РПЦ МП на пороге своего будущего | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

РПЦ МП на пороге своего будущего

В 2015 году период отчуждения РПЦ МП от активной части общества завершится: чем же именно?

Новый церковно-политический сезон не успел начаться, как еще в летних публикациях внимательных наблюдателей был обозначен его главный тренд: «РПЦ скоро будут бить» (Владимир Голышев, 5 июля). Техника этого «битья» была недавно описана в общих чертах Александром Невзоровым. Он же описал и позицию федеральной власти в отношении РПЦ МП: я бы назвал ее неблагожелательным (раздраженным) нейтралитетом. И это именно солидарная позиция условного Кремля, а не только одной из «башен».

Таковы те особенности предстоящего сезона, которые будут бросаться в глаза каждому наблюдателю. Но сейчас лучше поговорить о другом. А именно, о чуть более общем контексте происходящего и о состоянии людей, связывающих себя с РПЦ МП.

Контекст: прошлое и будущее

Краткий переходный период новейшей истории РПЦ МП как несостоявшейся государственной церкви заканчивается и закончится еще в пределах 2015 года. Это был период отчуждения РПЦ МП от активной части общества, не только интеллигенции.

До 2012 года господствовало мнение о РПЦ МП как об институции малопонятной, но, в общем, своей и довольно-таки симпатичной, если смотреть издали. После скандалов с Патриархом Кириллом (Гундяевым) в начале 2012 года и окончательно после приговора «Pussy Riot” в августе того же года РПЦ МП стала восприниматься как чужая и недобрая. В апреле 2012 г. мне довелось вкратце описать, как это новое состояние влияло на разных людей, относивших себя к РПЦ МП.

От статуса «чужого» до статуса «виноватого» один шаг, и этот неизбежный для РПЦ МП шаг был сделан в 2015 году. Теперь ее восприятие в обществе – не просто как чужого, но враждебного чужого. Принадлежность к ней стигматизирует любого человека, если только этот человек попадает в общественно активный слой общества. И это уже теперь, хотя почти все шлюзы, через которые вскоре на общество хлынет компрометирующая РПЦ МП информация, пока что закрыты.

Можно особо отметить личные качества и тактику протодиакона Андрея Кураева, которые принесли ему победу в информационной битве с чудовищем. В конце 2013 года ему удалось лишь обозначить тему, вызывающую физиологическое отвращение к разложившемуся руководству его номинально религиозной организации – но не удалось тогда ни обозначить масштаб явления, ни вообще привлечь постоянное внимание журналистов и общества. Последовавшие вскоре украинские события, казалось бы, окончательно перекрыли общественный интерес к кураевским разоблачениям. Но надо было всего только подождать и не падать духом. Прошел еще год или год с небольшим, и развитие украинских событий привело к ослаблению РПЦ МП не только в Украине (где она теперь озабочена только выживанием, уступив место государственной Церкви Киевскому патриархату). Украинское фиаско РПЦ МП, которое наш Портал предрекал ей с самого запуска политики «Русского мира» в 2008 году, – главная причина потери к ней интереса со стороны Кремля. А РПЦ МП в последние годы только и делала, что показывала обществу непристойные гримасы из-за красной зубастой стены. Каково же после этого оказаться на улице? И вот, дожил протодиакон Кураев до того, что его обличения стали востребованы. И ждать-то пришлось всего ничего.

Но не надо бояться, что РПЦ МП вскоре совершенно исчезнет. Такого не может быть, так как для нее в нашем обществе есть естественная ниша – ниша сети комбинатов ритуальных услуг. Когда она успокоится в этом общественном статусе, все скандалы вокруг нее прекратятся: попы заживут долго и счастливо (ибо в чем поповское счастье, если не в требах и «пожертвованиях» за них?), и их трудовые коллективы сами решат, какие епископы и в каком количестве им будут нужны. Соборность войдет в эту Церковь через дверь профсоюза.

Люди: четыре психологических стадии после постановки диагноза

Чтобы разобраться с состоянием людей, ощущающих свою принадлежность к РПЦ МП, нужно вспомнить о стадиях психологической адаптации больного к смертельному диагнозу. В данном случае смертельный диагноз поставлен РПЦ МП, если рассматривать ее в качестве организации религиозной, а не предприятия бытовых услуг. Поэтому стадии психологической адаптации верующих людей будут те же самые. Что же касается абсолютного большинства посетителей храмов, пусть даже и регулярно причащавшихся, то им адаптация не понадобится, а они просто по-тихому отойдут в сторону. Уже и отошли многие. В их сознании останется ощущение, будто так было всегда: «Австразия всегда воевала с Океанией», – согласно исчерпывающей формуле Орвелла для исторического сознания масс.

Психологическая адаптация к смертельному диагнозу проходит через четыре стадии: отрицание, гнев, депрессия и – если все сложится хорошо – творческое и конструктивное приятие своего нового положения.

В закончившийся уже период 2012–14 годов среди религиозно настроенных прихожан РПЦ МП господствовало отрицание: отрицались масштабность и, главное, системообразующий характер явлений. Для нынешнего периода характерным становится сдвиг мейнстрима к следующей фазе – гнева. Отрицать, будто опасные для окружающих психопаты и(или) сексуальные извращенцы контролируют руководящие структуры РПЦ МП, — как представляется теперь этим людям — более не приходится. Но признание этого факта вызывает гнев, т.е. агрессивную позицию. В силу религиозной специфики, она выражается на языке защиты, а не нападения, хотя по сути тут именно нападение: мол, какова бы эта Церковь ни была, но это моя Церковь (некоторые говорят – «моя мать»), и Я ее не оставлю. В РПЦ МП быть стыдно, но поэтому-то я в ней и буду!

Тут имплицитно выражается осуждение тех, кто уже оставил и оставляет РПЦ МП, причем, главный адресат такой агрессии – не сами эти «отрезанные ломти», а еще остающиеся в ее ограде. Их подсознательно хочется запугать, чтобы не выходили. Хочется переменить минус на плюс: собственный стыд за пребывание в РПЦ МП превратить в стыд за желание ее покинуть.

Таков мейнстрим. А передовая мысль верующих РПЦ МП уже смещается к третьей фазе – депрессии. Теперь модно называть ее «выгоранием», применяя этот термин и к священнослужителям, и к активным мирянам. Статистически преобладающей линией поведения на этой волне станет, разумеется, расцерковление. Массовое расцерковление активных мирян и не очень подсевших на легкие поповские заработки священнослужителей – это мейнстрим следующего этапа, когда начнется распад нынешней непомерно раздутой РПЦ МП и переформатирование ее под сеть предприятий ритуально-бытовых услуг. Пока что в депрессии бьется только передовая мысль религиозно мотивированных членов РПЦ МП, и часто эти терзания остаются невидимыми миру.

К конструктивному приятию смертельного диагноза для РПЦ МП как религиозной организации приходят сейчас и придут в будущем немногие. Это никогда не станет мейнстримом. Но этот путь всегда и для всех открыт.

«Но ты не верь никому, Думай своей головой…» – сказал один из лучших поэтов современности по аналогичному поводу.

Епископ Григорий (Лурье), для «Портала-Credo.Ru»

Нравится