Религиозный культ Победы | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Религиозный культ Победы


Культ Победы был учрежден 26 апреля 1965 года — почти через 20 лет после собственно самой Победы. До этого 9 мая было обычным рабочим днем, и многочисленные ветераны войны в этот день стояли у станков, мели улицы, водили автобусы и даже помыслить не могли, что 9 мая станет главным праздником страны. Тем не менее, оно стало.

Задержка в 20 лет легко объяснима — с одной стороны, советская власть явно не хотела раньше времени обожествлять ветеранов, которые могли превратиться в серьезную, сплоченную группу влияния (достаточно вспомнить судьбу главного героя Победы — Жукова, отправленного Хрущевым в небытие без всяких сантиментов). С другой стороны, брежневский Советский Союз начинал медленно гнить изнутри, и ему нужны были новые идеологические скобы, способные сбить воедино трещащую по швам коммунистическую идеологию. Такой скобой и стал культ Великой Победы, организованный по образцу и подобию религиозных культов.

Был введен институт святых-ветеранов, принявших муки или мученическую смерть за веру (сравните Матросова, упавшего на амбразуру во имя борьбы с фашизмом, и святого Андрея, упавшего на косой крест во имя борьбы с диаволом), традиция святочных рассказов (они же «Уроки мужества»), отличительные знаки верующих (многочисленные картонные ордена, в последние годы процесс достиг логического завершения с появлением пластиковых Георгиевских лент, которые теперь носят совсем как крестики, причем и кресты, и ленты обозначают муки, которые приняли ради нас). Появились ритуальные приветствия («С праздником Великой Победы!»), установленные молитвенные формы («В этот праздник Великой Победы я бы хотел поздравить..») и песнопения («…со слезами на глазах»), а само Девятое мая стало, ни много ни мало, днем возрождения и спасения всего русского (или, чуть ранее, советского) народа, который хотели уничтожить фашисты, но ветераны которого победили, смертью смерть поправ. То есть, Пасхой. С «фронтовыми ста граммами» и «солдатской кашей» в качестве кагора и просвирок, которыми причащаются верующие. Образ Гитлера, пытавшегося погубить советский народ, соответственно, уже довольно давно смешался с образом Дьявола, который хочет погубить род людской. Само собой, что появились и дьяволопоклонники, празднующие день рождения Люцифера, носящие перевернутые крестики (в смысле, свастики) и участвующие в нацистских оккультных ритуалах. И, точно так же, как и несколькими веками ранее, их обвиняют в ритуальных убийствах — только не христианских младенцев, а таджиков-гастарбайтеров. Естественно, что церковь Победы борется и с ересями — достаточно вспомнить знатного ересиарха Резуна и объявленную ему правоверными войну или вот недавно принятый закон о противодействии фальсификации истории, предполагающий реальные сроки для упорствующих в своих заблуждениях еретиков. Отстроились и храмовые комплексы, главный из которых — Поклонная гора (прекрасное название для мемориала о величайшем триумфе нации, не находите?), плюс множество вечных огней (ср. с Благодатным огнем) по всем городам и весям. И, конечно же, Могилы Неизвестного Солдата — практически, мощи святых. Но, как и у всякого культа, у победианей есть темные стороны, о которых они предпочитают не вспоминать. Невозможно построить религию, не заметая под ковер все несуразности, зацепки и занозы, мешающие плавному убаюкивающему рассказу о Великом Подвиге боголюдей. Напомним о них, пока резунистов еще не начали сжигать заживо на сваленных в кучу томах «Ледокола»: Сталин и Берия. Я отношу себя к антисталинистам, но не могу не признать, что этот грузинский мужчина обладал верховной властью в воющем СССР. Нынешняя официальная формулировка предполагает, что в Великой Отечественной победил некий «народ», как будто это «народ» назначал главнокомандующих, координировал стратегическое планирование и распоряжался работой промышленности. Народ, извините, в первые же месяцы начал массово сдаваться в плен, затем записываясь в полицаи, «хиви», Российскую Освободительную Армию и черт знает куда еще, а товарищ Сталин загнал народ воевать обратно знаменитым приказом 227. Несомненно, что геополитические и дипломатические просчеты Сталина привели к чудовищной катастрофе в первый год войны, но также несомненно, что Сталин эти просчеты исправил, обеспечив Победу. Предполагать, что некая народная масса может самоорганизоваться в сложную иерархическую структуру (которой является армия), разработать многоходовые стратегические планы и выполнить их, не свалившись в анархию и поголовное дезертирство, смешно. Без чудовищных, невероятных усилий Сталина в самом начале войны не было бы никакой Победы, и делать вид, что верховный руководитель страны не имеет никакого отношения к ее триумфу смешно и глупо. Это детское вранье, школьничество, «Жукова помню, Рокоссовского помню, Сталина не помню». Нельзя также забывать о том, что один из маршалов Победы — Лаврентий Павлович Берия, внесший весомый вклад в укрепление тыла сражающейся страны. Чем Берия был принципиально лучше Гиммлера, а войска НКВД — войск СС, очень большой вопрос, на который верующие почему-то не хотят отвечать. Но, опять же, замазывать его лицо в фотошопе и делать вид, что так и было — стыдно. Так не было. Сталин и Берия — Победители с большой, огромной, ярко-красной буквы «П». Союзники. Участие Союзников в войне пытаются свести в основном к поставкам ленд-лиза, всячески преуменьшая их значение. Дескать, мы потеряли основные промышленные районы страны, но это ничего, мы бы все равно выстояли против объединенной промышленной мощи Европы с одним лишь Уралом за спиной. Но даже не касаясь ленд-лиза, сложно не заметить, что Великобритания — единственная страна, провоевавшая с фашизмом от звонка до звонка. В то время как советские войска проводили совместный парад с фашистами в Бресте, британские летчики отчаянно сражались с немцами в небесах над Европой, а затем и вовсе фактически в одиночку противостояли гитлеровской Германии. Понятно, что всяк кулик свое болото хвалит, но делать вид, что Союзники чуть ли не самозванцы на нашем празднике Победы — как минимум подло. Сделка с Дьяволом. Огромное количество литературы написано по поводу нужности и даже необходимости пакта Молотова-Риббентропа, не буду углубляться. Скажу лишь, что факт остается фактом — будущее победители торжественно поднимали в Москве флаг со свастикой, был проведен советско-немецкий парад, а Сталин на свое шестидесятилетие получил теплую поздравительную телеграмму от Гитлера. Конечно, это все можно объяснить нуждами realpolitik, но тогда рушится краеугольный камень Культа Победы — утверждение, что советские люди «спасли Европу от фашизма» из каких-то идеалистических соображений, а не по грубому расчету. Чудовищная похожесть страны-победительницы фашизма на страну-породительницу фашизма. И там и там концлагеря, массовые репрессии, преследование по национальному признаку, тайная полиция, тоталитаризм, удушение свобод и претензии на мировое господство. Если отбросить всю идеологическую шелуху, то сходство Рейха и Союза поразительно — просто у одних была расовая борьба, а у других классовая, все остальное же совпадает вплоть даже до эстетических мелочей вроде внезапного возрождения имперского стиля ампир. Попытки объяснить принципиальную разницу между желанием перебить всех буржуев и желанием перебить всех евреев изначально обречены на провал, и потому верующие ими не занимаются, ловко переводя тему на фашистские зверства. Ими же забивается вопрос о том, что получил советский народ за свой великий подвиг — в среде верующих обсуждать это считается просто неприличным. Советский народ получил жизнь, а то, что оригиналы плана «Ост» не найдены до сих пор — так это дело десятое. Война с идеологией. Русские большую часть своей истории воевали с немцами. Псы-рыцари Ливонского ордена, вымуштрованные солдаты Фридриха II, войска Второго Рейха в шапочках-пикельхаубе — перечислять можно бесконечно, за последние 300 лет русские солдаты три раза брали Берлин. Можно сказать, что у нас это такое национальное развлечение — биться с немцами насмерть. И тут вдруг оказывается, что в 41-ом году началась не война с нашим давним и хорошо знакомым врагом — немцами, а с некими невиданными «фашистами», которых мы раньше знать не знали. Что вот, оказывается, впервые в жизни Россия в состоянии войны с Германией, и во всем этом виноваты фашисты проклятые! Ну что за бред. Достаточно сказать, что солдатам Вермахта законодательно запрещалось членство в политических партиях, действующие же члены партий должны были приостановить свое членство на время армейской службы. То есть, чисто юридически, большая часть немцев на территории СССР была, извините, беспартийными. В то время как в рядах Красной Армии (само название — «Красная»!) насчитывалось огромное количество коммунистов. С точки зрения формальной логике следует говорить не о борьбе советского народа с фашизмом, а о борьбе коммунистов с немцами. К тому же, сама формула «борьбы с фашизмом» пошла от Сталина («Гитлеры приходят и уходят, а немецкий народ остается» конца войны сравните с «Убей немца!» Эренбурга, написанным в разгар войны), которого верующие стараются вычеркнуть из истории культа. Это не говоря уже о том, что «борьба с фашизмом» подразумевает борьбу с идеологией, и было бы странно утверждать, что советские солдаты бросались на пулеметы от ненависти к корпоративисткому государству (именно его подразумевает фашизм), а не от ненависти к немцам. С фашизмом боролись политруки, которых верующие почему-то не очень любят. Прикрытие ветеранами вообще чего угодно. Даже если на секунду предположить, что ветераны — это такие сверхлюди, спасшие всю нацию (а не просто ветераны войны, как, например, ветераны Чеченских войн), то совершенно непонятно, почему именами этих людей должны закрываться антисоветские шашлычные. Почему от имени мертвых солдат у нас борятся с националистическими организациями (которые, конечно, те еще дуболомы — но никак не фашисты), эстонскими парламентариями и черт знает кем еще. Да, вы, ветераны, совершили огромный подвиг, спасли нас от великой беды, поклон вам в пояс. А теперь можно спасенные вами граждане РФ поживут своей отдельной жизнью, в которой могут быть и неприятные вам (точнее, выступающим от вашего имени организациям молодых лоботрясов) решения? Нет, никак нельзя? Шаг влево, шаг вправо — оскорбил ветерана, совершил кощунство над чувствами верующих (большинство из которых не назовет ключевые даты Войны)? Таким образом, у нас получается огромная, поддерживаемая государством церковь, вычистившая свою реальную историю до состояния святочных рассказов и пасхальных открыток. При этом в отличие от настоящего христианства, в которое можно не верить и вообще относиться скептически, победианство является обязательной религией, поддерживаемой на уровне уголовного кодекса. Вы можете быть мусульманином и занимать государственную должность, но вы не можете публично усомниться в святости Победы и после этого сохранить свой пост, вас обвинят в кощунстве (то есть, религиозном преступлении). Победа — единственный стержень современного российского общества, единственный общий идеал, кое-как скрепляющий вместе 140 миллионов людей. Стоит его убрать, признать Победы просто военной победой, случившейся 65 лет назад, и мало чем отличающейся от победы в войне 1812-го года, как нынешняя Россия окажется в жесточайшем кризисе самоидентификации. «Если мы не Нация Победителей Фашизма, то кто?» Искать ответ на этот вопрос тяжело, страшно и попросту неудобно. Так что давайте лучше наденем Георгиевские ленточки, прочитаем про очередного героического летчика или танкиста и приготовимся к новому грандиозному празднованию 9-го мая. Ведь мы же победиане. Храни нас Девятое Мая! Примечание Содержание данной статьи не во всём совпадает с идейной установкой редакции сайта. Публикация этого материала носит осведомительный характер и не преследует иных целей, кроме как ознакомления с темой поднятой в этой статье
Источник: https://artpolitinfo.ru/religioznyiy-kult-pobedyi/

Нравится