Т.М. Крихтова. Роли и идентичности современных православных священников | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

Т.М. Крихтова. Роли и идентичности современных православных священников

 

Поводом для нашего исследования стало то, что ни в церковной, ни в светской среде нет единственного представления о том, что священник должен делать в течение своего обычного рабочего дня. Фактически, кроме непосредственно богослужений, священники выполняют большое количество работы, основная часть которой ничем не регламентируется, часто является личной инициативой или предпринимается в силу обстоятельств. По ней священнику не приходится отчитываться. По нашим наблюдениям, эта дополнительная деятельность отличается у священников настолько сильно, что может сложится ощущение, будто все они заняты в совершенно разных областях. Отсюда возник вопрос, как сами священники идентифицируют себя и свою деятельность в церковной системе и откуда такая идентичность у них появляется.

Методология исследования

В исследовании с каждым священником использовались три составляющие полевой работы: наблюдение, фиксирование бюджета времени и интервью

Наблюдение
Для того, чтобы понять, что представляет собой служение каждого священника был выбран формат непрерывного следования за священником в течение всего его рабочего дня в течение недели. Такая техника наблюдения дала возможность практически оказаться на месте священника, ощутить и увидеть то, что каждому из них приходится делать, поговорить со всеми людьми, с которыми священнику приходится встречаться. При этом часто можно было получить комментарии самого священника о происходящем, многие вещи они старались объяснять в контексте не только текущего момента, но и всей своей жизни и служения. При этом наблюдатели видели и те моменты, которые сами священники не замечают, потому что сталкиваются с ними постоянно.
Такое наблюдение велось только за священниками, которые дали согласие и оказались готовы к подобному общению. Несколько священников действительно отказались от участия в проекте, мотивации их были разными: считали себя недостаточно интересными, боялись «санкций», которые могут быть к ним применены руководством.

Бюджет времени
Один из основных современных исследователей бюджетов времени Дж. Гершуни утверждает, что «Политическая экономия постиндустриального общества − это, по сути, политическая экономия времени» [3, с. 74]. То есть, для понимания сегодняшнего общества целесообразно считать показателем человеческой деятельности не финансовые инструменты, а используемое им время. По этой логике, время, затрачиваемое священником на его повседневные дела гораздо более показательно, нежели другие факторы.
В этом исследовании анализ бюджета времени используется как качественный, а не количественный метод. Наша основная задача – посчитать сколько времени на выполнение каждого действия священник тратит в среднем и как эти показатели различаются у разных священников, а понять как действия священника связаны с его самоопределением.
После недели наблюдений для каждого священника был составлен его бюджет времени. Бюджет времени представлял собой таблицу, в которой указывалось каждое действие, его время, место, участники, используемые предметы, а также, если это было возможно, приводилась оценка события самим священником (в виде цитаты из интервью или полевого дневника). Мы старались вносить действия в таблицу максимально подробно, учитывая мимолетные разговоры на улице и по телефону, бытовые моменты в течение дня.
Интервью
В начале и в конце наблюдения с каждым священниками проводились интервью.
Изначально планировалось сделать первое интервью ознакомительным, а второе глубинным. Однако, в самом начале работы оказалось, что то, что священники рассказывают в личных разговорах отличается от того, что они говорят в интервью. Поэтому впоследствии решено было сделать первое интервью максимально подробным, чтобы опираться на информацию из интервью при наблюдении, а второе использовать для дополнительного проговаривания священником всего случившегося с ним за неделю и дополнительных вопросов, в случае их возникновения.
Роли священников у Самуэля Близзарда
Исследование Самуэля Близзарда «The Protestant Parish Minister: A Behavioral Science Interpretation» [8] было взято нами качестве примера исследования, в котором говорится о соотношении занятости и идентичности священников на основе классификации их ролей. Эта работа представляет собой попытку проследить, как роли распределены среди действующих американских протестантских приходских служителей, как их самоопределение соотносится с их реальными занятиями. Для этого автором было проведено анонимное анкетирование священников разных деноминаций. По итогам данных своего исследования Близзард делает выводы о том, как священники совмещают в своей деятельности существующие роли и какие противоречия могут возникать в этой сфере.
Мы использовали работу, основанную на исследовании протестантских служителей, применительно к православному духовенству, не видя в этом значительной проблемы, потому что данный вопрос касается деятельности Церкви как социальной организации, а не догматов и способа литургии.
В этом исследовании Близзард строит свою собственную структурированную систему ролей. Он делит все роли священников на три категории: Основная (Master), Интегративная (Integrative) и Практическая (Practitioner). Категории описывают разные уровни деятельности и самосознания священника, а значит, у каждого священника должна быть как минимум одна роль на каждом уровне.
Роли Основной категории определяющая черта служения священника, то, как он сам видит свое место в этом мире и основную задачу своей деятельности. Роли в этой категории делятся на идеологические (Служитель Бога и Посредник между Богом и людьми, Служитель людям) и функциональные (Лидер-вдохновитель, Прагматик).
Роли Интегративной категории ­ это профессиональные отношения священника с людьми, то, что он непосредственно делает для других. Эти роли делятся на традиционные ("почетный святой", Знаток всего, Проповедник Евангелия, Тайносовершитель, Пастырь), современные (Специалист по межличностным отношениям, Менеджер прихода, Социальный работник, Просветитель, Специалист по субкультурам, Лидер общины, Человек Церкви) и роль Священник общей практики (по аналогии с англоязычным названием врача-терапевта), который выделяется в отдельную категорию. Это священник, который объединяет в себе несколько ролей и действует в интересах своей общины так, как диктуют обстоятельства.
Практические роли – это публичная самопрезентация священника, то, как окружающие видят этого священника и все что он делает. Они разделяются на Традиционные (Проповедник, Требоисполнитель, Учитель), Нео-традиционные (Пастор) и Современные (Администратор и Организатор).
Роль в понимании Близзарда - это комплексное явление, которое включает в себя разные аспекты личности и деятельности. Например, один и тот же священник может считать себя Посредником между Богом и людьми, быть Проповедником и Учителем для своих прихожан. Более того, описывая распределение ролей между священниками, Близзард указывает у какого процента священников данная роль была на первом месте, а у какого на втором.
По мнению Близзарда роль и деятельность не всегда связаны. Священник может идентифицировать себя с определенной ролью, при этом его деятельность, которую ему приходится выполнять по внешним обстоятельствам может от этой роли отличаться.

Полевые примеры
В самом начале, до полевого этапа работы предполагалось, что священников, которые стали объектами данного исследования, будет возможно отнести к различным типам по модели Близзарда и, распределив их таким образом по группам, можно было бы ответить на вопрос о том, что объединяет священников с одной ролью, а, следовательно, и что определяет выбор ими этой роли. Исследование Близзарда было анонимным, мы же располагали дополнительными данными о священниках: возрастом, местом служения, стажем хиротонии.
Однако наша попытка после сбора полевых данных соотнести результаты со детально разработанной схемой Близзарда завершилась неудачей. Значительная часть наших информантов не подошла ни под один из типов, другие могли быть отнесены к тому или иному типу лишь с серьезными оговорками. Другие попадали в одну категорию по совершенно разным признакам. Во время исследования эти священники воспринимались нами как слишком разные, чтобы находиться в одной категории. В результате распределение священников по этой классификации получалось настолько неоднородным и условным, что использовать ее для исследования в дальнейшем было бы бессмысленно.
Самое значительное несоответствие между нашими полевыми материалами и моделью Близзарда стало заметно при попытке распределить наших информантов на Общем уровне. На этом уровне роли описывают то, как священник видит себя во взаимоотношениях между Богом и людьми. Это личное, глубокое понимание своего места не просто в структуре Церкви и общества, и более глобально, во всем мироустройстве. С первого взгляда классификация Близзарда покажется достаточно стройной и логичной, кажется, что священник действительно может ощущать себя кем-то одним: служащим исключительно Богу, служащим людям, посредником между двумя мирами. Но, если посмотреть на тексты собранных нами интервью, мы видим, что среди выборки практически отсутствуют священники, которые оценивают свое место в этой категории. Для всех них их служение в идеале должно совмещать в себе все три роли Интегральной категории Общего уровня. Были случаи, когда во время интервью священник проговаривал главный смысл своей деятельности в служении Богу, однако большую часть времени проводил, общаясь с людьми, иногда на бытовые темы, которые не имеют отношения к Церкви.
Для наглядности этого аргумента приведем таблицу, в которой продемонстрируем как при анализе несколько наших информантов попали сразу во все три идеологические роли Общего уровня [7].
Священник
Служитель Богу
Посредник между Богом и людьми
Служитель людям
S11
В наших беседах, которые сопровождали все его действия, этот священник не раз говорил также о том, что он, несмотря на социальную важность всей своей работы, делает ее для Бога, потому что только такая изначальная цель делает социальную деятельность по настоящему полезной.
«Служить Богу и людям. Вот это важно, неважно где-то строить дом. Это нужно делать, но это не первое. А первое... а первое то, что должен священник делать - служить Богу и служить людям» [7].
«Сейчас в воскресенье будет 22 года, как рукоположен. За это время вместе с людьми, вместе с народом было построено на территории района 7 храмов» [7].
S9
Таинство, которое я совершаю это моя главная задача. Какой смысл сложно сказать такой искусственный здесь другой смысл. Так как я священник я совершаю таинство это моя главная задача[7].
Обязан до людей доносить, утешать людей, которые уже с Богом знакомы, можно так сказать, но которые в тяжелых жизненных ситуациях пребывают[7].
Но считаю, что тоже необходимо это делать, но нужно конечно беседовать обязательно людей привлекать именно к таинствам к исповеди, к причастию обязательно. Не просто покрестить – вот в этом задача – не чисто формально требу совершить а все-таки, как в случаях бесед, объяснить, научить, привить к Церкви[7].
S3
Но в то же время внутренние противоречия, они не находили разрешения, поэтому я молился Богу своей молитвой такой. И такое разногласие. И я видел, что ответы на вопросы я не нахожу и не знаю, как с этим быть. В то же время искал у Бога помощи. Чувствовал. И Господь мне знание, что ли, свыше дал, просветление, что ли. И это были ближе к выпуску уже. И я уже на выпуске, у мня мысль была такая, что я не смогу работать по специальности, мне нужно искать другую жизнь какую-то. Я не знал, какую в монастырь идти или чего. И пошел я работать после окончания, через год уволился и приехал сюда, в богословский институт поступил[7].
И молиться за больных, помогать им, облегчать их страдания, помогать им осмыслить их болезни, обрести правильное понимание болезни. Оказать ту посильную помощь, которую мы можем оказать. И другое направление - приведение людей к Богу[7].
Главное? Для меня главное служить людям. Служить людям нуждающимся[7].

Как видно из таблицы, сами священники не видят противоречия в сочетании сразу трех ролей из классификации Близзарда. А если большинство священников попадает сразу во все три категории, то такое деление, по-видимому, не оправдано.
Как нам кажется, все эти недостатки методологии Близзарда объясняются в первую очередь тем, что он создавал свою классификацию, основываясь на теоретических исследованиях по пастырской теологии и некоем собственном представлении о том, как устроена Церковь, без реальных данных и только потом проверил её на священниках с помощью анонимного опроса с открытыми вариантами ответа. методология сбора и обработки информации описывается им в первой главе книги, однако Близзард делает это не очень четко и последовательно. Близзард подгоняет существующих священников под его личную абстрактную схему (в других работах по богословию священства подобная схема не встречается и сам Близзард не ссылается ни на что). Причем подгон этот осуществляется исключительно на основании коротких ответов на вопросы анкеты, без какой-либо дополнительной информации о деятельности священника. А, как мы уже писали выше, декларируемая роль может отличаться от реальных действий.
Невозможность использовать модель Близзарда для классификации заставила нас создать собственную классификацию ролей священников основываясь в первую очередь на нашем полевом опыте. Для определения роли священника решено было использовать несколько показателей: самоопределение (то, как он сам лично проговаривает свою роль в интервью, если это происходит), конкретные действия в течение недели, официальная должность священника (если она была), местоположение его прихода.
Обычно личное самоощущение священника, очевидное из интервью и других разговоров четко совпадало с местом служения и особенностями прихода. Так, священник, возглавляющий несколько приходов сельской местности и проводящий большую часть времени в переездах между ними и решения проблем на каждом из приходов, в интервью рассказывал о том, насколько сильно отличается жизнь сельского священника от городского. По его словам служение священником в городе ­ это несложная работа к которой стремятся многие. Если бы некоторые священники знали, что им придется служить таким образом, они не стали бы рукополагаться. Молодежный священник своей главной задачей считал работу с подростками и то, чтобы они не смотрели телешоу наподобие Дом-2 (он говорил об этом в личной беседе, а не в интервью). Священник обучающийся в аспирантуре рассказывал про свои исследования и учебу гораздо больше чем про любую другую деятельность и подстраивал все свои другие служения под график учебы.
В результате для 25 священников было выделено 17 ролей, которые были сгруппированы в 5 категорий: Служение в собственном приходе (Молодежный священник, Настоятель, Культурно-социальный работник, Строитель), Особенность прихода (Больничный священник, Монастырский священник, Сельский священник, Тюремный священник), Епархиальное послушание (Благочинный, Священник окормляющий военных), Место работы (Священник в православном университете, Чиновник, Директор школы), Особенность режима (Вечный студент, Священник по выходным, Священник на пенсии, Лидер малых групп). (см. схему 2)
Четыре из пяти этих категорий, можно классифицировать согласно структуре Русской Православной Церкви: Общецерковный уровень, Епархиальный уровень, Приходской уровень. В последний уровень попадают две категории «Служение в собственном приходе» и «Особенности прихода». В первом случае речь идет о приходах при храмах, без особенностей формата, а во втором о приходах при учреждениях или созданных для окормления определенных групп верующих (см. Схему в конце статьи).
Священники из пятой группы не имеют четкого места в церковной системе. Один из них получил распределение в приход в отдаленном регионе, но пока имеет от этого распределения отсрочку в связи с учебой в аспирантуре. Второй в связи с преклонным возрастом не может служить много и активно, большую часть времени проводит работая на личном хозяйстве и воспитывая внуков. Священник, работающий по выходным, имеет постоянную работу, которая не позволяет ему посвящать служению остальное время. Последний священник, в связи с обстоятельствами и непростыми отношениями с руководством, сам планирует и организует свое служение, согласно собственным убеждениям и представлениям. Его оторванность от церковной иерархии не временная, она объясняется не возрастом или опытом. Его самого по себе можно назвать отдельным типом священника. Следующая цитата из интервью очень хорошо характеризует этого священника [7].
Cоб: Расскажите в чем ваша занятость здесь, что вы делаете?
Инф: В чем моя занятость. Ну, кроме того, что мы служим литургию я пытаюсь катехизацией заниматься.
Соб: Здесь или где?
Инф: Где бы я ни был.

Выводы
В результате исследования оказалось, что, определяя роль для очередного священника по нескольким параметрам, мы вместе с самими священниками указывали на место в церковной иерархии на том уровне, где он четче и осознаннее всего в данный момент проявляет себя. Поскольку для этой классификации мы использовали в том числе интервью со священниками, в которых они проговаривали свою роль, можно сделать вывод, что сами информанты классифицируют себя примерно таким же образом. Оказываясь на определенном месте в церковной структуре, священник начинает определять его как свое основное свое занятие ту область, где он может наиболее эффективно для Церкви выполнять свою работу. В интервью это проговаривается священниками как личные убеждения и устремления.
Таким образом, оказывается, что не священник выбирает роль, а роль (и обстоятельства, которые она в себе несет) меняют священника, дает ему цели и мотивации, которые он потом использует как свои собственные. Наиболее важный фактор для действий и мотиваций священника – это место в церковной иерархии на котором он оказался. Нам кажется, что у священников не должно возникать конфликта между их самоопределением и деятельностью, потому что именно деятельность на той позиции, где они оказались, определяет их идентичность.
Маргиналы, попавшие в пятую категорию, либо еще не получили свое место в церковной иерархии, либо уже его лишились, либо не хотят соответствовать тому положению, которое эта система для них определяет.
Литература
Антоний (Храповицкий), митр. Пастырское богословие. М.: Изд. Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря, 1994.
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Медиум, 1995.
Гершуни Дж. Экономическая социология: либеральные рынки, социальная демократия и использование времени. // Экономическая социология. Т. 1, вып. 2 М., 2000. С. 73–82.
Иоанн (Маслов), схиархим. Лекции по пастырскому богословию М.: Самшит, 2001.
Киприан (Керн), архим. Православное пастырское служение. М.: Издательство Свято-Владимирского братства, 1996. 254 с.
Константин (Зайцев), архим. Пастырское богословие. Решма: Свет Православия, б/д.
Полевые материалы авторов // Проект ПСТГУ «Способы пастырского действия».
Blizzard S.W. The Protestant parish minister: a behavioral science interpretation. Pensylvania University Press, 1985.
Czarniawska B. Shadowing: And Other Techniques for Doing Fieldwork in Modern Societies. Malmö, Sweden. 2007.
Reilly M. E. Perceptions of the priest role //SA. Sociological Analysis. 1975. P. 347-356.

Нравится