«ВИЗАНТИЯ ОЖИВАЕТ, ВРАТА РАСПАХИВАЮТСЯ, МОЖНО ВОЙТИ…»О РОМАНЕ «КАССИЯ» | Московские прихожане храма Новомучеников и Исповедников Российских читают, принимают к сведению…

«ВИЗАНТИЯ ОЖИВАЕТ, ВРАТА РАСПАХИВАЮТСЯ, МОЖНО ВОЙТИ…»О РОМАНЕ «КАССИЯ»

kassia_406В издательстве "Квадривиум" вышел роман сестры Кассии (Татьяны Сениной) «Кассия».
Роман рассказывает о событиях, происходивших в Византии в первой половине IX века. На фоне войн Империи с болгарами и арабами и смут, вызванных вмешательством государственной власти в церковные дела и последующем возобновлением иконоборчества, разворачивается история жизни и взаимоотношений главных героев — знаменитой византийской поэтессы Кассии, императора Феофила и его жены Феодоры. Интеллектуальная жизнь византийской элиты с ее проблемами и жизненной философией, быт и нравы императорского двора, борьба церковных партий и жизнь монахов становятся обрамлением для истории любви, которая преодолевает все внешние и внутренние препятствия и в конце концов приводит героев к осознанию подлинного смысла всего, что с ними произошло.

Это роман об эпохе иконоборчества: о придворных гуманистах, игумнах исповедниках, о длинных волях и любви, живущейся как судьба, о вещах больших, в опыте заполошной жизни буржуазных столетий почти не встречающихся. Я читал его пару лет назад запоем несколько дней, и на это время полностью улетел в созданный искусством Кассии мир. Роман женственный, но не женский, ученый, но не занудный. Дыхание античности живо ощущается, причем, что очень любопытно и ценно, античности в византийской рецепции. В стремлении дать живую Византию, автор пользуется разными приемами, некоторые из которых мне кажутся неприемлемыми, но так или иначе цель достигается: Византия оживает, врата распахиваются, можно войти и есть куда войти.

Мы с автором придерживаемся диаметрально противоположных вглядов почти на все существующие в мире предметы — и современные и исторические. В том, что нарисовала Кассия нет ничего даже близко похожего на то, что изобразил бы я. Однако сделано это с грандиозной, всеискупающей любовью, которая без всяких иносказаний является проводником, вводит в эпоху, соединяет столетья. Всякий акт творчества есть акт героического энтузиазма и акт теургический, создатель шедевра всегда делает себя для него материалом, так что если строит и даймон, то строит все равно из человека. Кто и как возместит то опустошенье, которое возникает в душе художника, когда шедевр обособился и стал жить своей жизнью? А чего стоит обиванье издательских порогов с новорожденным творением на руках? А давящее молчание «читателей», убивающее опустошенную творчеством душу? И ведь все это у автора уже позади.

К чему я все это говорю? Друзья мои, не стесняйтесь хвалить, писать теплые слова, оказывать какие сами придумаете знаки внимания автору. Всякий художник весьма и весьма нуждается в этом. Следует ободрять друг друга, чтобы дать возможность состояться новому творчеству. Нет ничего более губительного нежели то завистливое мелкотравчатое соперничество, которое процветает во всевозможных научных, литературных и художнических организациях.

Тарас Сидаш http://katehon.com/ru/article/vizantiya-ozhivaet-vrata-raspahivayutsya-mozhno-voytio-romane-kassiya

Нравится