Глава из книги «Чёрная дюжина. Общество смелых» | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Глава из книги «Чёрная дюжина. Общество смелых»

Редакция нашего узла напоминает читателям, что  точность фактов и их интерпретация  остаются на совести автора мемуаров, а достоверность мемуаров, как документа, для историка величина относительная - ( ред.)

сотняПеред вами — пятнадцатая глава из готовящейся к выходу книги Игоря Молотова «Черная дюжина. Общество смелых», посвященной одной из самых известных (и вместе с тем самых загадочных) организаций недавнего прошлого — обществу «Память».

«Самоустраняясь от активного участия в решении судьбы Отечества, Московская Патриархия фактически расписывается в собственном бессилии перед натиском чужеродных ересей и внутренних враждебных сил» Д.Васильев

Возникшая в начале 1920-х годов как русская православная эмигрантская церковная организация, Русская православная церковь Заграницей объединяла большую часть духовенства Православной Российской Церкви, оказавшегося вследствие революции 1917 года в России и гражданской войны в изгнании и эмиграции. Именно она станет в начале девяностых годов духовной опорой монархического движения, русских фашистских организаций и национально-патриотического фронта «Память».

«Русская православная церковь заграницей, состоящая из находящихся за пределами России епархий, духовных миссий и церквей, есть неразрывная часть Российской Православной Церкви, временно существующая на автономных началах. Имя Местоблюстителя Всероссийского Патриаршего Престола Митрополита Петра всегда возносится за богослужением во всех заграничных церквах», — именно так указанно во Временном Положении принятом о Русской православной церкви заграницей на собрании архиереев в 1936 году. В Советском Союзе РПЦЗ рассматривалась властями советскими и церковными как «контрреволюционная, антисоветская монархическая «эмигрантская религиозно-политическая группировка», в литературе Московского Патриархата до начала нулевых часто именовалась «карловацким расколом». Те, в свою очередь заявили о недоверии «сталинскому патриархату» и «большевистскому духовенству»

Церковь возвращается из Зарубежья

На заре крушения СССР, в середине мая 1990 года Архиерейский Собор РПЦЗ принял «Положение о свободных приходах», которое предполагало начало легального существования епархий и приходов РПЦЗ на территории СССР, то есть на территории, входящей в юрисдикцию Московского Патриархата. В январе 1992 года, Архиерейский Синод направил в Россию викария Западно-Европейской епархии РПЦЗ епископа Каннского Варнаву (Прокофьева) с поручением организовать постоянно действующее Синодальное Подворье в Москве, которое осуществляло бы власть Архиерейского Синода в России.

По прибытии в Москву, по приглашению бывшего клирика Московского Патриархата Алексия Аверьянова, открыл подворье РПЦЗ в одном из корпусов бывшей Марфо-Мариинской обители на Большой Ордынке, принадлежавшем городской поликлинике; там же разместился неофициальный штаб Национально-патриотического фронта «Память», возглавляемого Дмитрием Васильевым. 19 марта 1992 г. в обители состоялась пресс-конференция, привлекшая большое внимание прессы, на которой протоиерей Алексий Аверьянов от имени епископа Варнавы и даже митрополита Виталия, первоиерарха РПЦЗ, заявил об альянсе с «Памятью», которая «создает отряды быстрого реагирования для защиты храмов РПЦЗ от их захвата». Дмитрий Васильев, также участвовавший в пресс-конференции, пообещал летом «взять Москву в тройное кольцо» блокады, чтобы таким образом добиться свержения режима. Спустя два месяца, 19 мая 1992 года, епископ Варнава принял участие в публичной демонстрации «Памяти» по Садовому кольцу в Москве. Нередкими стали совместные поездки Дмитрия Васильева по стране в сопровождении протоиерея Алексия Аверьянова, а иногда и епископа Варнавы.

Офицер штаба «Памяти», член ЦС Владимир Поткин Белов вспоминает, что сближение с Русской Православной церковью Заграницей произошло благодаря личности отца Алексея Аверьянова. На одном из многочисленных вечеров, которые проходила «Память» постоянно в начале девяностых годов, к Дмитрию Васильеву подошел Аверьянов и сказал, что он наставник Игоря Талькова, что конечно произвело сильное впечатление на воеводу. Потом уже встречи были и в штабе «Памяти», и дома у отца Аверьянова. Надо сказать, что между ними сложились довольно теплые отношения. Васильев вообще выступал за объединение церквей и возврата церкви всех отнятых большевиками храмов. Для этих целей на территории Марфо-Мариинской обители, которая была вся забита кооператива, был организован отряд «Памяти», который должен был в первую очередь расчистить обитель от жуликоватых коммерсантов.

Вскоре обитель была очищена, там появился приход, а поскольку отец Алексей был очень деятельный, то уже вскоре началась массовая волна переходов священников из РПЦ в РПЦЗ. Из зарубежья приехал епископ Канский Варнава, который стал наместником РПЦЗ в России и в Москве начали рукополагать священников под юрисдикцией именно этой церкви. В общем такими усилиями церковно-политическими нам удалось добиться такого довольно мощного звучания: пошли встречи, переговоры, очень многие заявили о серьезном желании перейти в РПЦЗ.

Позже произошел конфликт между «Памятью» и РПЦЗ. Сложно сказать из-за чего он возник, скорее всего это все произошло из-за неустроенности самой церкви Зарубежья: дело в том, что митрополит Виталий и собственной весь Синод были довольно преклонного возраста, а заправляли всем недавние эмигранты из Советского Союза, многие из которых сотрудничали со спецслужбами и до и после крушения СССР. Естественно все эти хозяйственники крайне отрицательно относились к «Памяти», считали нас фашистами и различными способами старалась ограничить взаимоотношения фронта и церкви. В результате епископ Варнава передал отвоеванные помещения Марфо-Мариинской обители Московскому Патриархату и уехал. Что касается отца Сергея Аверьянова, то с ним у Васильева пути разошлись из-за неуменой энергии священника, который стал напрямую отдавать приказы бойцам «Памяти», что Васильев посчитал категорически неуместным.

13472283_1031433290268342_105268724_n

Все последние годы Дмитрий Васильев взаимодействовал с Московским Патриархатом и даже встречался с Патриархом Алексием Вторым на предмет возвращения священников РПЦЗ в МП. И кстати первым таким вернувшимся священником стал духовник «Памяти» Олег Стеняев. Надо сказать, что МП позволила своим указом «Памяти» находится и дальше в Марфо-Мариинской обители, где после бегства Варнавы так или иначе остался приход. Потом началась реконструкция вот так, без лишнего пафоса и закончилась, вместе с обителью непрочный, но довольной яркий союз РПЦЗ и чернорубашечников»

На первом всероссийском съезде в 1994 году НПФ «Память» выступила с заявлением о общественно-политическом значении Церкви в современной России в котором довольно резко выступила как против бюрократии Московского патриархата за бесхребетность, так и против РПЦЗ за вероломство. По мнению «Памяти», многие служители Церкви Христовой Воинствующей сегодня уподобились лукавомудрствующим баптистским агитаторам. «Своей бесхарактерностью они воспитывают в пастве под видом христианского благочестия толстовское лжесмирение и «любовь к миру сему и тому, что в мире», расслабляют воинский дух и подавляют всякую волю к борьбе с врагами Веры в реальной человеческой жизни.

«В наше время гордость житейская, соглашательство, малодушие, прелести земные, как черви разъедают души многих из высшего церковного священоначалия. гнилой либерализм, о ползучей опасности которого, еще очень давно предостерегали нас такие великие умы России, как Гоголь, Победоносцев, Достоевский, Хомяков и многие другие, словно болезнетворный вирус, с каждым днем все более настойчивее проникает сквозь поры нашего церковного тела и, укрепляясь в управленческих структурах соборного организма, разлагает самый важный центр жизнедеятельности Русской Православной Церкви — Московский Патриархат, сверкающий холодным блеском современной роскоши и комфорта. «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мертвых и нечистоты; так и вы по наружности кажетесь людям праведными, а внутри исполнены лицемерия и беззакония» [Матф. XXIII, 27-28].

Последний Архиерейский Собор, прошедший в декабре 1994 года в Москве стал тому убедительным подтверждением. Так, практически, и не решив злободневный вопрос о необходимости выхода из Всемирного Совета Церквей и запрета душепагубной экуменической деятельности в России, Собор, напротив, в своем «Определении» (п. 5) казуистически признал необходимым «…подвергнуть все вопросы, беспокоящие духовенство и мирян нашей Церкви в связи с ее участием в экуменическом движении, тщательному богословскому, пастырскому и историческому анализу и переосмыслению с целью разъяснения верующим всех недоумений по поводу действительного смысла нашего участия и свидетельства в межхристианских организациях».

Несмотря на заветы святителей нашей Церкви, сегодня высшее духовенство публично отрекается от верноподданнического служения идеалу Самодержавной России, выраженному в священном триединстве «Бог, Царь, Нация!», и ставит себя в сложное, противоречивое положение пред законами Правды и Истины. Таким образом, самоустраняясь от активного участия в решении судьбы Отечества, Московская Патриархия фактически оказывается вне сферы решений национально-государственных задач и расписывается в собственном бессилии перед натиском чужеродных ересей и внутренних враждебных сил. Возникает вопрос, а где же тогда великое историческое преемство, которое Церковь всегда осуществляла?

В старые добрые времена Церковь всегда была главным защитником интересов русского народа и государства, благославляя все патриотические начинания, и история тому неопровержимый свидетель. «По внутреннему своему состоянию и взаимному отношению членов своих, церковь Российская всегда находилась в тесной связи с народом и государством, никогда не отделяясь от них, во всех их состояниях и обстоятельствах, с полным усердием, по возможности, служа всегда истинному их благу и пользам», — бытописует Полный православный богословский энциклопедический словарь. Однако, в наше время мы вынуждены констатировать совершенно противоположное состояние дел.

13480072_1031433410268330_1537250811_n

По словам Васильева, высшие церковные круги преимущественно раздражает, а то и явно пугает активная гражданская позиция огромного количества православных мирян, объединенных по всей России духовной дисциплиной под единоначалием Национально-Патриотического Фронта «Память». Клевета против «Памяти», мутными потоками источаемый денациональными, антихристианскими силами через средства массовой информации всего мира, к глубочайшему сожалению, отравил и сознание многих архипастырей нашей Церкви. Поэтому многие из них заранее предвзято воспринимают деятельность НПФ «Память» и чаще всего в глубоко искаженном виде. Вполне очевидно, что многочисленные интриги, зародившиеся в церковной среде и направленные против возрастающего влияния «Памяти» на сознание русских людей, являются подтверждением того, что наше высшее духовенство по-прежнему пребывает под спудом тоталитарной идеологии, независимо от ее нынешнего формального наименования. «Кто имеет уши слышать, да слышит, кто имеет глаза видеть, да видит!», — учит Святое Писание. Ни для кого не секрет, что на протяжении многих лет «Память» открыто ведет неравную и мужественную борьбу с врагами Православия и России, бескомпромиссно изобличая сионизм и масонство — главных виновников русской трагедии. На алтарь Отечества мы уже принесли свои конкретные жертвы, повсеместно защищая и отстаивая национальные интересы русского народа во всех сферах его жизни. НПФ «Память» изучает корень проблемы и активно борется с первопричиной разрушения Великой Российской Империи, в то время как Церковь предпочитает теоретическую, тихую борьбу лишь со следствиями, что, естественно, гораздо проще и безопаснее.

Национально-Патриотический Фронт «Память» никогда не отделял и не отделяет себя от Церкви, будучи полноправным ее чадом, и поэтому всегда дерзает открыто говорить о ее горестях, ее переживаниях, ее нуждах. Бойцы Фронта всегда являлись самой активной и дееспособной силой в восстановлении многочисленных храмов и монастырей, бескорыстно выполняя самую черновую работу. НПФ «Память», через собственную радиостанцию и газету, а также другие печатные издания, ведет систематическую, целенаправленную работу по приобщению многих русских людей к великой истории и Вере наших предков. Если же все это преднамеренно отождествлять с шовинизмом и лукаво называть политикой, а не естественным процессом борьбы за выживание нации, то, безответственно пренебрегая разумными общественно-политическими потребностями своей паствы и ограничивая свою преобразующую общественную деятельность до пределов церковной ограды, официальная Церковь лишается всякого серьезного руководящего влияния на общество. Такая пораженческая позиция дает еще большее право нашему историческому врагу продолжать беспрепятственно осуществлять под видом демократических реформ окончательное порабощение народа, разрушение России как Великой Державы и Православного славянского мира в целом. Выбрав для себя во всех смыслах наиболее удобную и спокойную форму существования, практически исключив православных мирян из активной церковной жизни и, отводя им роль ничего не решающих статистов, высшие иерархи провозгласили Церковью себя и продолжают стоять на искривленных путях сергианства. Это позволяет нам расценивать подобную деятельность членов Священного Синода и других первоиерархов, как преднамеренный отказ от Богом определенного пастырского предназначения. Кто самоустраняется и отказывается от жертвенного служения национальным, державным интересам России, то есть Отечеству Земному, тот вряд ли будет угоден Отечеству Небесному. Ведь независимо от времен и условий Россия находится под покровом Божией Матери, ибо историческое явление «Державного» Образа Богородицы — тому величайшее знамение. Но, к глубокому сожалению, ныне многие архипастыри нашей церкви руководимы уже не духом жертвенности, а более нуждами человеческими, законами мира сего. «Связывают бремена тяжелые и неудобоносимые и возлагают на плеча людям, а сами не хотят и перстом двинуть их». [Матф. XXIII, 4]

У многих русских людей вызывает откровенное недоумение и глубокое душевное разочарование постыдная безучастность Церкви к сегодняшним трагическим событиям на южных рубежах России, на Кавказе. Где то жертвенное пастырское радение о судьбах солдат и офицеров, которое, как мы знаем, золотыми буквами вписано в доблестную историю деяний Российской православной Церкви?

Вместо того, чтобы в Соборном Единении проводить серьезную методичную работу по сплочению нашего народа под идеей Самодержавного устроительства в прямом взаимодействии с Национально-Патриотическим Фронтом «Память», официальная Церковь заняла хитроумную позицию выжидательства. Но при этом, многие митрополиты и епископы, за редким исключением, в вверенных им епархиях, как будто по чьей-то незримой установке ведут тихую разрушительную работу, делают все возможное, чтобы православный русский люд не смог собраться в единую национальную силу и восстать, как некогда, за свою независимость. Такой, мягко говоря, заботой о духовно-нравственном состоянии своей паствы они наносят откровенный вред интересам общего русского дела и подрывают авторитет Церкви в глазах народа. «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царствие Небесное человекам; ибо сами не входите, и хотящих войти не допускаете» [Матф. XXIII, 13].

Чтобы не быть голословными, приведем характерный факт участия верховных священослужителей в антирусских делах. Так, например, Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, ничтоже сумняшеся, взял, да и запретил священникам благословить и посещать Всероссийский Съезд Национально-Патриотического Фронта «ПАМЯТЬ», в котором приняло участие более трехсот делегатов из 52 регионов России, а также из Крыма, Белоруссии, Украины, Прибалтики, Казахстана, Армении, Грузии и Киргизии. Необходимо особо отметить, что Съезд проходил в присутствии специально доставленной в Москву делегатами из Минска Мироточивой иконы «Державной» Божией Матери. И даже это безусловно достойное церковного внимания важное обстоятельство было полностью проигнорировано многими иерархами московской патриархии. При этом, однако, официальная церковь дипломатично учтива со многими одиозными политическими фигурами, и не гнушается общения с такими ретивыми демократами, как, например, Шумейко и А. Н. Яковлев, хотя последний, до сих пор, не изменил своим антихристианским, русофобским взглядам. Также, по всей видимости, не противоречат постановлениям архиерейского Собора и деловые взаимоотношения с национал-коммунистической оппозицией, во всем своем пестром многообразии, оголтело рвущейся к политическому реваншу. Для полного торжества «миротворческой» деятельности священному Синоду и другим «православным» экуменистам-изменникам осталось только побрататься с синагогальными талмудистами и хасидами, и, надев ритуальные фартуки, взяв в руки мастерки, начать дружную работу по возведению стен новой Вавилонской башни-будущей «Единой церкви», которая должна стать фундаментальной идеей в доктрине «Нового мирового порядка». И ведь именно подобные, не имеющие национального духовного характера люди «готовы обнять все человечество, вот только брату своему руки не протянут» — промыслительно писал в своих дневниках Федор Михайлович Достоевский, изобличая пороки «просвещенного» либерального русского общества, в итоге приведшего Великую Российскую Империю к кровавым революционным потрясениям, разрушению, рабству и гибели десятков миллионов людей. А эпизодические попытки архипастырей нашей Церкви, сознательно несоориентированных на конкретную народную силу, объединить русских людей на голой патриотической идее, не имеющей ярко выраженной традиционной национально-государственной формы, не только явно бесперспективны, но усиливают смуту и шатания в и без того разобщенной среде русского народа. «И многие лжепророки восстанут и прельстят многих,.. если возможно, и избранных» [Матф. XXIV. 11, 24].

Сегодня, на фоне хорошо финансируемой широкомасштабной деятельности инославных конфессий и многочисленных сект, вплоть до откровенно сатанинских, на территориальном пространстве России Православная Церковь в собственном доме выглядит не полноправной законной хозяйкой, а безропотной падчерицей. Самое страшное именно то, что столпы церковного здания расшатываются изнутри скрытыми врагами Православия, облаченными в пышные одеяния священства и наделенными иерархическим правом.

Русский народ в настоящий момент представляется инославному миру больше как явление этническое, культурное, политическое и менее всего как религиозное. Однако именно религиозное начало в самосознании нашего народа является преобладающим. Ярким свидетельством этого неопровержимого факта является то важнейшее обстоятельство, что, не смотря на 78-летнее тотальное господство воинственного атеизма в государственной политике правящей коммунистической партии, Православная Вера не только не угасла в России, а напротив, возрождается в сердце народном, как птица Феникс, с новой животворящей силой. Посему, Архипастыри всех трех ветвей исторической Православной Церкви (Московской Патриархии, Старообрядческой Церкви и Зарубежной Православной Церкви) обязаны немедленно сесть за круглый стол переговоров во имя главной идеи единства Русской Церкви во всей ее полноте. Единая Русская Православная Церковь в дальнейшем должна стать решающей основой в восстановлении законного Самодержавия на Руси.

https://vk.com/event31433938

Нравится