали кумира и стали ему поклоняться. Раньше разномыслие было нормальным творческим процессом, пока все Божественное не подвергли стандартизации, по “ГОСТам” и “ТУ”. Тут и творчество в Духе постепенно растеряли, ибо по безумию своему решили Духу клетку соорудить. Не вышло, ветер не поймаешь! Это и есть, имо, тот “грех объективации”, о котором говорил David Lanoux: Божественное сделать объектом во времени и пространстве, навесить бирку “вот Оно там”, “вот Оно тут” и тем самым еще больше разделить Бога и человека, скрыв Бога от человека за завесами БУКВЫ, неизбежно утрачивая при том СУТЬ.

Если обобщить, то ересью однозначно, является только такое учение или утверждение, которое, выбрасывает вас в исповедании за пределы религии, на принадлежность к которой вы претендуете. Т.е., это ересь в узком значении, как несоответствие минимальной идентификации по базовому исповеданию. И чтобы пройти идентификацию на ересь, достаточно знать суть базового исповедания и сопоставить его со сравниваемым исповеданием.

Но в широком значении на первое место выходит фактор не отклонения от базового исповедания, а фактор, как выразился Вирр Арафель, «навязывания другим своего мнения». Мнением, в контексте рассмотрения сущности ереси, стоит признать любое утверждение, выходящее за пределы сущностей, утверждаемых в базовом исповедании. При этом, если такому мнению присваивается статус «непогрешимой Божественной истины», обязательной для всех без исключения, кто пытается примкнуть к конкретному христианскому сообществу, то это – ересь.

Кстати, при этом, базовое исповедание может не подвергаться изменениям и исповедоваться в точности. Но к нему будут прибавлены мнения, которые приравняют по обязательности к базовому исповеданию, как дополнительным критериям идентификации христианской веры.

Все мнения, которые не относятся к базовому исповеданию, должны быть в области свободного разномыслия. И к единству веры люди приходят совместно, изучая различные стороны предания, письменного и устного, а в совершенстве – получая наставления от Бога в Духе Святом, который «наставит на всякую истину». Как и сказано: «доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (Эф. 4:13) Т.е., нужно двигаться к единству веры (суть движения экуменизма), а не к разделениям, к которым приходят все современные сектанты, включая православие. )))

«Базовое (или Павлово) исповедание»

Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема. (Гал. 1:8)

Что там такого страшного было, что Павел так жёстко написал? Болячка иудаизма, обрезание и Закон, что отчасти было спровоцировано и Петром. Павел чувствовал, что ветхое будут тащить в новое и этим втаскивать сопутствующий груз (священников, храмы, жертвы, облачения), что и имеет на сегодня православие и католичество.

Но что же Павел благовествовал на самом деле? Об этом читаем в Первом письме христианам в Коринфе.

1 Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, 2 которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали.

3 Ибо я первоначально преподал вам, что и сам принял, то есть, что Христос умер за грехи наши, по Писанию, 4 и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию (1 Кор. 15:1-4)

Выделенное и подчёркнутое и есть «Павлово исповедание», которое определяет, христианин ли я по вероисповеданию. Если изложить тезисно, то я должен верить в следующее.

Иисус, который был распят при Понтие Пилате, есть Христос, Мессия.
Он умер за грехи людей, оказавшись своеобразной жертвой.
Хотя он был погребён, но он воскрес.
Его воскресение даёт возможность воскреснуть всем верующим в Него для вечной жизни.
И все эти утверждения предсказаны Писанием Ветхого Завета.
Возможна прибавка к этому исповеданию, которая звучит подобным образом, и ссылается на то, что Христос умер за всех и за Павла. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. Не отвергаю благодати Божией; а если законом оправдание, то Христос напрасно умер. (Гал. 2:20-21)

Отсюда можно сделать три дополнительных тезиса.

Иисус Христос есть Сын Божий. А коль Он Сын, то есть и Бог-Отец.
Христос отменил Закон Моисея и спасает людей силой Божьей – благодатью. Значит, Его кровь окропила Новый Завет Бога с людьми.
Все верные Христу оправдываются верой в Иисуса, а не праведностью исполнения Закона.
Если я ПРОСТО верю, без уточнений и расшифровок, безоговорочно, в эти и выше приведённые тезисы, то я – христианин. Если я не верю в часть из них, то я уже не христианин. Попробуйте любой тезис в уме пререфразировать с обратным значением, и, если вы христианин, для вас такая формулировка окажется радикально неприемлемой.

Если подытожить, то суть благовествования направлена на весть о вечной жизни через веру в Сына Божьего. Такая возможность возникла в связи с тем, что приходил Сын Божий, обещанный от грехопадения прародителей Мессия. И Он умер за нас, и воскрес. А верующим в Него обещал дать такую же возможность.

Этой вести противодействовало язычество и иудаизм, которые вносили искажения в благую весть, против чего боролся Павел, жёстко акцентируя на этом внимание через анафематствование и усиление значения «Даже если Ангел с Неба…». Именно это он относил к тому, что называл ересью, и призывал отрекаться после первого и второго вразумления. И это не огромный перечень сектантских претензий исповедания, а всего два ключевых отклонения: извращение глубинной сути Благой Вести и откат на позиции оправдания исполнением Закона.

Суть благовествования

Язычники в Ареопаге прервали с насмешкой разговор, после того, как услышали слова апостола о воскресении мёртвых. Но именно воскресение Павел считает глубинной идеей Благой Вести.

11 Итак я ли, они ли, мы так проповедуем, и вы так уверовали. 12 Если же о Христе проповедуется, что Он воскрес из мертвых, то как некоторые из вас говорят, что нет воскресения мертвых? 13 Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес; 14 а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша. 15 Притом мы оказались бы и лжесвидетелями о Боге, потому что свидетельствовали бы о Боге, что Он воскресил Христа, Которого Он не воскрешал, если, то есть, мертвые не воскресают; 16 ибо если мертвые не воскресают, то и Христос не воскрес. 17 А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших. (1 Кор. 15:11-17)

Язычество насмешками и аргументами рассудительности пыталось сбить с толку христиан, желая выхолостить идею воскресения. Появилось много учений, которые родились ещё при жизни Павла. И одно из них он упоминает в выше приведённом отрывке из Письма к христианам в Коринфе, в котором утверждалось, что Христос не воскрес, а его тело украли ученики. Потому Павел, в базовом исповедании добавляет такой элемент, который я сократил в предыдущем разделе статьи. 4 и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию, 5 и что явился Кифе, потом двенадцати; 6 потом явился более нежели пятистам братий в одно время, из которых большая часть доныне в живых, а некоторые и почили; 7 потом явился Иакову, также всем Апостолам; 8 а после всех явился и мне, как некоему извергу. (1 Кор. 15:4-8) Это просто уточнение к исповеданию с 5 стиха, чтобы усилить реалистичность воскресения, показать свидетелей, и себя, в том числе.

Языческое учение о переходе всех душ в Страну Теней, или в Подземное царство Аида, не допускало воскресения этих душ. И для язычества Благая весть была выходом из тупика, и действительно должна была быть Радостной. Но эта же идея была «выносом мозга» для языческого мировоззрения, который адаптировался только через ересь. С чем Павел активно боролся.

Были и другие учения, которые пытались обойти «Павлово исповедание». Находились лжеучителя, которые говорили, все видевшие Иисуса действительно видели его живым после креста. Но они же и утверждали, что если Иисус был Сыном Бога, то он не мог умереть на кресте, и просто имитировал смерть, а потому и воскресение – не воскресение в полном смысле этого слова. Вообще, в отношении истины воскресения Христова, была масса всяких отклонений от реальности происшедшего. Но Павел жёстко акцентировал внимание, что Христос умер и воскрес. И язычники, принимавшие целиком эту истину, становились действительно соучастниками Радостной Вести, освобождаясь от безысходности посмертной участи души в языческих представлениях.

«Берегитесь закваски фарисейской…»

Другая проблема, которая властно проявлялась не меньше агрессивного влияния язычества, была реверсия христианской миссии к исходникам ветхозаветной религии. По крайней мере, к внешним признакам, – обрезанию, субботам, и оправданию Законом и преданием иудейских старцев. Эта проблема очень серьёзная, поскольку Мессия был предсказан Писанием в русле ветхозаветной религии, а миссия в новом месте, нередко, начиналась с синагоги местных евреев.

Естественно, что новое течение воспринималось как секта религии избранного народа. Потому возникали «непонятки» между Павлом и Петром, упоминаемые в Письме Павла христианам в Галатии, по поводу лицемерия последнего соблюдать Закон в отношении язычников, не смотря на апостольство Христово.

Многие из обращённых в новую веру были иудеями, потому они легко «скатывались» к старому, поскольку не прерывали ветхозаветную практику наряду с христианской. Они же, наравне с усвоенными истинами, от вступающих в их ряды язычников требовали обрезаться и соблюдать Закон. На что мы видим естественное жёсткое неприятие Павла и его анафемы-предупреждения христианам в Галатии.

…Однако же, узнав, что человек оправдывается не делами закона, а только верою в Иисуса Христа, и мы уверовали во Христа Иисуса, чтобы оправдаться верою во Христа, а не делами закона; ибо делами закона не оправдается никакая плоть. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня. Не отвергаю благодати Божией; а если законом оправдание, то Христос напрасно умер. (Гал. 2:16, 20-21)

Хотя сам Павел был вынужден прибегать к ритуальному очищению в Иерусалиме, чтобы обратиться к фарисеям в храме. Но это было не потому, что он видел в этом смысл, в чтобы получить доступ к определённому контингенту слушателей, ради миссии, а не оправдания. Это соответствовало его же принципу, что ради приобретения для Христа он был с эллином как эллин, а с иудеем как иудей.

Но в контексте своей миссии, Павел всегда боролся с реверсией в рядах христиан к Закону Моисея, и считал это опасной ересью, которая может погубить дело благовествования.

О ереси фундаментализма

Ересь – это когда иная религия пытается исказить сущность другой религии своими идеями. Таковыми, в отношении дела благовествования, были язычество и ветхозаветная религия. Они могут и реально вносят искажения в базовое Павлово исповедание.

Некоторые христиане в разных деноминациях считают, что мои статьи еретичны, ибо отклоняются от истин исповедания Нового Завета. При этом, любое своё толкование Писания, любое утверждение, выведенное логически, они считают обязательным к исповеданию всеми остальными христианами. И коль я пишу несогласное с их мнением, то я автоматически превращаюсь в еретика. Хотя, я уверен, что если бы мы говорили о базовом Павловом исповедании, они бы не смогли бы назвать меня еретиком. Да я таковым и не являюсь.

Если люди соглашаются с базовым исповеданием, но не соглашаются с мнениями других христиан в отношении созидания Церкви, устройства общин, вопросов нравственности, «учительства женщин», это не ересь в узком значении, а допустимое разномыслие. И кто приписывает «мнениям» статус «расширенного обязательного исповедания» сверх базового, тот сам оказывается еретиком. Ведь этим он провоцирует распри, принуждая всех верить так, как он сам понял какие-то частные истины внутри подвижного прихождения к единству веры всех христиан на планете. Но, при этом такой учредитель очередной секты, консервирует своё понимание, и вынимает его из общего стремления христиан ко Христу, отдавая предпочтение Букве.

Потому, ересь фундаментализма, это третья идея, после язычества и иудаизма, которая, уже после Павла и его Писем, начала отвлекать внимание верующих от Бога к тексту. И это позволило дьяволу филигранно реализовать принцип «разделяй и властвуй», ибо на тексте размером с Новый Завет, можно соорудить не 42 000 деноминаций, а гораздо больше. Вот пример из моего общения, которое теперь уже в прошлом.))

Достаточно идею о запрете женщинам учить мужчин, из Письма Тимофею, абсолютизировать в проекции до запрета быть женщине в собрании переводчиком, и очередная ветвь секты готова. Ибо в исходной секте всегда найдутся люди с мужской логикой, которые признают абсурдность этой смысловой проекции. При этом, более фанатичная и маловерующая часть назовёт их еретиками и отступниками, разделившись внутри одного названия деноминации на две враждующие за одну глупость общины. Де-юре, вроде бы, одна деноминация, а де-факто – уже две. Понимая, что таких ситуаций – тысячи, я догадываюсь, что 42 000 – это явно заниженная статистика.

Введя в заблуждение верных через провокацию использовать понятие «ересь» для дроблений и разделений, дьявол и дальше добивается своего. Он превращает христиан из братьев и сестер на всём белом свете, в куркулей, которые с фарисейским ригоризмом больше заботятся о хранении верности своим предрассудкам и догадкам ветхого ума, устанавливая вокруг них забор конфессионального эксклюзивизма, чем о любви и единстве веры. Ведь они видят только заповедь об изгнании еретика после первого и второго вразумления. Но подавляющее большинство из них даже не удосужилось поинтересоваться, что под ересью понимал сам Павел?

И они в упор не хотят видеть призыв прихождения к единству веры в духе мира и любви, вместо разделений по предмету веры из-за собственных предрассудков. Последнего призыва в Писании как раз и нет. По поводу разномыслий/ересей наоборот сказано, что должно быть им в среде христиан, чтобы выявились совершенные в вере, а не для того, чтобы это привело к разделениям и появлению конфессий.

Вот что должно быть, и к чему, как и Павел, я призываю в своих работах: 1 …умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, 2 со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, 3 стараясь сохранять единство духа в союзе мира. … 13 доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова; (Эф. 4:1-3, 13)

Но христианство пошло другим путём, – путем укрепления фарисейства в своей вере и усиления разделений. Это произошло благодаря расширению области использования слова «ересь» в реальной ереси фундаментализма, пришедшей в помощь существенно просочившимся в христианство ветхозаветной религии и язычеству (праздники, жертвы, храмы, священство, обряды, таинства).

Суть прихода этой ереси была в том, чтобы из историй о Христе, описания первых дел апостолов и писем некоторых из них сделать Нью-Закон, привязав людей к Букве, а не к обещанному Господом Духу. Наиболее глубоко эта ересь пустила корни в протестантизме. Причём, чем моложе деноминация, тем уродливее эта ересь проявляется. Самые фанатичные формы абсолютизации своей правоты проявляются во всех неопротестантских конфессиях, возникших в 19-20 вв.

Эта ересь слишком многопланова. У неё проявляется именно принцип расширенного понимания ереси, сверх базового исповедания Павла, которое их сами и делает еретиками по сути, в рамках широкого значения слова «ересь».

И об этом – во второй статье.

Вячеслав Король

О сущностном аспекте ереси

Нравится
Метки: