Лжесвидетельство о Христианстве: О книге архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) «Дух, душа и тело» | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Лжесвидетельство о Христианстве: О книге архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) «Дух, душа и тело»

lzheСвятые являются свидетелями Истины, истинного Христианства, свидетелями догматов веры и здравого основания христианского подвига.
Существует, как мы уже сказали, и лжесвидетельство о христианской вере, подкрепляемое канонизациями лиц, великих по человеческим меркам, но чуждых христианского учения.
Один из таких примеров – прославленный в РПЦ МП еп. Лука (Войно-Ясенецкий), знаменитый хирург. Я отнюдь не ставлю себе целью рассматривать его жизнь, но коснусь только одного его сочинения – «Дух, душа и тело», впервые изданного Московским Свято-Тихоновским Богословским институтом.
Сочинение это призвано изложить основы христианской антропологии, учения о человеке. Автор цитирует Писание и жития святых, но в своих взглядах опирается на философию витализма Анри Бергсона, а труды спиритов цитирует в качестве достовернейших источников. В книгу совершенно некритически включены умозаключения Канта и восторженный его отзыв о мистическом опыте Сведенборга, сентенции Плотина по поводу воспоминаний души о предыдущих жизнях и тому подобное.

Неподготовленный читатель, может быть, и не поймет, что за мировоззрение излагает автор на страницах этой книги. Анри Бергсон – ярчайший представитель волны витализма XX века.
Бергсон и другие виталисты полагали первичной собственно жизнь, а материю и дух – ее производными, которые, если взять их самих по себе, являются результатами ее распада. Понятия, которыми характеризуется жизнь – «длительность», «творческая эволюция» и «жизненный порыв».
Еп. Лука пишет в главе 4 своей книги:
«И если даже в неорганической природе так ясно присутствие Духа, то, конечно, и растения и животных надо считать одухотворенными. Самый общий, самый распространенный в природе из всех даров Святого Духа есть дух жизни, и он, конечно, свойственен не только животным, но и растениям. Индусы и другие народы Азии совсем не так смотрят на растения, как европейцы. Они глубоко признают одухотворенность растений».
А в главе 3:
«Нельзя говорить о "мертвой природе". Нет четких границ между неорганической и органической природой. Такова точка зрения и современной науки».
И далее:
«Живые существа отличаются от "мертвой" природы тем, что питаются и размножаются. В науке еще не известно точно, чтобы эти функции были свойственны и минералам… Однако, есть основание ожидать, что наука будущего найдет в природе указания и на них. Уже теперь обнаружен в некоторых минералах фермент, который по своему действию аналогичен половым гормонам, ускоряющим рост и половое созревание новорожденных животных».
Легко можно понять, что все эти предположения, вплоть до аналога половых гормонов у минералов, происходят именно из философии витализма, а отнюдь не из Писания (которое автор толкует произвольно, приспосабливая к своим взглядам) и не из науки, к которой эти домыслы не имеют никакого отношения.
Обычно защитники данного сочинения еп. Луки утверждают, что оно носит апологетический характер, то есть призвано в первую очередь показать, что вера не противоречит науке. Однако удивительно, до какой степени измышления автора чужды науке и близки лженаучным теориям, вроде самозарождающихся клеток Лепешинской. Таким образом, «примирить с верой» оно может только лженаучное, оккультное мировоззрение, а для нормальных ученых в наше время, скорее, окажется предметом насмешек.
Когда-то многим представлялось, будто витализм преодолевает ограниченность и механистичность позитивизма, господствовавшего до этого. Отсюда и надежды некоторых апологетов на помощь философии Бергсона в опровержении грубого материализма. Однако, как прекрасно пишет об этом иеромонах Серафим Роуз в своей книге «Человек против Бога», на самом деле витализм явился следующей стадией разложения остатков христианского мировоззрения. Если позитивизм отверг Абсолютную Истину – Бога, отверг  реальность Божественного Откровения и ограничил себя истинами видимого, материального мира, то витализм полагает критерий истинности вообще несущественным и заменяет его «жизненностью», а логику и следование фактам – «интуицией».
Нельзя не заметить, что для данного труда еп. Луки как раз весьма характерны построения произвольные, интуитивные, противные как науке, так и христианскому учению. Это – не недоразумение, а проявление усвоенного автором мировоззрения, весьма популярного в годы его юности, хотя в наши дни уже несколько устаревшего.
Одним из проявлений духа времени было тогда увлечение спиритизмом, часто в псевдонаучном оформлении. Поэтому неудивительно, что еп. Лука обильно цитирует как совершенно достоверные и добросовестные источники книгу «Эманация психофизической энергии» Наума Котика и «Трактат метапсихики» Шарля Рише.
Не буду сейчас останавливаться на критике спиритизма и всяких метапсихических опытов с христианской точки зрения. Это – тема для отдельного разговора. Для нас важнее то, что опыты по материализации духов, передвижению предметов силой мысли и т.п. автор рассматривает наряду с чудесами, описанными в житиях святых и в Писании, именно как явления одного порядка, одной природы.
В главе 7 он пишет:
«…медиум чувствует большое утомление, ибо из него исходила мышечная сила. Господь Иисус Христос чувствовал, что из Него изошла сила, исцелившая кровоточивую женщину. Это факты одного и того же порядка, но выходящие из рамок физиологических явлений, факты трансцендентального порядка. <…> Что невероятного в том, что просветленный дух святых в полной мере и всегда обладает теми трансцендентальными способностями, которые у некоторых обыкновенных людей появляются только в состоянии сомнамбулизма?»
Не нужно быть богословом, чтобы догадаться, что здесь что-то совсем не так. Человек с худо-бедно христианскими взглядами, скорее всего, поймет, что называть фактами одного и того же порядка чудо, совершенное Спасителем, и медиумические упражнения никак нельзя.
На одном форуме я встретила отзыв верующей женщины, которая написала, что книга «Дух, душа и тело» произвела на нее тягостное впечатление.
В ответ ей были приведены участниками форума следующие аргументы.
Во-первых: это не догматическое, а апологетическое сочинение, поэтому тут необязательна догматическая строгость.
Во-вторых: еп. Лука – великий святой. Нет, даже так: ВЕЛИКИЙ святой. Дальнейшее обсуждение не имеет смысла.
Эти два аргумента означают апологию адогматизма – принципиальное отрицание необходимости для христианина всегда исповедовать христианскую веру без всяких повреждений и смешения с человеческими домыслами.
Приходилось еще слышать, будто еп. Лука был прославлен только лишь как исповедник веры, а не учитель Церкви, поэтому не стоит придираться к его сочинениям. Однако не существует разных форм прославления епископа, но только в ранге святителя; первейший же долг всякого епископа, даже и не достигшего высот святости, – право править слово Истины (2 Тим. 2:15).
Еще я читала, что в проповедях еп. Луки, в отличие от этой книги, нет никаких погрешностей против веры. Это вполне возможно: надо думать, в проповедях он придерживался традиционных, общепринятых выражений, и таким образом избегал заметных ошибок. Однако именно в книге «Дух, душа и тело», еп. Лука взялся объяснить, что же именно подразумевается под этими традиционными выражениями.
И наконец, один из участников упомянутого форума высказался примерно так: еп. Лука ведь не пишет, что спиритизм – это хорошо. Он просто говорит, что это явления одного порядка, и это верно, только знак разный: минус или плюс.
Этот аргумент – прямая иллюстрация того, что значит лжесвидетельство о вере, подкрепленное канонизацией. Стремление оправдать канонизированного подвижника привело в данном случае не просто к ереси, а к отрицанию самых основных понятий нашей веры.
Нет ничего более различного, чем Бог и творение, как по существу, так и по действиям.
В этом смысле даже различие между естественными, природными действиями человека и бесовскими не так существенно (хотя и важно).
Тем, кто это понимает, не придет в голову толковать слова Спасителя об исшедшей из Него силе в смысле потери энергии, потраченной на совершение чуда исцеления.
И чудеса святых совершались не их собственной, пусть даже не физической, а какой-то более тонкой, духовной силой. Вспомним, что сказал Апостол Петр после исцеления хромого: мужие Израильтяне, что чудитеся о сем, или на ны что взираете, яко своею ли силою или благочестием сотворихом его ходити?(Деян. 3:12).
В этих словах – суть свидетельства святых, и это свидетельство оказалось ненароком отвергнуто защитниками сочинения еп. Луки.
Разбирать далее книгу «Дух, душа и тело» я полагаю излишним. Тем, кого интересует более подробный разбор, предлагаю прочесть статью И. И. Волошина «Канонизация Московской патриархией архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) как знамение времени», которую нетрудно найти в Интернете.
Моей же целью было только показать пример лжесвидетельства о христианской вере.
Разговор о христианском свидетельстве и о лжесвидетельстве мы, надеюсь, продолжим в следующий раз.

КИСТЕРОВА ЕЛЕНА

Нравится
Метки: