О сергианстве. Сборник статей. Издательство "Долой зло!"

О сергианстве

Обложка
Вступление: Св. Новомученик Епископ Павел (Кратиров), иеромонах Серафим (Роуз), протоиерей Лев Лебедев
Священник Владимир Криволуцкий. О сергианстве
Путь нечестия и отступления
Отход на сторону «коня бледного» и его всадника
Против убиенных за слово Божие
Осквернение «святилища»
Воздаяние Варавве и кесарева и Божиего
Исполнение пророчества о разделении иерархии во времена последние и путь отступников
Как назвать то, что совершено бывшим митрополитом Сергием?
*****
Об авторе статьи «О сергианстве», священнике Владимире Криволуцком
От составителя. О статье «О сергианстве»
Примечания к статье «О сергианстве»

Борис Талантов «Сергиевщина» или приспособленчество к атеизму (Иродова закваска)
Об авторе статьи «Сергиевщина» или приспособленчество к атеизму, Борисе Талантове
Протоиерей Александр Лебедев. Что такое сергианство
Об авторе статьи «Что такое сергианство»
А. Паряев. Митрополит Сергий (Страгородский): неизвестная биография
1. Владимирские Епархиальные Ведомости 1917 года: биография архиепископа Сергия
2. «Скажи мне, кто твой друг…»
3. «В бой роковой мы вступили с врагами…»
4. В окружении единомышленников
5. На пути к долгожданной цели
6. От утопии к лженауке: теоретические источники обновленчества
7. На краю пропасти (перед подписанием декларации 1927 г.)
Примечания к статье «Митрополит Сергий (Страгородский): неизвестная биография»

Вместо заключения: Протоиерей Лев Лебедев. Сергианский раскол и возникновение лжепатриархии (отрывок из книги «Великороссия: жизненный путь»)
Содержание (с указанием страниц)


 

О сергианстве

 


М

итрополит Сергий не лично от себя и своего Синода, но от имени всей Православной Кафолической Церкви поклонился человекобогу, говорящему гордо и богохульно... Я, грешник, думаю, что таких церковных деятелей нужно назвать не только еретиками и раскольниками, но и богоотступниками. Ведь митр. Сергий вводит в церковное богослужение неслыханную в истории Церкви ересь модернизированного богоотступничества, естественным последствием которой явилась церковная смута и раскол...

Итак, митр. Сергий попрал не внешнюю сторону, а самое внутреннее сугцество церковного Православия. Ведь «осанна» Христу и Антихристу, исполняемая сейчас в христианских храмах, касается самой сущности христианской веры и представляет собою явную апостасию — отпадение от веры, богоотступление. При данной церковно-исторической обстановке всякая «легальная» Церковь становится неизбежно блудницей Вавилонского богоотступления.

Я не могу не возмущаться и не страдать при виде червленно-заблудной Церкви, потому что я сам блудный и многогрешный имею великую нужду в целомудрящей нас Церкви — Деве, носящей белую одежду целомудрия и совершенно чистой, незапятнанной Невесте Христовой, могущей спасти меня многогрешного... Так как сергиевская церковь надела на себя червленную ризу блудницы, то чрез это стала повинной и преступной во всем.
Св. Новомученик Епископ Павел (Кратиров)

В

общем, в наши дни церковные вопросы не такие простые, как в прошлом, или как нам, с нашей «комфортабельной» исторической перспективы, они кажутся. Впереди много скрытых подводных камней. Кажется, что важный ключ к пониманию положения Церкви в целом заключается в «Сергианстве». Сергианство станет все более и более острым предметом споров... Сущность Сергианства связана с проблемой, присущей всем Православным Церквам в наши дни потерей духа Православия, пренебрежением Церковью; восприятием «организации» как Тела Христова; верой, что благодать и Таинства действуют «автоматически». Логика и порядочность не помогут нам преодолеть эти камни преткновения, потребуется много страдания и духовного опыта, и немногие поймут суть всего дела.
Иеромонах Серафим (Роуз)

П

ресловутая декларация митрополита Сергия 1927 г. и явилась провозглашением именно новых принципов церковного руководства, крепко сохраняемых патриархией даже до сего дня, тем краеугольным камнем предательства Церкви, обагренным кровью, на котором и по сей день стоит Московская патриархия. В чем же суть этого «камня» и «стояния» на нем? В том, что с 1927 г. патриархия обязалась служить не Христу, а сильным мира сего (кто бы они ни были), руководиться не Духом Святым, а духом мира сего, дружбу и братание с антихристовыми силами всегда предпочитать братству во Христе. И все это будто бы - для спасения Церкви!
Протоиерей Лев Лебедев


Священник Владимир Криволуцкий
О Сергианстве

Во имя Отца и сына и Святого Духа!

«Сергианство» должно понимать в свете пророчеств о временах последних.

Сказано: «где труп, там соберутся и орлы» (Лук. 17, 37). И вот именно, как труп (ибо человечество ныне труп), слетелись к нашим дням, к событиям нашей жизни грозные признаки последних времен, говоря нам языком сокровенной тайны, запечатленной Божественным откровением в писаниях св. пророков и Апостолов и раскрываемой в Богодухновенных словах Богоносных отцев. Великий Гнев Божий изливается ныне на землю Русскую ради отступления от веры Христовой, того необычайного отступления, о котором было предвещено самим Господом и Спасителем нашим в беседе с учениками на горе Елеонской. [1]

Но если, ради оскудения любви и веры и преумножения беззаконий (Мф. 24) в нас, посланы нам дни величайшей скорби, то ради нераскаянности, упорства и ожесточения нашего продолжены дни этой скорби и, дабы выявлено было сокровеннейшее, попущено в недрах Церкви нашей совершиться еще новому величайшему углублению отступления от веры.

Чрез покорность и послушание «тайне беззакония» [2], чрез поклонение пред местопрестолием сатаны, чрез внедрение духа антихристова и духовного поставления «мерзости запустения» [3] на месте святом , т. е. Церкви.

И все это совершено на деле отступившим от истины Христовой бывш.<им> Митрополитом Сергием [4], и продолжает совершаться и ныне частью священства, прельщенного им.

Духовный облик поистине жуткого дела М.<итрополита> С<ергия> [5] и «сергианства» можно уразуметь только в свете всех пророческих слов о последних днях бытия Церкви Христовой на земле.

Путь нечестия и отступления

В пути бывшего М.<итрополита> С.<ергия> и сергианства хотя формально и нет повреждения вероучения Церкви Православной ересью в отношении догматов, но есть нечто более страшное, чем ересь! [6] Это как раз то, о чем предупреждает Св. Ап. Павел: «Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут...» (и далее Св. Апостол описывает, какими эти люди будут, и заканчивает так): «Имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2 Тим. 3,1-5).

Увы только внешность, вид сохранен, но внутреннее содержание, сила Христова исповедания оказалось попранной, подмененной. Разрушенной! Ибо может ли быть сомнение в том, что соединение несоединимого и смешение и совмещение несовместимого возможно только при том отречении, о котором говорят вышеприведенные пророческие слова Св. Апостола к Св. Апостолу — епископу Тимофею?! Ибо дело более страшное, чем ересь, дело бывш.<его> М<итрополита> С.<ергия> пытаться соединить и совместить Христа, Христово, невесту Христову, Церковь православную с делом богомерзким сатаны, с сатаною.

Но — «что общего у света со тьмою?». Восклицает страж и блюститель Церкви Св. Ап. Павел: «Какое согласие между Христом и Велиаром?» (2 Кор. 6, 14-15).

Внешнее сохранение форм (догматических и обрядовых) веры православных при полной внутренней ее подмене возможно для иерарха только при том глубочайшем нечестии, которое равно отступлению от Христа и переходу в стан «тайны беззакония», послушной Велиару [7].

Но «горе тем, которые зло называют добром, и добро злом; тьму почитают и свет тьмою...» (Исаи. 5, 20).

А в этом сущность пути б.<ывшего> Митр.<ополита> С.<ергия> и тех, кто, ведая, что творит, продолжает его путь!

Отход на сторону «коня бледного» и его всадника

По неиследимым путям Господним, но, конечно приемля достойное по делам нашим, мы оказались в жизни сей свидетелями того, как пред очами нашими Агнцем снята была «четвертая печать» [8] с того, чему надлежало быть: «И когда он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри. И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя смерть; и ад следовал за ним, и дана ему власть над четвертой частью земли умерщвлять мечем и голодом, и мором и зверями земными» (Откр. 6, 7-8).

И глас Божий говорил (и говорит) каждому в эти дни живущему и имя Христово носящему и силою крестною себя ограждающему: «иди и смотри» с тем, чтобы уразумел каждый происходящее. И если каждому христианину тогда или ныне живущему, было сказано это и было вменено в обязанность, то тем более высшему священноначальнику Церкви! Ибо он — Пастырь, Архипастырь! Он идет впереди, он ведет, за ним следует стадо!..

И было время (не дни, а годы), когда М.<итрополит> С.<ергий> и как велено «смотрел и видел» и понимал все происходящее в единомыслии с Богодухновенным пониманием Церкви Божией: как наступление ближайшего к кончине мира времени, как осуществление и победу «тайны беззакония», как воцарение духа антихристова и его носителей, как созидание местопрестолия сатаны! И ему (М.<итрополиту> С.<ергию>), как впрочем и всякому христианину, пред лицем сил ада надлежало оказаться незыблемой твердой скалой веры и крепостию небоязненного Христова исповедания: Ибо Господь говорит своему последователю: «Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть... Будь верен до смерти, и я дам тебе венец жизни». (Откр. 2, 10). И если каждому христианину вменяется в обязанность неустрашимость и твердость воинская, ибо заповедано: «Переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа» (2 Тим. 2, 3). «Ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви» (2 Тим. 1, 7).

То наипаче епископу, к тому же еще первоначальствующему в воинстве Христовом, в Церкви Божией! И если, как говорят в мире сем, — «положение обязывает» даже и во имя мирского понятия долга и чести, - по закону воинской ли или иной служебной доблести — умереть на посту, в твердой решимости исполнения долга начальнику ли крепости на земле, водителю ли корабля в море, то тем большую твердость надлежало проявить священноначальнику, когда во время сильнейшего ратоборства против веры и имени Всевышнего, вручена и вверена ему на земле крепость веры Божией, и когда на него возложено водительство корабля Церкви, в свирепых водах неверия, безбожия, отступления и богоборства!..

Ведь каждый пастырь повторяет слова Начальника и Совершителя веры нашей, как слова своей клятвы-присяги: «Всякого, кто исповедует Меня перед людьми, того исповедую и Я перед Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я перед Отцем Моим Небесным.» (Мф. 10, 32-33).

Но увы! заместитель поистине несокрушимого в твердости христианской и верности архипастырской, Митр.<ополита> Петра [9], М<итрополит> С.<ергий> пред лицем мучений и возможной смерти за имя Христово — не устоял! Он уступил пред «тайной беззакония», испугался ее запугивания и угроз, ее страхов и насилия!.. Он принял все ее требования и духовно преклонив свои колена пред местопрестолием сатаны, поклонился местопрестолию этому! Тем более жутко то, что совершено бывш.<им> М. <итрополитом> С.<ергием>, что все ночные беседы и уговоры съезжались вести к нему не богоотступники от Православия, а христоненавидцы и христоубийцы иудеи, ибо сам бывш.<ий> М<итрополит> С.<ергий> в этом сознавался. И вот именно пред синедрионом иудейским не устоял бывш.<ий> М.<итрополит> С<ергий> и предал Христа... Так совершилось величайшее предательство по отношению Церкви, как Христову воинству на земле. Такое отступление и такое предательство, которого еще не знает история человечества!.. Даже предательство, совершенное Иудой искариотским, уступает тому предательству! Ибо в обоих случаях равно предан Христос, но в то время как дело Иуды существовало вместе с ним только три дня, предательское деяние бывш.<его> М.<итрополита> С.<ергия> живет и ширится и укрепляется уже более четверти столетия. [10]

Из священнослужителя Христова и священноначальника Церкви земной, но Христовой и посему всегда воинствующей — «Против начальства, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Эфес. 6, 12) — злосчастный (М<итрополит> С.<ергий>) стал слугой совершителей «тайны беззакония», послушным орудием их целей!.. И в награду за эту покорность лжепастырь предающий из рук «сонмища сатанинского», по благоволению местопрестолия его, получил одежды (свои) архиерейские и жезл (церковной власти) окропленные «тайной беззакония»!..

И начал после сего отступивший от священных истоков лжепастырь и нашедший основы своего начальствования лишь в одобрении со стороны совершителей «тайны беззакония» не как заместитель местоблюстителя Святейшего Патриаршего Всероссийского престола, а как уже блюститель подножия трона сатанинского, начал он говорить языком лжи кощунственно-богоотступнической, лжи, обольщения и обмана речей духа антихристова!.. Такой лжи [11] христианский мир еще не слышал, ибо ложь и вред всех ересей вместе взятых далеко уступает пред ложью и вредом причиненным этим лжепастырем, в его губительнейшем — для Церкви деле.

В те дни, когда весь мир был объят ужасом от появления коня бледного и его «всадника», и всего творимого ими «на четверти земли» ибо за ним (за конем и всадником) по истине следовал ад и смерть, лжеиерарх-волк, стоя на месте святом возвысил свой голос, призывая поклониться и «коню» и «всаднику» тому!..

Церковь Христова обливаясь кровью мученичества и содрогалась в рыданиях от скорби дней сих, той величайшей скорби, о которой Спаситель говорил на горе Елеонской [1] и наступление которой было открыто во всей полноте и во всей духовной сущности дивному угоднику Божию, в земле Российской просиявшему, как предвозвестнику этой скорби благодатному преп. о. Серафиму Саровскому [12]! И он Духом Божиим провидя совершающееся в наши дни возвещал: «А потом будет такая скорбь, какой не было от начала мира! Ангелы Божии не будут успевать принимать души убиваемых за слово Божие»… И говоря это — свидетельствует очевидец, — б.<атюшка> о. Серафим заплакал!..

И в этих слезах, в этом плаче и рыдании преподобного плач всей Церкви Христовой , от чувств величайшей скорби!..

Нечестивый же тот иерарх чувств этих не разделяет, он скорби и плача по поводу «убиваемых за слово Божие и за свидетельство Иисусово» не ведает.

Б.<атюшка> пр.<еподобный> о. Серафим плачет, а нечестивый отступник радуется. Он нашел в своей самоанафематствованной, отлученной от Церкви душе слова, обращенные к губительному «коню» и «всаднику», к смерти и аду, следовавшим за ним, к мору и зверям земным, слова, уверяющие их, что «их радости» являются и «его радостями», и «их горести» являются «и для него горестями». «Ваши радости — наши радости, и ваши горести — наши горести!» — слышится голос того, кто сам себя словами этими отлучает, анафематствует. Голос этот пытается навязать свое нечестие верующим Церкви и от имени их говорит [13]. Он — лжепастырь-отступник, он волк в облачении архиерейском. На нем бывшем митрополите сбываются слова пророчества, произнесенного о судьбах Церкви св. Ап. Павлом, пред пресвитерами Ефесскими. Но эти пророчества, многократно сбываясь, на сей раз в лице бывшего митрополита Сергия находят самое яркое свое осуществление: «Я знаю, — сказал св. Апостол, — что по отшествии моем войдут к вам лютые волки не щадящие стада; и из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно» (Деян. 20, 29-30).

И вот этот «волк», превосходящий всех в своей способности «говорить превратное», т. е. то, что является полным извращением истины, безоговорочно заявил пред всем изумленным миром о его полным и безоговорочном присоединении к радостям и горестям, иными словами, к стремлениям, задачам и целям антихристова всегубительства веры и Церкви Христовой!

Какая бездна нечестия и отступнического предательства!!!

Да скорбь Церкви — для антихриста — радость!.. И там, где св. Церковь в лице пр. о. Серафима Саровского от скорби плачет, там лжепастырь-отступник бывш.<ий> М.<итрополит> С.<ергий> — приняв сторону «тайны беззакония» в единении с блюстителями местопристолия сатанинского, радуется, радуется.

Против убиенных за слово Божие

Перед лицом всего мира великий сонм светлых и добропобедных Христовых мучеников, страстотерпцев новых, обагряв своею кровью всю землю Российскую, во свидетельство всем живущим на земле, предстал венценосно престолу Всевышнего: как об этом и сказано в предвозвещение: «И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И возопили они громким голосом говоря; доколе Владыко святый и истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число» (Откр. 6, 9—11).

И все это совершилось и совершается в наши дни! И такое понимание есть разумение Церкви святой, стоящее на твердом основании благодатного предвозвещения через п.<реподобного> о. Серафима Сар<овского> и ныне возвещаемое в Церкви через богоносных рабов Божиих.

И кто может такое разумение оспорить или оспаривать, или разрушать, кроме одного «отца лжи» — дьявола?! Но увы! И быв<ший> М.<итрополит> С.<ергий>, это послушное орудие «тайны беззакония» [14], отошедший в стан лютых врагов дела Христова, — говорит о тех душах, что под жертвенником, «убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели», о вере новых страстотерпцев имени Христова ради, о всех в наши дни за веру умученных и убиенных, — говорит он словами сатанинской клеветы людей, принимающих на себя их кровь неповинную, что они — «преступники», что они понесли заслуженную кару. (!)

А — «держащий семь звезд в деснице Своей, ходящий посреди семи золотых светильников» (Откр. 2, 1) [15], Христос, истинный Бог наш, сказавший о них (о исповедниках и мучениках) истину, что поведут их к правителям и царям за Него для свидетельства пред ними и язычниками (Мк. 13, 9. Лк. 21, 12-13). — Он говорит еще о том же всей Церкви: «Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтоб искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр. 2,10).

Пред всем миром, и земным и небесным, лжет изменник, уста змеиные, прикрывая неслыханное всегубительство душ человеческих и предает тысячи тысяч верных, крестоносных чад Церкви, в узах сущих, удостоверяя ложь, что «нет преследований за веру Христову» [16]!.. Но где все преосвященные митрополиты, архиепископы и епископы, которых при Св. Патриархе Тихоне было несколько сотен? А где тысячи тысяч священников, диаконов, монахов, монахинь?! Куда делись многочисленные, как звезды небесные, пустынножители-отшельники? А кто из истинно верующих мирян не перенес преследований и уз за веру Христову?

Да! Скорби их, поругания, мучения, истязания, все воздыхания, слезы, стенания, терпение их исповедническое, молитвы и моления предсмертные и образ кончины их, одежды белые и венцы светоносные оправдания, — все, все вопиет к престолу Всевышнего против сатанинской клеветы на них, извергаемой змениными устами лже-архипастыря-отступника.

Осквернение «святилища»

«И поставлена будет им часть войска,
которая осквернит святилище могущества
и прекратит ежедневную жертву»

Разве не сбылись эти слова св. пророчества тайновидца пр. Даниила (11,21)?! Разве не исполнились в дни величайшей скорби и скорбные слова Псалмопевца, как пророчество о днях наших: «Боже! — восклицает он, — язычники пришли в наследие Твое; осквернили святой храм Твой, Иерусалим превратили в развалины; Трупы рабов Твоих отдали на снедение птицам небесным, тела святых Твоих зверям земным; Пролили кровь их, как воду вокруг Иерусалима, и некому похоронить их» (Пс. 78,1-3). «Все разрушил враг во святилище. Рыкают враги Твои; поставили знаки свои вместо знамений наших» (т.е. вместо св. крестов)... «Предали огню святилище Твое; совсем осквернили жилище имени Твоего. Сказали в сердце своем: "разорим их совсем", — и сожгли все места собраний Божиих на земле. Знамений наших мы не видим...» (Пс. 73. 3-4,7-9).

Да, все это сбылось с поразительной точностью. В особенности это ясно по церковно-славянскому чтению. Да, воистину «приидоша языцы в достояние Твое, оскверниша Храм святый Твой, положиша Иерусалим яко овощное хранилище… Да, — и об овощехранилищах наших дней говориться!

Ни в одной стране мира не было столько храмов Божиих, сколько было их на Руси православной… И все осквернены! И почти все или разрушены, или сожжены, или взорваны!.. Часть их стала «овощными хранилищами». Преп. Серафиму Саровскому все это было открыто, но нечестивая небрежность уничтожила записи пророческих слов его. Однако же дошли до нас слова преподобного: «придет время — антихрист будет с церквей кресты снимать»… И это время пришло!.. Время, когда антихристова сила оскверняла, разрушала, уничтожала храмы и святые иконы, кресты снимала и на храмах Божиих водружала свои нечестивые знаки… Господь ко вразумлению и утверждению являл знамения обильные и чудеса явные на иконах, крестах и храмах! (Обновление икон, куполов, крестов. Чудо с красной материей на Никольских воротах в Москве. Истечение крови из поруганных крестов и икон, кары Божии надругателям и пр. [17]). Но местопрестолие сатаны, несмотря на явные, ими же самими неоднократно удостоверенные чудеса, подавляя веру насилием, с тем большею яростью и последовательностью уничтожало все чудотворно-явленное, — тем обнаруживая в себе прямую хулу на Духа святого, ака бездну сатанинского богоборства.

Где же голос того, кто был первоиерархом Церкви? Каким светом и блеском Христовой истины должен был бы он прогреметь как гром и молния Божия на всю вселенную! Но увы! Служитель и послушное орудие «тайны беззакония», стоя «на месте святом» защищает дело богоборчества и хулы на Духа Святого!.. Но как возражать против явного, всему миру известного?.. И он говорит, что закрытие и разрушение храмов и монастырей, поругание св. икон и крестов, с полным уничтожением особо чтимых чудотворных, — если частично и совершались, — то (говорит он) совершаются не местопрестолием сатаны, а «по желанию, мол, самих верующих»!.. Архипастырь ли это говорит, священнослужитель ли, к тому же самый высший, или это говорит служитель сатаны?

Воздаяние Варавве и кесарева и Божиего

Дух лжи и ум хитрейшего искусства обольщения скрыт в словах нечестия, произносимого «на месте святом». Лжепастырь, слуга «тайны беззакония» говорит, что каждый христианин должен быть послушен во всем власти «всадника», сидящего на коне бледном. Ибо сказано, говорит он «нет власти не от Бога». А раз так, то всякий, желающий исполнить волю Божию, обязан повиноваться власти «всадника» во всем, чего бы она от нас ни потребовала. Такова вкратце сущность слов обольщения. Хитросплетение — тонкое, но ясно видны ложные узлы!

Верно, что ничто во вселенной, в мире духа, плоти и вещества не существует без воли Божией. Однако в мире разумной и свободной твари (бесплотных духов и человеков) допущено Богом существовать, наряду с областью добра (исполнения воли Божией) еще и области зла (как области попрания, нарушения воли Божией). Но если добро существует при Божием одобрении и благословении Его и благоволении к носителям его, то зло существует в мире только по Божьему попущению, при всеконечном осуждении этого пути и при гневе Его, имеющим совершить свой суд и возмездие... Но пока, во времени, и добро (как должное) и зло (как не должное) сосуществуют в мире, дабы тварь (в данном случае одни человеки) сделала свой сознательный выбор пути: к добру или ко злу. Посему-то существование зла и всех сил тьмы: сатаны и демонов и всего их пути, — не доказывает Божия к ним благоволения и одобрения. Это только попущение Божие. Им суд и осуждения готовы, но до времени дана возможность творить свое, несогласное с (нравственной) волей Божией дело. И в силу этого, наряду с добром, с Ангелами Божьими, как доброхотными и добровольными исполнителями и служителями воли Божией, существуют и духи тьмы, вечной злобы — сатана и бесы, противящиеся и противоборствующие Богу. Но кто может утверждать, что если премудрость Божия попускает существовать миру зла (сатане и демонам), то и их путь, поэтому, согласен с Его волей?

Вот и мир человеческий, как мир нравственного самоопределения человека имеет те же два пути: к добру (к Богу) и ко злу (против Бога). Но через грехопадение мир человеческий склонился ко злу: «мир лежит во зле» (I Иоан. 5), и властвует в нем «князь мира сего» — дух тьмы. Однако и путь от зла к добру открыт через Христа человеку!

Устрояя мир человеческий подобию мира духовного, Всевышний над различными волями человеческими и их направлениями создал «власть», как подчинение отдельных воль — единой воле. Но как в отдельном человеке жизненный путь, по отношению к воле Божией, может быть различен:

в Боге (в полном единении с Ним!),

к Богу (в стремлении к Нему),

без Бога (отсутствие стремления к Нему),

и наконец, против Бога (как путь богоборчества)…

Так и власть (как «над-воля», управляющая отдельными человеческими волями) в своем отношении к Богу, может явиться:

1) «властью в Боге» (в полном подчинении велениям Его святой воли, — в единении с Ним);

2) «властью стремящейся к осуществлению воли Божией» или «властью стремящийся к Богу» (но единения с Ним не имеющей);

3) «властью без Бога» (не ищущей и не стремящийся к Нему. Для такой власти как бы «нет Бога») и наконец,

4) «властью против Бога» (которая мало что «безбожна», еще ставит своей целью уничтожение в подвластных людях всякого Богоподчинения и самого понятия о Боге!).

Вседержитель Господь поставляет или попускает над людьми такую власть, какой они нравственно достойны. И вот человечество до сих пор знало первые три вида власти; власти же четвертого вида, т.е. власти сознательно богоборческой, человечество еще не знало на опыте. Такая власть имела появиться тогда, когда люди созреют в грехе богоотступления и богоборчества.

И вот: появление «всадника» на «коне бледном», которому дана «власть над четвертой частью земли», означает собой появление впервые на земле власти сознательно и целеустремленно богоборческой. Она эта власть попущена Богом, хотя воля этой власти направлена на уничтожение в людях всего Божеского, самого имени Его. Вседержитель Господь дал этой власти властвовать над людьми, ибо воля огромного большинства людей, пройдя через грехи тягчайшие, созрела во зле и богопротивлении до степени богоборства (т.е. сатанизма).

Посему-то применимо даже и в отношении этой власти сказать, что «нет власти не от Бога» (Рим. 13,1) Ибо Бог, как Вседержитель, посылает людям такую власть, которой они нравственно достойны. Всякая власть от Бога, но не всякая власть угодна Богу. И как предаст Бог отдельного человека при крайнем его греховном ожесточении и упорстве — в власть демонов, так и объединение людей — в руки власти, богоборчески-сатанинствующей.

Но неужели же полное повиновение во всем подобной власти будет делом Богоугодным, будет исполнением Его святой воли?

Отступник же тот, лжеиерарх и те, что с ним, — говорят, обольщая людей, что власти «всадника на коне бледном» должно повиноваться во всем, чего бы эта власть ни пожелала и ни потребовала от христиан. И в оправдании своей лжи ссылается на слова истины Евангельской: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22,21).

Но эти слова Христовы, как «семь громов» Божиих, гремят голосами своими во свидетельство против тех, которые принуждают «во всем» повиноваться власти «всадника». Только обольщение бесовское, которому попущено возобладать над умами человеческими, может так извращать слово Божие. В самом деле: вот попущением Божием над четвертой частью земли появился ныне «в кесарях» тот, кто власть имеет не от Божественного источника (как «власть от Бога», с Богом или «к Богу», и не как даже «власть без Бога»), а как «власть противоборствующая Богу», т.е. власть от источника сатанинского. Да эта власть попущена Богом, но воля власти этой направлена против Бога, против воли Божией, иными словами, в ней — воля сатаны. Это именно — такая власть, которая должна появиться к концу времени, о которой многократно говорится в Божественном откровении. И хотя еще события последних времен не нашли своего окончательного завершения, но «нечестивые предтечи» того нечестивейшего человека, который назван у св. Ап. Павла «человеком греха, сыном погибели» (Фесс. 2,3) уже пришли в его духе. И вот что говорится о той безбожной власти: «И будет поступать царь тот по своему произволу и вознесется и возвеличится выше всякого Божества и о Боге богов станет говорить хульное, доколе не совершится гнев» (Дан. 11,36). И против Всевышнего будет произносить слова и угнетать святых Всевышнего; даже возмечтает отменить у них праздничные времена и законы» (Дан. 7,25).

Этот властитель «войдет в соглашение с отступниками от Святого Завета» (Дан. 11,30).

«Поступающих нечестиво против Завета он привлечет на себя лестью; но люди, чтущие своего Бога, усилятся и будут действовать» (Дан. 11,32) и «Я видел, как этот рог вел брань со святыми и превозмогал их» (Дан. 7,2).

Спрашивается: что из этих слов Христовых, сказанных через св. прор.<ок> Даниила, не сбылось пред очами нашими?! Итак: что же говорится об этом нечестивейшем «кесаре» (царе)?

1) Он будет бесконечно горд, он создаст по отношению к себе такой культ, такое почитание, в котором поставит себя выше всяческого Божества. И Бога Всевышнего будет хулить.

2) Захватив власть, он станет крайне жесток к подвластным и будет «поступать по своему произволу».

3) Особенно же он вооружится против верующих в Бога и будет угнетать их. А именно:

4) «Возмечтает отменить праздники», посвященные Богу и вообще уничтожит понятие о Боге.

5) Всякий поступающий «нечестиво против завета» святой веры тем самым будет ему особенно любезен, и он их «привлечет к себе».

6) Кроме того, еще будут такие люди, которые внешне будут как бы сторонниками «святого завета» внутренне же они будут «отступниками от святого завета». И вот с ними-то нечестивейший «кесарь» «войдет в соглашение», и эти отступники будут ему помогать.

7) И в этой борьбе против веры и против людей собой дающих веру «святого завета» (Господа нашего Иисуса Христа) нечестивейший будет «превозмогать святых», т. е. истинно верующих.

А св. Ап. Павел, имея в виду те же события в связи с пришествием Господнем, пишет: «День тот не придет, доколь не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога»… …«И тогда откроется беззаконник…, которого пришествие, по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными...» (2 Фесс. 2, 3-4; 3, 9). А чрез св. Ап. и Ев. Иоанна Богослова о той власти, которая будет против Бога, открыто: «И дивилась вся земля, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю… И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца… И дано было ему вести войну со святыми и погубить их. И дана была ему власть над всяким коленом и народом и языком и племенем и поклонятся ему все, живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца…» (Откр. 13, 3-8).

Вот такому-то «кесарю» в кесарях — Варавве (и духовно <«Акелдаме»> — губителю) [18], восшедшему на местопрестолие сатаны (ближнему предшественнику «нечестивейшего» — Дан. 7, 14) и призывает лжеиерарха отступить от святого завета, воздать то, что этот в кесарях Варавва и «Акелдама» пожелает и потребует, — все то, что только он признает «кесаревым». Но дух антихристов, дух местопрестолий сатаны в богоборческом лжекесаре ничего Божьего не признает и все это почитает своим, «кесаревым». И поэтому требует от всех, чтобы Божие воздавали не Богу, а ему, лжекесарю, как бы принадлежащее ему — как «кесарево». А лжеиерарх-отступник соглашается с этим и стоя на «месте святом» призывает отдавать в кесарях всаднику на коне бледном — все: и «кесарево», и «Божие». Вот об этом-то и сказано в Божественном Откровении: «И поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца...» (Откр. 13, 8).

Извращая смысл слова Божия и повреждая мысль и рассудок человеческий, дух тьмы — чрез служителя «тайны беззакония» и его сообщников — силится обмануть и представить зло как добро, относя сказанное о Боговзыскующей власти, признающей над собою Вседержительство Божие и Его святый закон, относя все это ко власти сознательно богоборческой. Отступник вечного завета Господа нашего Иисуса Христа хочет чрез извращение слова Божия принудить к покорности той власти, которая имеет свою силу не в Боге, а в сатане, и поэтому, имея такой губительный умысел, ссылается на слово Божие, говоря, что сказано: «противящийся власти противится Божьему установлению» (Рим. 13, 2).

Так некогда и в пустыне Галилейской пред Богочеловеком Христом предстал искуситель, дух тьмы, «князь мира сего» и чрез извращение слова Божия принуждал, на том же основании, к покорности себе и преклонению, но услышал ответ: «Отойди от Меня, сатана, написано: "Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи!"» (Лк. 4, 8).

Христианин обязан подчиняться любой власти, несущей в себе к Богу почтение и повиновение: и именно в меру этого повиновения той или другой власти Богу и христиане подчиняются ей. Но если власть принимает характер сознательно-богоборческий, пропитанный духом антихристовым, то и область повиновения христиан по отношению к такой власти все более и более сокращается (в меру ее богоборства), и наконец в какой-то момент, как указано в Откр. 13, 15-17 [19], совсем исчезает.

И слова Христовы, чрез Богоносного Апостола, как семь Божиих громов, гремят голосами своими о том, что «Всякая душа да будет покорна высшим властям» (Рим. 13, 1). Сказано: «высшим» (в русском тексте). С чьей это точки зрения «высшим»? С точки ли зрения суеты человеческой или с точки зрения слова Божия? Конечно, это говорит слово Божие, и со своей точки зрения оно и говорит, — т. е. с нравственной точки зрения. Гораздо лучше это уясняется в церковно-славянском тексте, где сказано: «властем предержащим», т. е. сдерживающим греховную природу человека. Поэтому-то и сказано сразу же за приведенными словами: «ибо нет власти не от Бога» (13, 1). Выражение «властем предержащим» необходимо рассматривать в соединении с выражением св. Ап. Павла в посл. к Фессалоникийцам, где говорится об «удерживающем». «Удерживающее» (по-славянски «держай») и означает «предержащую власть».

Слова же «нет власти не от Бога», кроме того смысла, который был объяснен выше, имеют еще в данном случае очень ясный и простой смысл: если власть «не от Бога», то она и не от «высших», а от преисподней. Посему и сказано о такой власти: «и ад следовал за ним», т. е. за всадником на «коне бледном» (Откр. 6, 7-8). Следовательно, если власть не от Бога берет воодушевляющие ее силы, то она не «высшая», а, так сказать, власть «преисподнейшая», и отсюда она уже не есть власть, чтимая христианином. Иными словами: если, власть не от Бога, она не есть уже власть. Это еще яснее и проще в славянском тексте. Там сказано так: «несть власть, аще не от Бога», т. е.: «аще не от Бога — несть власть!».

А что делает тот «злочестивый Иуда» [20], лжеиерарх-отступник и его сознательные сообщники? Они и он подготовляют путь к принятию антихриста, ибо ведут обольщающую проповедь принятия духа антихристова, чрез полную покорность его богоборческой воле и чрез поклонение зверю, преисполненному духом антихристовым. А коль скоро это — так, то какое же иное отношение возможно для православных, правоверно-верующих христиан, к лжеиерарху тому, его сообщникам и всему духу этого обольщения, кроме одного ответа: «отойди от Меня, сатана!» (Лк. 4, 8). Ибо в обоих случаях действует один и тот же дух — «дух тьмы».

Исполнение пророчества о разделении иерархии во времена последние и путь отступников

Восполняя меру беззакония в отступлении и нечестии, не только сам бывш<ий> М.<итрополит> С.<ергий>, но увы и часть иерархии оказалась послушной слову обольщения, созревшему в глубоких недрах «тайны беззакония», одобрила это, отравленное змеиным ядом, слово и приняла его. Так исполнилось пророчество, древним столпом предреченное, св. Кириллом Иерусалимским (тем самым, которому дано было видеть и описать знамение Креста на небе — память 7 мая [21]) — о том, что как при крестной кончине Господа Иисуса Христа церковная завеса раздралась на двое от верхнего края до нижнего, — так и при кончине мира сего «церковная завеса» — иерархия последних времен разделится на две части. И одна часть, большинство, пойдет путем нечестия, и только меньшая часть будет идти путем истинным, путем скорби.

И то же самое пророчество было повторено, с Богодухновенным ясновидением, столпом и учителем Церкви ближайшего к нам времени св. Димитрием Ростовским («Слово на явление антихриста и пришествие Христово»). И святитель Божий, провидя нынешние дни, предвещал, что в разделившейся на две части иерархии большинство примет путь заблуждения и нечестия или отступления, а Церковь истинная, очень малочисленная, в лице своей, истинной иерархии не принявшей пути отступления, жестоко гонимой, — скроется под землею, в убежищах, и убежит в пустыню!..

К сим двум пророчествам о разделении иерархии церкви последних времен и о принятии большинством пути заблуждения и нечестия должно еще присоединить пророческие сновидения о наших днях приснопам.<ятного> угодника Божия о. Иоанна Кронштадтского и всей России чудотворца [22]. Все они говорят об одном и том же, но особенно поразительно то, в котором батюшке о. Иоанну явился в белой мантии пр<е>п. Серафим Сар.<овский> и, взяв о. Иоанна за руку, повел его по земле Российской и показывал ему то, что будет на земле вскоре. И было ему показано «нечестивое священство» с его отступлением от истины — все показано во всех подробностях, все то что ныне осуществлено в лице отступника пред антихристовым духом лже-митрополита С<ергия> и священства принявшего его путь. — Пр<е>п. Серафим даже подвел б<атюшк>-у о. Иоанна и к престолу сатаны, имеющему быть воздвигнутом на земле Российской и показал сидящего на нем.

Все эти слова пророчества св. Кирилла Иерус.<алимского> и св. Димитрия Рост.<овского> и явленное в пророческих сновидениях о. Иоанну Кронштадтскому — все это совершилось на наших глазах и продолжает совершаться, преисполняя души людей. Бога взыскующих во истине, беспредельной духовной скорбью!

Всевидящий Судия ведает сокровенное и тайное. Он будет судить губительнейшее для Церкви дело, совершаемое лжеархипастырем-отступником, волком стада Христова и единомысленную с ним часть лжеиерархии, — каждого в меру его ведения и участия его в отступлении и нечестии.

Но лжепастырь тот и его лжеиерархия — (которая в лице многих из них имеет прямое и несомненное «посвящение» и выдвижение из сокровенных недр действующей «тайны беззакония») — присоединили к своему богоотступному нечестию еще и то, что как стая лютых свирепых волков набросились на неколебимых в истине их собратий (священнослужащих) и простых чад Церкви («всаднику на коне бледном» не покорившихся, и при его «радостях» плачущих, и «зверю» не кланяющихся, но в пустыню от дракона убежавших), — тщательно выискивая их, чтобы предать в узы, на страдание и смерть.

Ибо Церковь истинная, которая так малочисленна, окормляемая истинной в исповедании своем иерархией, — Церковь гонимая, преследуемая, уничтожаемая, скрывалась: «убежала в пустыню, где приготовлено было для нее место от Бога» (Откр. 12, 6). Слова этого пророчества сбываются ныне на Церкви Христовой — гонимой: «Горе живущим на земле, потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что не много ему остается времени. Когда же дракон увидел, что низвержен на землю, начал преследовать жену, которая родила младенца мужеского пола. И даны были жене два крыла большого орла, чтобы она летела в пустыню в свое место от лица змия и там питалась в продолжение времени, времени и полвремени. И пустил змий из пасти своей вслед жены воду, как реку, дабы увлечь ее рекою. Но земля помогла жене и разверзла земля уста свои и поглотила реку, которую пустил дракон из пасти своей. И разсвирепел дракон на жену и пошел, чтобы вступить в брань с прочими от семени ее, сохраняющими заповеди Божии и имеющими свидетельство Иисуса Христа» (Откр. 12, 12-17).

Дивная пророческая картина, живописующая судьбы последней церкви Христовой! — Но где в этой картине место лжеиерархов-отступников С.<ергия> и А.<лексея> [22] и тех, кто в единении и единомыслии с ними? — Здесь две противостоящих одна другой стороны: одна — гонимая, другая — злобно гонительная! Гонимая — это Церковь, а злобно-гонительная — «большой красный дракон с семью головами и десятью рогами» (Откр. 12, 3), он же — «древний змий, называемый диаволом и сатаною» (Откр. 12, 9), в великой свирепой ярости силящийся поглотить «невесту Христову, Церковь и тех, кто — от семени ея, сохраняющих заповеди Божии и свидетельство Иисуса Христа. — Только две стороны — третьей нет. Или с Церковью на крыльях «большого орла» в пустыне, или со змием — против Церкви. Но ведь в пустыне их (С.<ергия> и А<лексея>) нет! Не скрываются они от ярости змия в лесах и расселинах гор!.. Нет, они ведь сами заявляют о себе, что имеют одни чувства и одни мысли со змием: они и радуются его радостям и горюют его горем. Змий ими доволен! Они живут под его гостеприимством или даже под его охраною! Он хвалит их! Награждает. И знаки дружбы своей, велиаровой, на грудь им вешает. Ибо они, эти носители дружбы адовой, показали змию на деле, что они действительно радуются с ним его радостями и огорчаются его горестям. И когда дракон в крайней свирепой ярости ведет «брань» против Церкви Христовой истинной и всех от семени ее, не покоряющихся ни всаднику, ни зверю, ни ему — дракону, то в этой брани против непокоряющихся отступники С.<ергий> и А<лексей> — на стороне дракона и тех, кому он дал власть и престол свой! Они — на стороне дракона против Церкви, «от лица змия» бежавшей в пустыню! Они — та мутная, пенящая, зловонная «вода», которую, как реку, «пустил змий из пасти своей вслед жены...»

И тонут в этой воде многие, очень многие! Ибо говорим не о тех, которые (зная, что творят!) топят, но о тех, которые тонут… Тонут от того, что не хотят знать истины! [23] Они и уши закрыли, чтобы не слышать, и глаза смежили, чтобы не видеть!

Так совершается чрез посредство отступников-лжеархипастырей и созданной ими безблагодатной лжеиерархии губительнейшее для Церкви Христовой дело, по путям заранее и тщательно продуманным во глубинах «тайны беззакония». Многовековой их опыт борьбы с христианством им показал, что прямым внешним гонением нельзя уничтожить веры Христовой, ибо Церковь святая ни уз исповедничества, ни крови мученичества не боится. Ибо кровью страстотерпцев Христовых она только укрепляется. Это знают силы ада, и потому давно озабочены тем, как бы найти способы, как они выражаются, «внутреннего самоизживания церкви и самоуничтожения веры». И вот таковым орудием сатанинского умысла против веры и церкви Христовой, после многолетних и тщательных поисков и усилий, явился отступник С.<ергий>! Ибо «внутреннее самоизживание церкви и самоуничтожение веры», о котором мечтают извечные враги Христовы, состоит в том, что по подобию внешности Церкви истинной, змием создается лже-церковь, которая по духу своему имеет все от «жены, сидящей на звере багряном» (Откр. 17, 3). И это багряно-красная лже-церковь сохраняет догматы и обряды истинной Церкви православной, но только вся подлинная власть в ней — в руках той ужасной лжеиерархии, которая ничего общего с духом Христовым не имеет и вся целеустремленность которой — в подмене духа Христова духом антихристовым. [24] Это — силы совершаемой «тайны беззакония».

И поэтому, когда непосвященные из стана их (из людей нецерковных) недоумевают: «Для чего это понадобилось подымать из могилы давно погребенного мертвеца?» (Таким мертвецом они считают веру и Церковь) — то им отвечают: «На данном этапе нам это надо, потому что — полезно! Это — временно! А потом — мы похороним (обещают они своим единомышленникам) — этого мертвеца тогда и так, что о нем уж более никто и никогда и не вспомнит!»

Но «на данном этапе» сборищу сатанинскому понадобилось создать «багряно-красную лже-церковь», дабы обмануть и внутри (страны) и во-вне, и дабы подготовиться к всеконечному губительству веры и уничтожению ее изнутри.

Внутри — создание «б.-к.-л.-ц,» <«багряно-красной лже-церкви»> нужно для того, чтобы:

1) бороться против истинной Церкви Христовой, «бежавшей в пустыню»;

2) дать ложный исход поискам веры в народе, чтобы люди приняли «яд» под видом пищи, которую сам народ ищет;

3) попытаться чрез веру принудить непокорных к покорности «всаднику»;

чрез подмену истины ложью в конечном расчете погубить веру, подорвав всякое доверие вообще к вере. (Потому-то им и надобно, чтобы «б.-к.-л.-ц.» <«багряно-красная лже-церковь»> внешне во всем походила на Церковь православную).

Во-вне — создание этой лже-церкви надобно им для того, чтобы обмануть весь мир, хотя и утративший веру, но из побуждений гуманитарных и традиционных защищающий право на веру, — чтобы смутить голоса, движимые нормальной человеческой совестью, протестующие против гонений на веру, и чтобы совершенно подавить их.

И вот «б.-к.-л.-ц.» <«багряно-красная лже-церковь»> , которая по внешности во всем сохраняет видимость, подобие истинной Церкви православной, в конец уничтожаемой, выступает якобы от имени этой Церкви (в то время как истинная Церковь православная Всероссийская лишена возможности возвысить свой голос). И эта лже-церковь, создание багряно-красного зверя защищая этого зверя, заявляет на весь мир о том, что «гонений на веру нет», что «Церковь (?!) пользуется полной свободой, такой, какой она еще никогда не имела» [24], и эта Церковь (не Церковь, а лже-церковь) одобряет и благословляет власть «всадника», сидящего на «коне бледном».

И обман этот успевает и приносит свой плод, так что даже некоторые из восточных патриархов (Антиохийский и Александрийский) оказались обманутыми. А голоса патриархов Иерусалимского и Вселенского Константинопольского, протестующих против этой неправды и обмана, пока еще малосильны и не достигают до нас!.. Ибо то, что создано через дело отступника С.<ергий>, это не есть церковь, а такой же «зверь» (как тот, которому он служит!), но только для обмана этот «зверь» имеет «два рога, подобные агнчим», но при этом сказано о нем: «И говорил, как дракон» (Откр. 13, 11).

Во истину так и есть у «багр<яно>-красной лже-церкви»: по внешности она — как Церковь и даже два рога у нее как бы агнчих (это — лжеименные патриархи С.<ергий> и А.<лексей>), но мы сами слышим, что она, эта лже-ц.<ерковь> говорит языком точно таким, как и сам «дракон». И хотя то, о чем говорится в вышеуказанном месте Откровения, по-видимому, будет иметь и еще более полное свое осуществление, но тем не менее так дивно это приближение к нашим дням и такой по истине тайнозрительный Божественный свет проливает это слово Откровения на совершаемое в лже-церкви.

А зверь, носящий «два рога, подобные агнчим», и говорящий языком змия — по истине говорит его языком. Так один из одетых в архиерейское облачение служителей «тайны беззакония», стоя на «месте святом» (в храме некогда православном), говоря с амвона к пастве о Церкви Христовой, истинной, гонимой, от зверя сокрытой, т. е. о Церкви правоверно-православной, кричал, стуча о каменные плиты жезлом: «Вот кто! Это — они (т. е. Ц.<ерковь> Хр.<истова>!) мешают нам строить новую жизнь и новое общество!».

Разве это язык Церкви? Нет, это при видимости, внешности агнчей, т. е. Христовой, — язык дракона, ведущего всегубительную войну против истинной Церкви Христовой.

Как назвать то, что совершено бывш.<им> митр.<ополитом> С.<ергием>?

Как назвать это злочестивое деяние? Какое имя ему надо присвоить? Иными словами: что же именно совершено лжеиерархом? «Отступление» ли это, «предательство» ли, «нечестие» или ересь? Или и еще — нечто?

Дабы уразуметь это, надо иметь в виду, что не в прошлом истинной веры в Бога на земле (т. е. в истории Церкви в.<етхо>-заветной и н.<ово>-заветной) надо искать сопоставлений и сравнений, а в будущем. Ибо для полного уразумения того, что совершено бывшим митр.<ополитом> С.<ергием> и совершается его преемниками, в прошлом Церкви Христовой примеров для сравнений и приближений нет. И это — несмотря на то, что многие «лютые волки» появлялись в ограде «стада Христова» (Церкви) «в одеждах овчих» [24]. Страницы прошлого, истории Церкви мало дадут нам к уяснению смысла «Сергианства». Ибо то, что совершено и совершается, не имеет прообразов в прошлом. И только будущее, предвозвещенное в Церкви, т. е. то, чему надлежит быть в конце времени, дает вразумляющие образцы. Не ранние первые страницы истории Церкви Христовой, обуревавшейся многими ересями, а последние страницы Св. Библии приоткрывают таинственный смысл содеянного.

Только в свете последних судеб Церкви Христовой на земле деяние, соделанное лже-иерархом С.<ергием>, получает свой зловещий облик. И потому термины употреблявшиеся ранее для определения всех бурь духовных, перенесенных Церковью, ныне эти термины не могут сами по себе выразить того содержания, которым насажено деяние бывш.<его> М.<итрополита> С.<ергия>

Итак: можно ли признать деяние это — «отступлением»? — Да, несомненно, это — «отступление» от веры и исповедания Христова. Но мало сказать, что это есть «отступление»: ведь отступники бывали и прежде... Чем же отступление злочестивого иерарха выделяется из ряда всех доселе бывших отступлений?

Качество отступления и отступничества различается в зависимости от того, кому и чему отдает свою веру отступник (это — первое) и ктоони сами, отступившие (это — второе).

Так, Церковь знает случаи отступления — в язычество, отступления — в иудейство, в мусульманство или в иную какую веру... Но все это, несмотря на свою пагубность, есть отступление от веры — ради веры же, хотя и иной, неистинной. Эти виды в особенности известны на заре христианства. Ныне господствует иной вид отступления: это отступление в безбожие, т. е. потеря веры, заполнение души холодом полного безверия. И наконец, отступление от веры может получить характер не только отрицания веры, но борьбы против веры, характер богоборчества. Однако все эти разновидности отступления были и прежде. Отступление же, совершенное М.<итрополитом> С.<ергием>, совсем иное. Оно совершено пред духом антихристовым, пред силою его, нашедшею себе выявление, воплощение впервые на земле (хотя и не в форме последнего его, окончательного выявления, а в форме, так сказать, пред-антихристова явления). Однако это пред-антихристово явление осуществилось в такой силе и широте, что без мала все предвозвещенное о самом антихристе нашло в этом его предшественнике свое почти полное выявление.

И вот ему-то и уступил веру отступник С.<ергий>, Вот кого принял он вместо Христа!

Отступление это отягощается еще более тем, что совершил его не простой мирянин, не священник, не рядовой епископ, а сам первостоящий иерарх на его высшей кафедре… Отступление это, далее, усугубляется тем, что деяние М.<итрополита> С.<ергия> не есть состояние кратковременное, могущее быть объяснено и отчасти извинено человеческой немощью, временной душевной слабостью, испугом, страхом мучений, угрозой смерти... Тогда должно было бы последовать раскаяние и попытка исправления содеянного. Но у бывш.<его> М.<итрополита> С.<ергия> ничего подобного не случилось. Его отступление оказалось состоянием устойчивым и весьма активным (деятельным. Он до конца своей жизни пребыл упорно-нераскаянным).

Самый страшный вид отступления для иерарха, отступление в пользу силы антихристовой, совершил бывш.<ий> М.<итрополит> С.<ергий>! И не только сам совершил, но и многочисленную паству повел губительнейшим путем.

Отречение от Христа совершил отступник, но отречение тайное, сокрытое, и потому особенно злонамеренное и опасное!

Но ведь кроме того лжеиерархом тем совершено и предательство? — Да, измена и предательство, равных которым нельзя найти на страницах прошлого!.. Ибо даже черное предательство Иуды, несмотря на всю его ужасающую тьму, <пропуск слова> измены и предательства, совершенных бывш.<им> М.<итрополитом> С.<ергием> Ибо в обоих случаях равно предан Христос, т. к. Церковь есть «тело Христово», и предающий Церковь — предает Христа. Но Иуда предал Господа Христа в руки не верующих иудеев, а С.<ергий>, чрез таких же неверующих иудеев, — в руки антихристова поругания, мучения и смерти. И как в том, так и в другом случае ноги предающего прошли по «месту крови» — «акелдама». — Однако Иуда понял свой грех и уже на третий день от отчаяния сам наложил на себя руки... И тем самым дело Иудино вместе с ним только три дня. С.<ергий> же своего предательства не пожелал осознать, как грех, хотя и был постоянно изобличаем и призываем к этому, а делал свое Иудино дело почти двадцать лет. (Да и по сей день делает его и будет делать — увы — до скончания века).

Отступник и предатель этот несколько раз вызывал к <находящемуся> в ссылке м<итрополиту> Петру и пытался склонить его на свою сторону, обещая ему всяких благ и почестей, но М. <итрополит> Петр остался тверд, как камень. — Когда же происходило последнее свидание М.<итрополит> С.<ергий>, истощив все свои средства соблазнов и уговоров, крикнул в злобе М.<итрополиту> Петру: «Ну так и сгниешь в ссылке!» На это М.<итрополит> Петр ответил: «Сгнию, но с Господом, — а не с тобою, Иудою-предателем!»

Можно ли назвать деяние бывш.<его> М.<итрополита> С.<ергия> «нечестием»? — Да! Но этого мало сказать: есть нечестие и нечестие! Ибо всякий грех есть в известном смысле нечестие и всякий грешник нечестив... Но не о таком нечестии идет речь. Нечестие Сергия превосходит все виды нечестия, доселе известные в Ветхом и в Новом Завете. Почему — так? Да потому, что как отступление его совершено пред «тайной беззакония» и пред духом антихристовым, как и измена и предательство его совершено в пользу антихристова дела на земле и в угоду местопрестолия сатаны, — так и нечестие, совершенное и совершаемое в деле С.<ергия>, есть то особое нечестие, которое не является нечестием личных грехов какого-то человека (имеющих отношение только к нему), а есть нечестие, совершаемое в тайне «тайны беззакония». В этом нечестии проявляется все богохульство и кощунство «тайны беззакония», которая чрез деяние злочестивого получает широкий доступ к самому Богослужению и Тайносовершительству православного чина! Ибо у служителей лжеиерархий самое совершение Богослужения и Таинств становится богохульством и кощунством.

И наконец: дело М.<итрополита> С.<ергия> не есть ли ересь?

Но в нем как будто нет разрушения основных догматов веры православных. Пока, по крайней мере внешне этого не видно. И все-таки это есть ересь, но, как и все в сергианстве, в особом смысле. Слово «ересь» (<греческое «ерео»>) буквально значит «разделение», «отделение». А обольщение сергианское разделило не только Церковь Российскую, но и все существующие Церкви православные, и несомненно действует даже и в инославных вероисповеданиях. Ересь эта состоит в том, что в ней, при внешнем и показном сохранении буквы догматов веры и обрядов церковных совершенно уничтожается их внутренний смысл и сила, и все подменяется духом принятия антихристова дела на земле. Ибо самая вера со стороны учения становится на службу «тайны беззакония», в прямых целях духа антихристова.

Эта ересь есть ересь антихристова обольщения веры Христовой и путей сатанинской хитрости и лжи, создающей, по образу «невесты Христовой», «жены, облеченной в солнце» — внешне на нее похожую, на том же святом месте стоящую, багряно-красную лже-церковь. Это ересь «зверя», имеющего «два рога, подобные агнчим», и говорящего языком змия древнего, дракона, отца лжи — сатаны.

Итак: что же такое «Сергианство»? Это — и отступление, и измена, и нечестие, и отречение, и предательство, и ересь, но все это совершенно непохоже на то, что до сих пор называлось этими именами.

Что же это такое? То, что ныне творится во имя угождения «тайне беззакония», пред лицом силы антихристовой — не может ли все это быть выражено более кратко и ясно? И нет ли в Богодухновенном слове всему этому наименования? Ибо не может быть, чтобы всему тому чрезвычайному, что совершается ныне в ограде Церкви, чтобы этому не было и чрезвычайного наименования. — Да, есть!

Это есть поставление мерзости запустения на месте святом!

Писано бо есть:

«Итак, когда увидите мерзость запустения, реченную чрез пророка Даниила, стоящую на святом месте — читающий да разумеет — тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы...» (Мф. 24, 15-16).

«Когда же увидите мерзость запустения, реченную пророком Даниилом, стоящую, где не должно — читающий да разумеет — тогда находящиеся в Иудее да будут в горе» (Мрк. 13, 11).

А у св. пр<орока> Даниила сказано:

«… и на крыле святилища будет мерзость запустения...» (Дан. 9,27).

А говоря о том же пространнее св. пророк пишет о нечестивейшем «царе» (чтый да разумеет!)

«И озлобится на святый завет и исполнит свое намерение и опять войдет в соглашение с отступниками от святого Завета... И поставлена будет им часть войска, которая осквернит святилище могущества и прекратит ежедневную жертву и поставит мерзость запустения» (Дан. 11, 30-31).

Да, воистину, совершаемое «отступниками» от святого завета лжеархипастырем С.<ергием> и всей его нечестивой лжеиерархией, идущей по его путям, есть — «поставление мерзости запустения».

И хотя в совершаемом ими нет еще пока окончательной полноты предреченной Господом «мерзости», но она уже явлена духовно в омерзительной своей сущности, как ближайший прообраз того, что наименовано «мерзостью запустения».

*****

Не будь всего этого в лоне Церкви Российской, — говорят те, кому даны от Господа видеть невидимое и слышать неслышимое, — говорят они, благодатные старцы и старицы Божий — дни скорби давно уже были бы сняты (хотя бы «на малое время»). А ныне исполнение глаголов Божиих в земле нашей прегрешившей — «отодвинуто» десницею Всевышнего. Аминь.

Об авторе

Священник Владимир Криволуцкий

Отец Владимир Криволуцкий, исповедник веры, член Истинно-Православной Церкви (катакомбной), родился в 1888 году в городе Орле. В 1910 году окончил юридический факультет Московского университета. С 1915 года по 1918 год служил на фронте. С 1918 года по 1922 год находился на военной службе. С 1921 года по 1922 год — слушатель Православной Народной Академии. 6 марта 1922 года рукоположен во диакона. Служил в церкви Спаса Преображения на Песках в Москве. 9 сентября 1923 года рукоположен во иерея. С 1924 года по 1930 год служил в Москве в церкви иконы Божией Матери «Знамение». В 1927 году арестован. Освобожден через несколько месяцев. Не признал «Декларацию» митрополита Сергия. С 22 января 1930 года служил в церкви Святителя Николая в Котельниках. 28 декабря 1930 года вторично арестован и сослан на 3 года в Северный край (Пинежский район, Архангельской области). Отбывал заключение вместе с преподобным Никоном Оптинским. Освобожден в 1933 году. Проживал в городах Можайске и Егорьевске. Будучи членом Истинно-Православной Церкви (катакомбной), совершал тайные богослужения на дому. 21 апреля 1946 года вновь арестован. 30 ноября 1946 года осужден на 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Отбывал срок в городах Красноярске, Москве, Караганде (Казахстан). В 1955 году освобожден досрочно в связи с тяжелой болезнью. Скончался в Москве 29 марта 1956 года.

От составителя

Статья «О Сергианстве» священника ИПЦ, о. Владимира Криволуцкого публикуется по машинописному экземпляру, находящемуся в библиотеке Свято-Богородицкого Леснинского монастыря (Провемон, Франция). В архив монастыря эта работа была передана вместе с библиотекой Архиепископа Серафима, бывшего Брюссельского и Западно-Европейского, к которому она в свою очередь попала от священника Владимира Прокофьева, ныне Епископа Варнавы Каннского. В 1980 году будущий Владыка Варнава получил пакет с этой машинописью по почте от неизвестного адресата из Коррез (Франция).

Эта работа была напечатана на машинке, на половинках пожелтевших от времени листов плохой бумаги. На обороте последнего листа были написаны некоторые данные об авторе статьи о. Владимире Криволуцком.

Статья публикуется с сохранением всех авторских особенностей, включая орфографию и пунктуация. В угловых скобках (< >) раскрыты авторские сокращения или добавлены пропущенные в машинописи слова. Цитаты и термины, взятые из Священного Писания, выделены курсивом. Текст снабжен комментариями. Приведена биография автора, составленная на основании материалов Московского государственного университета.

Составитель В. Ю. Кириллов. Редактор Е. А. Лукьянов.

Примечания

[1] [1a] См. Евангелие от Матфея 24, 3-44. …Когда они пришли на гору Елеонскую и присели отдохнуть как раз против храма, ученики спросили Господа: Скажи нам, когда это будет? И какой признак Твоего пришествия и кончины века? (Мф. 24, 3). Ученики думали, что они задали один вопрос, т. к. спрашивают о событиях, которые, по их мнению, произойдут одновременно. В действительности же они задали Господу два вопроса: 1) когда и как произойдет разрушение Иерусалимского храма и 2) когда и как произойдет царственное явление Христа на земле в силе и славе и последует кончина этого мира. И вот Христос в Своей беседе и дает ответы на эти два вопроса, подчеркивая в ней ученикам значительную раздельность во времени этих двух событий. Ответ на первый вопрос содержится в начале, в середине и даже в конце беседы… Закончив говорить о будущих недалеких событиях в Иудее и Иерусалиме, Господь… переходит… к ответу на второй вопрос учеников — о признаках Его пришествия и кончины века… В последние времена восстанет народ на народ, и царство на царство, и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это будет начало болезней (Мф. 24, 7-8), т. е. ужасные войны и другие бедствия будут как бы признаками и показателями наступления начала последних времен. Они будут началом болезней, которые приведут этот мир к гибели. Еще в более сильных словах определил Господь ранее, в другом месте, религиозное состояние людей последнего времени — но Сын Человеческий пришед найдет ли веру на земле? (Лук. 18, 8), ибо в последние времена — восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных. Вот Я наперед сказал вам. Итак, если скажут вам: «вот Он в пустыне», — не выходите; «вот Он в потаенных комнатах», — не верьте (Мф. 24, 26). Очень важно сопоставить эти слова Христа: 1) Сын Человеческий пришед найдет ли веру на земле (Лук. 18, 8) и 2) восстанут лже-христы и лже-пророки и дадут великие значения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных (Мф. 24, 24). Часто думают, что в последние времена будет всеобщее господство атеизма. Однако, из слов Христа вытекает нечто другое, а именно: 1) будут всеобщая преданность и поголовное увлечение материальной жизнью (как во дни Ноя), 2) почти совсем исчезнет истинная вера на земле (истинное христианство), 3) но в то же время получат распространение ложные веры, проповедуемые ложными пророками, даже лже-христами. Отсюда выходит, что широкое распространение атеизма — это не последнее явление в истории религиозной жизни человечества (начало болезней), а предпоследнее. Атеизм используется только как орудие для борьбы с истинной христианской верою и для сокрушения и разгрома истинной христианской церкви. Но человечество без религии жить не может. И вот, тогда придет проповедь и распространение ложных религиозных учений и создание ложных церквей. Свящ. Александр Колесников. Тайновидец будущего. Джорданвшл, 1962. С 14-17. Создателей (вместе с ЧК) одной из таких ложных церквей (т. е. построенной на лжи), а именно «церкви советской» является Митр. Сергий. Смысл этого поистине сатанинского плана заключался в сохранении внешней православной оболочки, в которой образуется подменное нутро. И сколько бы времени ни прошло с момента возникновения этой «церкви», сущность ее остается такая же. Только обнаружение недуга, нелицемерное покаяние и затем обязательное исправление могло бы поправить дело. Но возможно ли это? — Составитель.

[2] Под словом: тайна беззакония, Апостол дает разуметь нечто особенное. Есть у сатаны свои глубины (Откр. 2, 24), свои скрытные замыслы и планы, все в духе сатанинском […] Тайна в том, что замыслы его еще не открылись. Прежде он действовал так, теперь начал иначе, а как? еще не видно. Иначе же он начал действовать потому, что и Бог иначе воздействовал на род человеческий в Господе Иисусе Христе. До пришествия Христова он применился уже, как сбивать с пути людей, а теперь, видя, как отовсюду теснит его крест Христов, только начал свои противокозненности. Если возьмем во внимание тайну благочестия, о которой говорит тот же Апостол в другом месте, то по противоположности можем навесть, и в чем тайна беззакония. Тайна благочестия в воплощении Бога: Бог явися во плоти (1 Тим. 3, 16) […] Вера в это разрушает царство греха, сатанинское. Тайна беззакония, придуманная сатаною, будет ухищрением сатаны подрывать и извращать сию веру […] Это зло будет расти, и Сын человеческий, пришедши, едва ли обрящет веру на земле (Лк. 18, 8). Вот какая тайна тогда откроется и придет в явь! […] Неверие есть движущая скрытная сила беззакония, тайна в нем кроющаяся […] Указанная кознь сатаны уже в действии, уже явились антихристы предшественники. Епископ Феофан Затворник. Толкование 2-го Послания An. Павла к Солунянам. С. 73-75.

[3] По толкованию блаж. Феофилакта, архиепископа Болгарского (Благовестник. Часть 1. Гл. 24.), мерзостью запустения называется изображение римского императора, овладевшего Иерусалимом и поставившего свою статую внутри Храма Соломона, в святилище. Запустения — говорит потому, что град был опустошен; а мерзость — потому что иудеи, гнушаясь идолопоклонством считали статуи и изображения человеческие мерзостью». Под духовной мерзостью запустения нужно понимать проникновение в Церковь Христову в качестве священников и даже епископов служителей богоборческой власти, опустошающих Церковь.

[4] Сергий (Страгородский Иван Николаевич), Митрополит Нижегородский. Заместитель Патриаршего Местоблюстителя; первый «советский» патриарх Московский и всея Руси. Род. 11 января 1867 г. в Арзамасском уезде Нижегородской губ. в семье протоиерея. Окончил Арзамасское духовное училище и Нижегородскую духовную семинарию (1886). Окончил С.-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия, принял монашество, был рукоположен во священный сан и назначен членом Японской духовной миссии (1890); был корабельным священником на крейсере «Память Азова». Удостоен ученой степени доцента С.-Петербургской духовной академии и назначен инспектором Московской духовной академии (1893). Возведен в сан архимандрита с назначением настоятелем посольской церкви в Афинах (Греция) (1894). Удостоен ученой степени магистра богословия (1895). Назначен помощником начальника Японской духовной миссии (1897). Назначен ректором С.-Петербургской духовной семинарии, а затем инспектором С.-Петербургской духовной академии (1899). Удостоен ученой степени доктора богословия и назначен ректором С.-Петербургской духовной академии (1901). 25 февраля 1901 г. в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры в С.-Петербурге хиротонисан во Епископа Ямбургского, викария С.-Петербургской епархии. Участвовал в столичных религиозно-философских собраниях, где снискал репутацию либерала. Назначен правящим Епископом Финляндским и Выборгским и возведен в сан архиепископа (1905). Назначен членом Св. Синода (1911). Являлся Председателем Предсоборного Совещания (1912) и занимал должность председателя синодального Миссионерского совета и председателя Учебного комитета Св. Синода (1913). 10 августа 1917 г. по избранию назначен Архиепископом Владимирским и Шуйским, а 28 ноября 1917 г. возведен в сан митрополита. Участник Всероссийского Церковного Собора 1917-1918 гг. Одним из первых высших иерархов поддержал «обновленческий» раскол (1922). Через покаяние принят в молитвенно-каноническое общение с Российскою Православною Церковью Патриархом Тихоном (Беллавиным), назначен Митрополитом Нижегородским, членом Священного Синода (1924). По распоряжению Патриаршего Местоблюстителя, Митр. Крутицкого Петра (Полянского) от 23 ноября (6 декабря) 1925 г., после ареста его большевиками 26 ноября (9 декабря) 1925 г. вступил в должность Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. 28 октября (11 ноября) 1926 г. был арестован большевиками и находился в заключении до 27 марта (9 апреля) 1927 г. По выходе из тюрьмы вновь вступил в должность Заместителя Патриаршего Местоблюстителя и 16(29) июля 1927 г. выступил с печально известным Посланием («Декларацией») об отношении Церкви к гражданской власти, фактически полностью подчиняющим Церковь большевикам, что однозначно негативно воспринято было большинством церковного народа. В 1932 г. переименован Митр. Горьковским. 27 апреля (10 мая) 1934 г. незаконно усвоил себе титул «Блаженнейшего Митрополита Московского и Коломенского». После ложного объявления большевиками о якобы кончине Патриаршего Местоблюстителя, Митр. Крутицкого Петра (Полянского) 29 августа (11 сентября) 1936 г. (а фактически еще при жизни его) в декабре 1936 г. незаконно провозгласил себя «Патриаршим Местоблюстителем». Организованным сталинскими властями в Москве «собором» 1943 г. номинально «избран» первым «советским патриархом Московским и всея Руси. Скончался в Москве 2(15) мая 1944 г. Свящ. Михаил. Положение Церкви в Советской России. СПб., 1995. Комментарии А. Л. Никитина. С. 107-108.

[5] Митр. Сергий еще до революции 1917 года слыл прогрессивным, «широко-терпимым», либеральным епископом, скрытым врагом самодержавия. Известна его угодническая позиция в «деле Бейлиса», ненависть к Г. Е. Распутину, дружба с революционерами, возведение жестоких гонений на монахов-афонитов-имябожников (топтал даже в Синоде бумажку, на которой было написано Имя Божие), принятие одним из первых обновленческого раскола, в чем он хоть позже и покаялся, убедившись в его нежизненности, но, как свидетельствовал преп. Нектарий Оптинский, яд в нем так и остался, и т. д. Сущность всех этих явлений одна — приспособленчество. — Составитель.

М. Сергий чрезвычайно легко переходил в свое время в обновленчество. Также легко и просто, сняв клобук и мантию, он публично каялся в этом перед Патриархом. Теперь он — сотрудник ГПУ. Завтра, будь на то возможность, он легко и просто покаялся бы и перед заграничными иерархами всех направлений за причиненные неприятности. Эластичный человек, всегда удобный, бывший бессменный член Святейшего Синода, в отношении к оберпрокурору типа — «чего изволите». Его первоначальный честный путь в борьбе с ГПУ за Церковь есть невольное движение по линии, данной Патриархом и М. Петром, пока, наконец, он не стал опять самим собою. Свящ. Михаил. Положение Церкви в Советской России. СПб., 1995. С.80.

[6] Под «сергианством» понимается внутреннее подчинение Церкви, в лице части Ее законной православной иерархии, богоборческой власти, приведшее к гонению против несогласных с этим курсом и соответственно к расколу Русской Православной Церкви. Введение в церковные отношения так называемого «двойного стандарта», т. е. лжи. Некоторые оправдывали действия митр. Сергия тем, что он догматы православные не повредил, в ересь не впал. По этому поводу Священномученик Иларион Троицкий писал в своем письме от 22 октября 1927 года: «Недели 2-3 тому назад я читал письмо, в котором приводились подлинные (в кавычках) слова одной небезызвестной "блаженной", сказанные ею на запрос о митрополите Сергии, причем вопрошавший, по-видимому, указывал, что митрополит Сергий не погрешил против православных догматов, что он не еретик. "Что ж, что не еретик! — возразила блаженная. — Он хуже еретика: он поклонился антихристу, и, если не покается, участь его в геенне вместе с сатанистами"». «Защитники Сергия говорят, что каноны позволяют отлагаться от епископа только за ересь, осужденную собором: против этого возражают, что деяния митрополита Сергия достаточно подводятся и под это условие, если иметь в виду столь явное нарушение им свободы и достоинства Церкви, Единой, Святой, Соборной и Апостольской. А сверх того, каноны ведь многое не могли предусматривать. И можно ли спорить о том, что хуже и вреднее всякой ереси, когда вонзают нож в самое сердце Церкви, — ее свободу и достоинство. Что вреднее: еретик или убийца?» — так писал Священномученик Иосиф (Петровых). — Составитель.

[7] Велиар (евр.) — непотребный, ненаказанный = наименование диавола (2 Кор. 6, 15). Прот. Григорий Дьяченко. Полный церковно-славянский словарь. М, 1993. С. 71.

[8] Господь Вседержитель (или Агнец. — Сост.), Которого увидел св. Иоанн, сидящим на престоле, держал в деснице Своей Книгу, исписанную снаружи и внутри и запечатанную седмью печатями. Книги в древности состояли из кусков пергамента, свернутых в трубку или навитых на круглую палку. Внутрь такого свитка продевался шнурок, который связывался снаружи и прикрепляем был печатью. Иногда книга состояла из куска пергамента, который складывался в виде веера и был стянут поверх шнурком, припечатанным печатями на каждом сгибе или складе книги. В таком случае раскрытие одной печати давало возможность раскрыть и прочесть только одну часть книги. Писание производилось обыкновенно лишь на одной внутренней стороне пергамента, но в редких случаях писали с обеих сторон. По изъяснению св. Андрея Кесарийского и др. под книгой, виденной св. Иоанном, следует разуметь «премудрую Божию память», в которой вписаны все, а также и глубину Божественных судеб. В этой книге были, след., вписаны все таинственные определения премудрого промысла Божия о спасении людей. Семь печатей означают или совершенное и всеми незнаемое утверждение книги, или же домостроительство испытующего глубины Божественного Духа, разрешить которое никто из созданных существ не может. Под книгой разумеются и пророчества, о которых Сам Христос сказал, что частью они исполнились в Евангелии (Лук. 24, 44), но что остальные исполнятся в последние дни. […] Под самим вскрытием печатей следует понимать исполнение Божественных определений Сыном Божиим предавшим Себя как Ангца, на заклание. Епископ Аверкий. Руководство по изучению Священного Писания Нового Завета. Часть 2. Джорданвилл, 1956. С 402, 404.

[9] Петр (Полянский Петр Федорович), Свт., Митрополит Крутицкий, Исп. Род. 28 июня 1862 г. в селе Сторожевом Коротякского уезда Воронежской губ. в семье священника. Окончил Воронежскую духовную семинарию (1885), Окончил Московскую духовную академию магистром богословия (1892). В последующие годы служил помощником инспектора Московской духовной академии; преподавателем Звенигородскою духовного училища. Был удостоен ученой степени магистра богословия. Назначен смотрителем Жировицкого духовного училища, затем делопроизводителем, а впоследствии сверхштатным членом Учебного комитета при Св. Синоде, ревизором духовно-учебных заведений (1906). Произведен в чин действительного статского советника (соответствовал генерал-майору военной службы) с назначением на должность постоянно присутствующего члена Учебного комитета при Св. Синоде (1916). Участник Всероссийского Церковного Собора 1917-1918 гг. по выборам от мирян. Служил управляющим московской фабрики «Богатырь» (1918). По рекомендации Патриарха Тихона (Беллавина) принял монашество, был рукоположен во священный сан и 25 сентября (8 октября) 1920 г., хиротонисан во Епископа Подольского, викария Московской епархии. В 1920-1923 гг. находился в ссылке в г. Великом Устюге Вологодской губ. По возвращении возведен в сан архиепископа (1923). Возведен в сан митрополита с назначением на Крутицкую кафедру и присутствия в Священном Синоде при Патриархе (1924). По завещательному распоряжению Свт. Тихона от 25 декабря 1924 г. (7 января 1925 г.) в день похорон Патриарха 30 марта (12 апреля) 1925 г. вступил в должность Патриаршего Местоблюстителя. 26 ноября (9 декабря) 1925 г. арестован большевиками и подвергнут тюремному заключению в одиночной камере внутренней тюрьмы ГПУ. В июне 1926 г. переведен также в одиночную камеру «политизолятора» в суздальском Спасо-Ефимьевом монастыре. 23 октября (6 ноября) 1926 г. приговорен к трем годам ссылки. С декабря 1926 г. по февраль 1927 г. находился в заключении в Тобольской и Екатеринбургской тюрьмах. В феврале-апреле 1927 г. находился в ссылке в с. Абалак Тобольской губ. В апреле-июле 1927 г. вновь содержался в Тобольской тюрьме. 26 июня (9 июля) 1927 г. был приговорен к ссылке на о. Хэ (Обская губа) в Заполярье. 28 апреля (11 мая) 1928 г. срок ссылки был официально продлен еще на два года. 4(17) августа 1930 г. переведен в Тобольскую, затем в Екатеринбургскую тюрьму, где был подвергнут одиночному заключению без права каких-либо передач или свиданий. Решительно отвергнув весною 1931 г. предложение о сотрудничестве с ГПУ, 10(23) июля 1931 г. был приговорен к заключению в концлагере сроком на пять лет. Содержался, впрочем, в Екатеринбургской, а затем в Верхнеуральской тюрьмах в одиночном заключении, после чего был вновь отправлен на о. Хэ. 26 июня (9 июля) 1936 г. приговор о тюремном заключении был продлен еще на три года. Осенью 1936 г. большевиками было официально объявлено о кончине законного Патриаршего Местоблюстителя Митр. Крутицкого Петра 29 августа (10 сентября) 1936 г. Но лишь 19 сентября (2 октября) 1937 г. т. н. «тройкой» НКВД Челябинской обл. был вынесен «приговор» о его расстреле. 27 сентября (10 октября) 1937 г. этот «приговор» был приведен в исполнение. Среди прочих безвестных узников погребен в г. Магнитогорске. Архиерейским Собором РПЦ(з) прославлен в сонме Свв. Новомучеников и Исповедников Российских в 1981 г. Свящ. Михаил. Положение Церкви в Советской России. СПб., 1995. Комментарии А. Л. Никитина. С. 106-107.

[10] Из того факта, что ко время написания этой работы прошло более 25 лет с момента опубликования Декларации Митр. Сергия (в 1927 г.), можно заключить, что эта статья написана между 1952-55 гг.

[11] Без преувеличения можно сказать, что все деяния Митр. Сергия после того, как он вошел в сговор с богоборцами, сопровождались ложью. Ему приходилось буквально на черное говорить белое. Особенно в своих публичных и письменных заявлениях, когда он, отрицая всеми видимые жесточайшие гонения на Церковь, хулил подвиг пострадавших за Христа, называя их политическими преступниками. И более того, он фактически участвовал в этих гонениях. И этой линии придерживались все его наследники. Так ложь стала нормой церковной жизни.

[12] Известен целый ряд пророчеств преподобного Серафима о России, последних временах и об отступлении иерархии от истины. «До рождения антихриста произойдет великая продолжительная война и страшная революция в России, превышающая всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужаснейшее: бунты Разинский, Пугачевский, Французская революция — ничто в сравнении с тем, что будет с Россией. Произойдет гибель множества верных отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей; осквернение церквей Господних; уничтожение и разграбление богатства добрых людей, реки крови русской прольются. Но Господь помилует Россию и приведет се путем страданий к великой славе…». «Мне, убогому Серафиму, Господь открыл, что на земле Русской будут великие бедствия, Православная вера будет попрана, архиереи Церкви Божией и другие духовные лица отступят от чистоты Православия, и за это Господь тяжко их накажет. Я, убогий Серафим, три дня и три ночи молил Господа, чтобы он лучше лишил меня Царствия Небесного, а их бы помиловал. Но Господь ответил: "Не помилую их, ибо они учат учениям человеческим, и языком чтут Меня, а сердце их далеко отстоит от Меня"». Россия перед вторым пришествием. М., 1993. С. 67

[13] 29 июля 1927 г. Митр. Сергий вместе со своим Синодом и как бы от лица всей Церкви обнародовал печально известную Декларацию. В ней он не только констатировал свое отступление от истины, но и призвал всех верующих последовать этому нечестию, что естественно вызвало бурную реакцию протеста. Так было положено началу разделения в Русской Церкви — сергианскому расколу. Приведем основные положения сергианской Декларации: «Ныне жребий быть временным заместителем Первосвятителя нашей Церкви опять пал на меня, недостойного Митрополита Сергия, а вместе со жребием пал на меня и долг продолжать дело почившего (Св. Патр. Тихона. — Сост.) и всемерно стремиться к мирному устроению наших церковных дел. Теперь, когда мы почти у самой цели наших стремлений, выступления наших зарубежных врагов не прекращаются: убийства, поджоги, налеты, взрывы и им подобные явления подпольной борьбы у нас у всех на глазах. Все это нарушает мирное течение жизни, созидающее атмосферу взаимного недоверия и всяческих подозрений. Тем нужнее для нашей Церкви и тем обязательнее для нас всех, кому дороги ее интересы, кто желает вывести ее на путь легального и мирного существования, тем обязательнее для нас теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и Правительством.,. Затем извещаем вас, что в мае текущего года, по моему приглашению и с разрешения власти, организовался временный при заместителе патриарший Священный Синод… (не каноничный, а потому и не признанный большинством епископата. — Сост.) Выразим всенародно нашу благодарность и Советскому правительству (звучит как насмешка над сонмом новомучеников и исповедников, пострадавших от этого правительства, заявившего о планомерном искоренении религии. Сост.) за такое внимание к духовным нуждам православного населения, а вместе с тем заверим Правительство, что мы не употребим во зло оказанного нам доверия… Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами Советского Союза, лояльными к Советской власти, могут быть не только равнодушные к православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого, как истина и жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужебным укладом. Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи, а неудачи — наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное варшавскому (когда от руки русского патриота был убит убийца Царской семьи. — Сост.), сознается нами как удар, направленный в нас. Оставаясь православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза «не только из страха, но и по совести», как учил нас апостол (Рим. XIII, 5). Мешать нам может лишь то, что мешало и в первые годы советской власти устроению церковной жизни на началах лояльности. Это — недостаточное сознание всей серьезности совершившегося в нашей стране. Учреждение советской власти многим представлялось недоразумением, случайным и поэтому недолговечным. Забывали люди, что случайности для христианина нет, и что в совершившемся у нас, как везде и всегда, действует та же Десница Божия, неуклонно ведущая каждый народ к предназначенной ему цели. Таким людям, не желающим понять «знамений времени», и может казаться, что нельзя порвать с прежним режимом и даже с монархией, не порывая с православием. Такое настроение известных церковных кругов, выражавшееся, конечно, и в словах и в делах и навлекавшее подозрение советской власти, тормозило и усилия Святейшего Патриарха установить мирные отношения Церкви с Советским правительством (потому-то и отравили Св. Патриарха, что он не впустил волков в церковную ограду, не пошел на компромисс, хотя до некоторой границы и приходилось ему лавировать и идти даже на не принципиальные уступки безбожникам. — Сост.). Недаром ведь апостол внушает нам, что «тихо и безмятежно жить» по своему благочестию мы можем, лишь повинуясь законной власти (1 Тим. II, 2), или должны уйти из общества… Особенную остроту при данной обстановке получает вопрос о духовенстве, ушедшем с эмигрантами за границу. Ярко противосоветские выступления некоторых наших архипастырей и пастырей за границей, сильно вредившие отношениям между Правительством и Церковью, как известно, заставили почившего Патриарха упразднить заграничный Синод (5 мая — 23 апреля 1922 года). Но Синод и до сих пор продолжает существовать, политически не меняясь, а в последнее время своими притязаниями на власть даже расколов заграничное церковное общество на два лагеря. Чтобы положить этому конец, мы потребовали от заграничного духовенства дать письменное обязательство в полной лояльности к Советскому правительству во всей своей общественной деятельности. Не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира, подведомственного Московской Патриархии…». Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. М., 1995. С. 224-226.

[14] Из трудов Свт. Игнатия (Брянчанинова). — На протяжении всей истории христианской Церкви действует противоборствующая ей тайна беззакония, старающаяся увлечь людей к отпадению от уготованного нам Сыном Божиим спасения. Хотя главным виновников ее является диавол, но он действует через сынов противления, которые и являются проводниками и исполнителями его злой воли на земле. Тайна беззакония, над которой деятельно трудится «князь тьмы», проходит известное развитие по мере ослабления сопротивляемости ей верующих, восходя от силы в силу, и достигает своего предельного роста в ту последнюю, особенную эпоху, называемую апостасией, которая устраняет все препятствия для появление антихриста и завершается им. Греческое слово апостасия означает отступление от Бога. Но оно также имеет в виду отступление особенное по своей силе и по своему широкому распространению, отступление громкое, достигшее крайней степени своего развития. Апостасия является последним этапом развития тайны беззакония, непосредственно выдвигающим антихриста, имеющим на себе его мрачную тень. Полная апостасия делает приход антихриста неизбежным. День Христов не придет, аще не приидет отступление прежде, и открыется человек беззакония, сын погибели (2 Сол. 2, 3). Сущностью учительной апостасии является извращение здравого учения и постепенное отвлечение всей учительной и воспитательной деятельности от истинного христианства, наполнение сознания человеческого всякой ложью, а сердец — исключительным стремлением к получению одних чувственных удовольствий. По выражению святых отцов: «Одна мысль ложная способна низвести во ад». Сколь же чреватой великими потрясениями может оказаться замена единственно здравой и спасительной морали всякими произвольными учениями, провозглашающими цветущее здравие там, где болезнь и повреждение, где глубокое нравственное падение. Пророчества о последнем времени и судьбе русского народа. М., 1998. С. 9-10.

[15] Откровение дается семи церквам, составлявшим Ефесскую Митрополию, которой управлял тогда св. Иоанн Богослов, как пребывавший постоянно в Ефесе, но, конечно, оно в лице этих семи церквей дано и всей Церкви. Число семь, кроме того, имеет таинственное значение, означающее полноту, и потому может здесь быть поставлено, как эмблема вселенской Церкви, к которой в целом и обращен Апокалипсис… «Он держал в деснице Своей семь звезд» — по следующему далее объяснению (ст. 20) Самого Явившегося Иоанну, эти семь звезд обозначали собой семерых предстоятелей церквей, или епископов, называемых здесь «Ангелами церквей». Этим внушается нам, что Господь Иисус Христос держит в деснице Своей пастырей церковных…, а семь светильников обозначают самые эти церкви. Епископ Аверкий. Руководство по изучению Священного Писания Нового Завета. Часть 2. Джорданвилл, 1956. С. 390-392. Церковь называется светильником, потому что состоит из просвещенных светом Христовым членов, к которым относятся слова Христовы, сказанные в нагорной проповеди ученикам: Вы свет мира… И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечник, и светит всем в доме… (Мф. V, 14-16). Начало и Конец нашего земного мира. Скит. С. 51.

[16] Здесь представлены для сравнения два ответа (Митр. Сергия и Русской Зарубежной Церкви) на одни и те же вопросы корреспондентов.

ОТВЕТЫ МИТРОПОЛИТА СЕРГИЯ (СТРАГОРОДСКОГО) НА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ С ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ СОВЕТСКОЙ ПЕЧАТИ О ПОЛОЖЕНИИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В СССР. 15 февраля 1930 г.

Представители советской печати обратились с рядом вопросов о положении Церкви в СССР к заместителю патриаршего местоблюстителя митрополиту Сергию. На ряд поставленных вопросов митрополит Сергий и присутствующие при беседе члены Синода (митроп. Нижегородский. Серафим, митроп. Саратовский, Алексий, архиепископ Хутынский. Филипп, архиепископ Звенигородский. Питирим, епископ Орехово-Зуевский) дали следующие ответы.

ОТВЕТ РУССКОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ ЦЕРКВИ НА ИНТЕРВЬЮ МИТРОПОЛИТА СЕРГИЯ от 15 февраля 1930 г.

Два интервью, данных Митрополитом Сергием представителям советской и иностранной печати, глубоко возмутили русское церковное сознание. Не входя в оценку причин, заставивших митрополита Сергия произнести столь очевидную для всех верующих и для него самого ложь и клевету на Церковь, — мы считаем себя обязанными дать правдивые ответы на вопросы представителей печати и таким образом рассеять эту клевету и ложь.

1. Вопрос: Действительно ли существует в СССР гонение на религию и в каких формах оно проявляется? Ответ М.С.: Гонения на религию в СССР никакого не было и нет. В силу Декрета об отделении Церкви от государства исповедание любой веры вполне свободно, и никаким государственным органом не преследуется. Больше того, последнее постановление ЦИК и СНК РСФСР о религиозных объединениях от 8 апреля 1929 г. совершенно исключает даже малейшую видимость какого-либо гонения на религию. Ответ РЗЦ: В СССР действительно происходят жестокие гонения на религию и в особенности на Православную церковь. Советские законы о свободе совести лишь фикция, которой эти гонения прикрываются. Они состоят в том, что Православные епископы без суда и предъявлений обвинений бросаются в тюрьмы и далекие ссылки, что клирики и активные миряне … (пропуск в тексте. Сост.). Что церковь вот уже 13 лет лишена права созыва Соборов, Епарх. съездов, лишена печати, религиозных школ, что проповедь религии (пропаганда) рассматривается как преступление, в то время как проповедь безбожия везде и всюду насаждается. Что верующие миряне, если они не скрывают своей веры, лишаются работы, гражданских прав и терпят всякие утеснения (в особенности это касается учителей).

2. Вопрос: Верно ли, что безбожники закрывают церкви и как к этому относятся верующие? Ответ М.С.: Да, действительно, некоторые церкви закрываются. Но производится это закрытие не по инициативе власти, а по желанию населения, а в иных случаях даже по постановлению самих верующих. Ответ РЗЦ: Действительно церкви в громадном количестве закрываются правительством по требованию безбожных организаций, несмотря на живой протест верующих. По официальной статистике за 10 лет с 1917 по 1927 гг. по одной только Украине закрыто 2.573 православных храма. А всего культовых зданий (всех религий) за это же время — 3.384. По той же статистике за 1928 г. закрыто на Украине 79 церквей. За 1929 г.— 154 православных храма, 11 монастырей, и всего культовых зданий всех религий: 1929 г. — 224. За январь 1930 г. опять на Украине — 42 церкви. По всему СССР за 1929 г. православных церквей закрыто — 333, а всего культовых зданий — 422. Кроме того, за тот же 1929 г. возбуждено дел о закрытии еще — 317 церквей. За 7 месяцев 1928 г. по СССР закрыто 322 церкви. … Симонов монастырь в Москве взорван. Храм Рождества Богородицы в Москве (на Петровке, угол Столешникова пер.) снесен. Храм Вознесения в Н. Новгороде взорван в самый день праздника Вознесения. Имеющие всероссийское и даже вселенское значение Киево-Печорская, Троице-Сергиевская Лавры, Саровский, Дивеевский монастырь, Оптина и Нилова Пустыни, Ново-Иерусалимский, Донской, Данилов, Угрешский (в Москве), Спасо-Иаковлев (в Ростове), Спасо-Ефимьев (в Суздале) закрыты и разрушены, а последний превращен в тюрьму. По последнему сообщению Главнауки 6000 храмов исторического значения, находившиеся на учете комиссии охраны памятников старины и искусства тоже снимаются с учета и отдаются на слом. О том, как реагирует верующий народ на закрытие храмов можно судить по следующим эпизодам: в VIII — 1927 г. при закрытии собора в Тульчине Подольск губ. народ пытался не допустить закрытия; вызванная милиция устроила форменное побоище, причем были убитые и раненые. В селе Пески Николаевского округа народ во главе с духовенством пытался помешать безбожной процессии, ворвавшейся в храм, где происходило богослужение, с целью его закрытия. В результате произведены были массовые аресты, а священник Павленко, дьякон Бернов и четыре мирянина были расстреляны. В Веневе Тульской губернии народ пытался воспрепятствовать закрытию храмов. Настоятель храма Чугунов и несколько мирян расстреляно.

3. Вопрос: Верно, что священнослужители и верующие подвергаются репрессиям за свои религиозные убеждения, арестовываются, выселяются и т. д. Ответ М.С.: Репрессии, осуществляемые Советским правительством, в отношении верующих священнослужителей, применяются к ним отнюдь не за их религиозные убеждения, а в общем порядке, как и к другим гражданам за различные антиправительственные деяния. Ответ РЗЦ: Количество епископов (по неполному подсчету) подвергшихся в таком порядке гонениям равняется 197, причем многие за эти годы успели уже по два и три раза побывать в ссылках. … Перед Рождеством 1929 г. из одной Москвы было выслано 60 человек духовенства; в 1928 г. из Петербурга было выслано около 80 человек, главным образом мирян — во главе с профессором Андриевским, Мейером и известным писателем философом Аскольдовым. Что касается отдельных случаев репрессий против мирян за религиозные убеждения, то они являются обычными. Для примера назовем: в Мелитополе сняты с работы без права поступления на службу служащие больницы Демесская, Ваял, Шмидт, Унру; в Орле — Екатерина Фаст; в Киеве врач Кураева и учительница Воронихина — все за религиозные убеждения. В Киеве же арестован и сослан врач Иконников за то же. В Лохвице из школы исключено два ученика за принадлежность к баптистской общине. Все эти сведения взяты из советской печати, но безусловно, таких случаев очень и очень много.

4. Вопрос: Допускается ли в СССР свобода религиозной пропаганды? Ответ М.С.: Священнослужителям не запрещается отправление религиозных служб и произнесение проповедей (только к сожалению, мы сами подчас не особенно усердствуем в этом). Ответ РЗЦ: В СССР религиозная пропаганда преследуется. Не издается ни одного религиозного журнала, ни одной книги религиозного характера. Последние журналы (обновленческие) закрыты в 1928 г. Даже богослужебные книги — Евангелие, молитвенники, церковные календари — воспрещено печатать. Из всех библиотек изъяты книги, не только религиозные, но и идеологические. Не функционирует ни одна богословская или религиозная школа последние обновленческие закрыты в 1928 г.. Преподавание веры детям, даже частно, воспрещено, в то время как во всех школах ведется систематическая антирелигиозная пропаганда.

5. Вопрос: Соответствуют ли действительности сведения, помещаемые в заграничной прессе, относительно жеетокостей, чинимых агентами Соввласти по отношению к отдельным священнослужителям. (Например, «Морнинг Пост» от 20 декабря 1929 г, и 4 февраля 1930 г.). Ответ М.С.: Ни в какой степени эти сведения не отвечают действительности. Все это сплошной вымысел, клевета, совершенно не достойная серьезных людей. К ответственности привлекаются отдельные священнослужители не за их религиозную деятельность, а по обвинению в тех или иных антиправительственных деяниях. Ответ РЗЦ: Не зная, о каких именно фактах жеетокостей сообщалось в иностранной прессе, — мы, однако, можем на основании целого ряда известных нам фактов подтвердить, что жестокости действительно чинятся агентами власти по отношению к отдельным священнослужителям. В 1918 г. агентами власти был зверски убит М. Киевский Владимир. Тело его найдено изуродованным со следами побоев и многочисленных колотых ран. В Перми в 1919 г. был зверски убит арх. Андроник, которого выбросили из вагона поезда на ходу. В том же году (в Саратове?) был утоплен (в Волге) — Еп. Гермоген Саратовский. В Чите был сожжен живым Еп. Ефрем Селенгинский. В 1928 г. 6.V. в Никольске Вологодской губернии был убит престарелый Еп. Иерофей агентами ГПУ при его аресте, причем тело его исчезло, и не было выдано для погребения. Многие епископы и священники были в разное время убиты и расстреляны, имена их составляют целый синодик. В ссылке на далеком Севере Архангельской губернии замерз Еп. Филарет Костромской в 1922 г., в ссылке же на одном из необитаемых Соловецких островов умер 2.1.1928 г. Арх. Петр Воронежский. В пересылочной тюрьме по дороге из Соловков на место новой ссылки умер 28. XII. 1928 г, арх. Илларион, с 1922 года томящийся в ссылке. В ссылке же в 1928 г. умер больной арх. Борис Рязанский. Патриарший Местоблюститель М. Петр, 60-летний старик, тяжело больной грудной жабой и эмфиземой легких с 1925 г., находился без перерыва то в ссылке, то в тюрьме. С 1927 г. он живет в зимовье Хе — далеко за Полярным кругом на берегу Обской губы среди тундр. Ближайший населенный пункт — городок Обдорск удален на 200 верст. М. Петр лишен не только медицинской помощи и необходимых медикаментов, но и минимальных удобств. Климат местности губителен для его здоровья. Несмотря на то, что уже давно истек 3-летний срок его ссылки, — его оттуда не выпускают, а ведь никакой суд его не судил, никакое обвинение ему не предъявлено, 65-летний М. Казанский Кирилл с 1922 г. тоже бесследно томится в ссылке. С 1927 г. он живет в устье Енисея — далеко за Полярным кругом среди самоедских юрт. Еп. Николая Троицкого, 70-летнего старца, находившегося в 1924 г. в тюрьме в гор. Троице Оренбургской губернии, агенты ГПУ заставляли в праздничные дни (6-го XII, в день св. Николая и на Рождество) вычищать выгребные ямы клозетов в государственных учреждениях города. Епископа Ананьевского Парфения и Иеромонаха Павла из Данилова монастыря в Москве в 1-1930 г. по дороге в ссылку в Киргизский край жестоко избили, так что иеромонах Павел до сих пор лежит в больнице в Самарской тюрьме, а епископ Парфений тоже лежал, но успел поправиться. Епископ Ананий Мариупольский, находясь в ссылке в Соловках тяжело заболел туберкулезом легких. Престарелый арх. Корнилий Екатеринбургский в 1927 г. послан на лесные разработки в Карельскую область. Этими фактами, конечно, не исчерпываются все те жестокости, которые творились и творятся.

6. Вопрос: Как управляется Церковь и нет ли теснения для управления? Ответ М.С.: У нас, как и в дореволюционное время, существуют центральные и местные церковные управления. В управлении наших органов до сих пор не было никаких теснений. Ответ РЗЦ: Церковь православная в России, начиная с 1918 г., т. е. с момента гонения против Нее, воздвигнутых Сов, Властью, по существу управляется не столько своими епископами, сколько Благодатью Самого Ее Божественного Основателя Господа Иисуса Христа. Такова твердая вера и убеждение всех православных. А в том, есть ли стеснение в управлении Церковью, можно судить по тому, что глава Ее Патриарший Местоблюститель в 1925 г, томится в тюрьмах и изгнании, что все виднейшие Ее иерархи — М. Кирилл, Арсений, Иосиф, арх. Федор, Николай и др. также скоро уже десять лет находятся в изгнании. 197 Епископов Ее были и есть в тюрьмах и ссылке. Собор, о котором с 1925 г., с момента смерти Патриарха, хлопочет Церковь — не разрешается Правительством. …Епископы в большинстве отсутствуют из своих епархий, а те немногие, что живут на местах, лишены возможности управлять — посещать свои паствы, будучи связаны подписками о невыезде из городов. Что касается М. Сергия и организованного им Синода, который выдает себя за «Патриарший Синод», то о них надо сказать, что путем компромисса с Советской Властью, позорным доказательством которого является, между прочим, и декларация их в 1927 г. и последнее интервью они купили себе лично и группе близких им Епископов, одинакового с ним духа относительную свободу управления. Однако надо помнить, что, во-первых, эта свобода управления все же очень ограничена, и во-вторых, созданное М. Сергием Центр. Церк. Управление по каноническому существу своему не может претендовать на такую роль. Синод избран М. Сергием произвольно, вовсе не из тех иерархов, кто является членами разогнанного в 1922 г. Патриаршего Синода, почему нет оснований утверждать, что русская церковь имеет центральное управление.

7. Вопрос: Пользуется ли какое-либо религиозное течение привилегиями со стороны Соввласти перед другими религиозными течениями? и не оказывается ли Советским правительством поддержка одному из этих течений? Ответ М.С.: По советскому законодательству все религиозные организации пользуются одинаковыми правами. Ответ РПЦ: Обновленчество во всех его видах и его эволюционных формах от «живой церкви» 1923 г. до «Синодальной» наших дней, всегда пользовалось покровительством и поддержкой Сов. власти. Кроме того, все возникшие на протяжении последних лет церковные группы, боровшиеся с православной Церковью неизменно поддерживались Сов. Властью. При этом мы разумеем В.В.Ц.С., Украинскую Автокефальную, Липпковского, Белорусскую Автокефальную, Епископа Мельхиседека, так наз. Лубенскую иерархию, Собора Епископов Украины во главе с Павлом Погодилло и др. Поддержка эта выражалась в том, что все эти организации пользовались беспрепятственно правом созыва соборов и съездов, издавали свою как период., так и непериод, литературу (до 1928 г.), открывали религиозные школы (до 1928 г.). Епископы этих организаций проживали в своих епархиях и свободно разъезжали по ним. Храмы у православных отбирались Сов. Властью и передавались этим организациям.

8. Вопрос: Как Вы относитесь к недавнему обращению Папы Римского? Ответ М.С.: Считаем необходимым указать, что нас крайне удивляют недавнее обращение Папы Римского против Сов. власти. … Мы считаем излишним и ненужным это выступление Папы Римского, в котором, мы, православные, совершенно не нуждаемся. Вопрос РЗЦ: Как может Церковь продолжать существовать, принимая во внимание политическое, экономическое и общественное положение священников и активных прихожан, а именно: лишение их прав, по которому они подлежат выселению, невозможность получения продовольственных карточек … (пропуск. Сост.). Нестерпимо бремя налогов, полный произвол местной власти в отношении духовенства, особенно в селах, делают его положение нестерпимым; при этом имеют место такие дикие случаи, как например, выселение духовных лиц с конфискацией (Л. 64) всего имущества (село Грушки, Харьковской губ., село Кривая коса, Мелитопольск. Округе, хутор Деггярный Купянск. окр.), обложение духовных лиц несуразными налогами (Епископ Синезий Ижевский обложен пароходным налогом в 17.300 руб.), назначение невыносимых повинностей (свящ. села Емянивка Уфимск. губ. 75-летний старик назначен на лесные разработки, свящ. села Люк Вотской обл. должен был срубить, распилить и свезти 222 куб. саж. дров. Что касается в частности выселения из квартир, то, действительно, духовенство выселяют, вопреки утверждению М. Сергия и конечно выселяют не за уплату квартплаты и не по решению суда. Лучшим доказательством в пользу справедливости этого может послужить то, что 22—1—1930 г. сам М. Сергий был выселен из собственного дома на Сокольниках по Ермаковскому проулку № 3.

9. Вопрос: Как Вы относитесь к выступлению архиепископа Кентерберийского на Кентерберийском церковном соборе?

Ответ М.С.: Нам кажется вообще странным и подозрительным внезапное выступление целого сонма … разного рода церквей. … трудящиеся люди Лондона расценивают выступление Кентерберийского как выступление, «пахнущее нефтью».

Вопрос РЗЦ: Как вы относитесь к административным мерам, принятым против Православной Церкви: 1) запрещение звонить в колокола в Москве; 2) отмена воскресений и пр. церковных праздников; 3) закрытие церквей. Ответ РЗЦ: Мы рассматриваем все это как отдельные проявления общего грандиозного и систематического гонения на религию и в частности на Православную Церковь. Русская Православная Церковь и коммунистическое государство. 1917-1941. М., 1995. С 261-267.

Это интервью яркий образчик «лжи во спасение» — принципа на котором зиждется МП. И у этого принципа есть его отец — диавол. А конец у всех лжецов, по свидетельству Писания, один — огненное озеро. Если, конечно, не покаются.

[17] СОТНИ И ТЫСЯЧИ ЧУДЕС В НАЧАЛЕ 1920-Х ГОДОВ Известны многие факты, как рвалась, истлевала или сгорала ткань, осыпалась краска, которыми безбожные большевики пытались скрыть от народа чудотворный образ святителя Николая на Никольской башне Московского Кремля. Начало 1920-х годов изобиловало случаями явлений и обновлений икон. Образ Казанской Божией Матери являлся на оконном стекле избы в одном из подмосковных сел. Особенно массовый характер чудесные обновления приняли в пределах Петроградской и Псковской губерний. Обновились иконы Старорусской Божией Матери в Спасо-Преображенском монастыре (город Старая Русса), Владимирской Божией Матери в часовне деревни Овчинкино Астриловской волости. Признавали это даже сами богоборческие власти. Вот строки из официальных документов: «Эпидемия обновления икон начала поражать одну за другой деревни Медведской и Самокражской волостей Новгородского уезда; Вообще… в ряде волостей Новгородского и Старорусского уездов обновилось столько икон, что подсчитать их точно при данных условиях является работой весьма трудной. Однако органами дознания в этих уездах обнаружено более 150 обновленных икон…». Судя по этим документам, все обновленные иконы отбирались и уничтожались; их владельцы, свидетели и священники, служившие перед ними молебны, попадали на скамью подсудимых.

Сергий Нилус в письме от 22 июля 1922 года сообщает: «Писал ли я вам про массовое обновление старых икон, чему мы были сами многократно благоговейно-изумленными свидетелями. Весь прошлый год прошел у нас на Украине в этом сплошном чуде. Обновлялись целые церкви, кресты и купола позолоченные на храмах и колокольнях. В Ростове-на-Дону таким образом обновился собор и много церквей. У нас по деревням и хуторам не было почти дома, где бы не совершилось подобное чудо… встали в тупик перед ним даже самые ярые гонители Христовой Церкви». Православные чудеса в XX веке. М., 1993. С. 360-361.

[18] Алкелдама (евр. hagal — dema) — поле крови = местность в Иерусалиме. (Деян. 1, 19). Акелдамом называются продающие священство, т. е. на мзде посвящающие. Прот. Григорий Дьяченко. Полный церковно-славянский словарь. М., 1993. С. 9.

[19] «И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтоб убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя» (Откр. 13, 15). Из этого отрывка видно, что будут в то время верные христиане, не подчинившиеся власти антихриста, человека-бога, обладавшего колоссальной и небывалой властью в этом абсолютно тотальном мировом государстве. Ибо он будет требовать к себе почитание как к Богу, не только внешнего, но и внутреннего, без которого нельзя будет ни продавать ни покупать что-либо. И верные предпочтут смерть за Христа, чем подчинение зверю.

[20] «Злочестивый Иуда» — Егда славнии ученицы на умовении вечери просвещахуся, тогда Иуда злочестивый сребролюбием негодовав омрачашеся, и беззаконным судиям Тебе, Праведного Судью, предает… (из тропаря во св. и Вел. Четверток, глас 8-й).

[21] Однажды (в 351 году) в праздник Пятидесятницы около трех часов дня в Иерусалиме наблюдалось следующее чудесное знамение: на небе явилось начертание честнаго Креста, сиявшее ослепительным светом; начинаясь от Голгофы, оно простиралось до горы Елеонской. Так как император Констанций, разделяя ересь Ария, притеснял православных, всячески помогая еретикам, то святый Кирилл сообщил ему о чудесном знамении, увещевая оставить путь заблуждения и обратиться в православие. Жития Святых Святителя Димитрия Ростовского. Март. М., 1906. С. 362

Но мы, церковные, поищем нашего церковного признака пришествию. Спаситель говорит: и тогда соблазнятся мнози, и друг друга предадят, и возненавидят друг друга (Мф. 24, 10). Если услышишь, что епископы идут против епископов, и клирики против клириков, и миряне против мирян, и дело доходит даже до крови; не смущайся, потому что наперед было сие написано… Если в апостолах нашлось предательство, то чему дивиться, если в епископах находится братоненавистничество? Но признак сей относится не к начальникам только, но и к народу. Ибо сказано: и за умножения беззакония изсякнется любы многих (Мф. 24, 12). Егда убо узрите мерзость запустения, реченную Даниилом пророком, стоящу на месте Святе: иже чтет, да разумеет (Мф. 24, 15). Братоненавистничество дает уже место антихристу. Диавол приуготовляет расколы в людях, чтобы удобнее мог он быть принят, когда придет. Ныне же есть отступление, потому что люди отступили от правой веры одни возвещают Сыноотечество, а другие осмеливаются говорить, что Христос приведен в бытие из несущих. И прежде еретики были явные, а ныне наполнена церковь еретиками скрытными; потому что люди отступили от истины, льстят слуху (2 Тим. 4, 3-4). Если слово потворствует им, слушают с удовольствием. А если слово о обращении, все отвращаются. Большая часть отступила от правых учений; скорее избирают худое, нежели предпочитают доброе. Это и есть отступление; посему должно ожидать врага, и он начал уже отчасти посылать своих предшественников, и готов придти за добычею. Св. Кирилл Иерусалимский. Поучения. М., 1991. С. 228-230.

[22] [22a] Одни (деятели Православной Церкви. — Сост.) пошли на мученичество. Другие скрылись в эмиграцию или подполье, — в леса и овраги. Третьи ушли в подполье, — личной души: научились безмолвной, наружно невидной, потайной молитве, молитве сокровенного огня. Но нашлись — четвертые. Эти решились сказать большевикам: «да, мы с вами», и не только сказать, а говорить и подтверждать поступками; помогать им, служить их делу, исполнять все их требования, лгать вместе с ними, участвовать в их обманах, работать рука об руку с их политической полицией, поднимать их авторитет в глазах народа, публично молиться за них и за их успехи, вместе с ними провоцировать и поднимать национальную русскую эмиграцию и превратить таким образом Православную Церковь в действительное и послушное орудие мировой революции и мирового безбожия… Мы видели этих людей. Они все с типичными, каменно-маскированными лицами и хитрыми глазами. Они не стесняясь, открыто лгут и притом в самом важном и священном, — о положении Церкви и о замученных большевиками исповедниках. Они договорились частным образом с советской властью и, не заботясь нисколько о соблюдении церковных канонов, «выделили» из своей среды угодного большевикам «патриарха» и официально возглавили новую религиозно парадоксальную, неслыханную «советскую церковь»…

Вот смысл происшедшего.

Зачем они это сделали? Оставим в стороне их личные побуждения. За них они ответят перед Богом и перед историей. Спросим об их «церковных» соображениях. Для чего они это сделали?

1. Для того, чтобы покорностью Антихристу погасить или, по крайней мере, смягчить гонения на верующих, на духовенство и на храмы; — «купить» передышку ценою содействия большевизму в России и заграницей. 2. Из опасения, как бы Антихрист не договорился с Ватиканом об окончательном искоренении Православия; — чтобы в борьбе с католиками иметь Антихриста за себя… История покажет, чего этой группе удастся в действительности достигнуть, что она потеряет и что приобретет, и какова будет ее личная судьба. Не подлежит, однако, никакому сомнению, что будущее Православия определится не компромиссами с Антихристом, а именно тем героическим стоянием и исповедничеством, от которого эти «четвертые» так вызывающе, так предательски отреклись… То соглашение, которое они заключили, не может быть названо — «конкордатом», ибо конкордат предполагает известное, хотя бы скромное, «равенство» и хотя бы минимальную свободу договаривающихся сторон. Сталин — и Сергий, Сталин и Алексей никогда не были равны: Сергий и Алексей (Симанский, второй «советский патриарх») были всегда терроризованными пленниками Сталина; они не были свободны; они не «договорились» со Сталиным, а покорились ему. При этом Сталину важно было изобразить это дело для Европы и Америки как «конкордат», и эту покорность, как «свободное соглашение равных сторон». Надо было, чтобы мир поверил; а мир, по мудрой римской поговорке, и без того всегда «хочет быть обманутым».

Алексей понимал это с самого начала и отлично знал, что делает: он помог обмануть мир, чтобы поднять в его глазах и свой авторитет (как же?… «независимый Патриарх всея Руси»…) и авторитет советской власти (как же?.. «отныне церковь в советском государстве на свободе и в почете… и сама же отрицает в прошлом всякие гонения, как не бывшие»).

С этим заведомо ложным известием Алексей, а потом и его эмиссары поехали заграницу. Они лучше чем кто-нибудь знали, что церковь стала покорным учреждением советского строя: что они обязаны и смеют говорить только ту ложь, которая им предписана; они знали, что лгут и лгали о мнимой свободе церкви. Каждый прием Алексея на ближнем востоке давался «втроем»: он сам и два, стенографирующих каждое слово, агента «внутренних дел» (для взаимного контроля). Стенографировались его собственные слова и слова посетителя. При этом Алексей уверял посетителя, что «православная церковь вполне свободна» и тем провоцировал посетителя выдавать себя с головой большевицкой тайной полиции. Он, конечно, понимал, что его выступления имеют смысл политической провокации — и провоцировал. «Патриарх всея Руси» в роли сознательного политического провокатора у Антихриста…

Таковы же были и выступления его политических эмиссаров в Париже, этих т. н. «митрополитов» и «епископов». То же самое происходило и в Америке. Все они лгали и провоцировали; и знали, что лгут и провоцируют. И видели, что им верят — или одни «свои же агенты», или сверх того еще и отменные эмигрантские глупцы, и без того желающие быть обманутыми… «советская церковь» есть на самом деле — учреждение советского противохристианского, тоталитарного государства, исполняющее его поручения, служащее его целям, не могущее ни свободно судить, ни свободно молиться, ни свободно блюсти тайну исповеди. Поистине, только тот, кто все забыл и ничему не научился, может воображать, что тоталитарный коммунизм способен и склонен чтить тайну исповеди; что священник «алексеевской, советской церкви» посмеет блюсти эту тайну и, приняв исповедь честного патриота, (т. е. «контрреволюционера» или идейного антикоммуниста) не довести ее по линии НКВД или МВД… Поистине, только тот, кто устал бороться с советскими рабовладельцами и поддался их пропаганде, может думать, что «патриарх» Алексей хранит и строит истинное Православие. Только тот может считать Алексея «хранителем канонов», кто никогда не читал их и не вникал в их глубокий христианский смысл. Этот смысл — прежде всего в свободе от человеческого давления на «изволение Духа Святаго» и во вдохновенном повиновении Его внушениям. И потому то, что Алексей на самом деле может «хранить», конечно в пределах угодных и удобных советской политической полиции, — это традиционная внешность исторического Православия, а каноны он уже попрал, взбираясь на запустевший престол Патриарха всея Руси.

В ответ таким забывчивым и утомленным мы выдвигаем тезис: православие, подчинившееся советам и ставшее орудием мирового антихристианского соблазна — есть не православие, а соблазнительная ересь антихристианства, облекшаяся в растерзанные ризы исторического Православия. С. П. О советской Церкви. Сборник Луч света. 1971. С. 182-186.

[23] После кончины Патриарха, во главе Церкви стал законный Местоблюститель Патриаршего Престола митрополит Петр, оказавшийся воистину «камнем» в деле сохранения духовной свободы Церкви, Митрополит Петр категорически отказался подписать «Тучковскую Декларацию», за что был арестован, сослан и замучен в ссылке. Отказались подписать эту «Декларацию» и самые выдающиеся, самые высокие и по положению и по нравственному облику иерархи-исповедники и мученики: митрополит Кирилл, митрополит Агафангел, митрополит Иосиф, архиепископ Угличский Серафим, и др. Во главе Церкви стал «Заместитель Местоблюстителя Патриаршаго Престола» митрополит Сергий (Страгородский). Выставление кандидатуры митрополита Сергия на пост «заместителя местоблюстителя» было невольной ошибкой Местоблюстителя митрополита Петра. Митрополита Сергия ни в коем случае нельзя было допускать стать во главе Церкви уже по одному тому, что во время ареста Святейшаго Патриарха Тихона он изменил Православию и стал обновленцем. После неожиданного для всех освобождения патриарха Тихона, митрополит Сергий «покаялся», но, как выразился о нем Оптинский старец Нектарий, «яд в нем остался».

Митрополит Сергий оказался Иудой предателем Русской Православной Церкви. Он предал ее в руки врагов и подписал «Тучковскую Декларацию», которая появилась 16 (29) июля 1927 г. от имени «Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола», хотя «Заместитель» не имел права на издание такого ответственного акта. Как известно, в этой «Декларации», «радости» и «горести» советской власти признавались «радостями» и «горестями» Православной Церкви и предлагалось вынести антихристианской власти «всенародную благодарность» за ее «заботы о Православии». Истинно православным людям было совершенно нравственно невозможно принять эту «Декларацию». Произошел раскол. Массовые жесточайшие гонения, расстрелы и пытки, обрушившиеся на «не принявших Декларации», которых советская власть стала выявлять при помощи «Советской Церкви», — не поддаются описанию. Поэтому истинная Православная Русская Церковь, эта чистая и непорочная Невеста Христова, вынуждена была уйти в катакомбы, где она пребывает и до сего дня. Сведения о Катакомбной Церкви в Советском Союзе не подлежат оглашению. Изредка и скупо сообщаются некоторым бывшим катакомбникам о жизни этой многострадальной Церкви краткие весточки, с неизменным эпиграфом: «Не бо врагом Твоим тайну повем».

Русская Православная Зарубежная Церковь, основанная и возглавлявшаяся до 1935 г. митрополитом Антонием (Храповицким), а после 1935 г. до 1964 г. возглавлявшаяся митр. Анастасием, (а ныне возглавляемая митр. Филаретом), — после раскола Церкви в Сов. России в 1927 г. сразу поняла все трагические последствия «Декларации» митр. Сергия и отказалась иметь с ним какое-либо общение. Этим Зарубежная Церковь оказала огромную духовную и моральную поддержку Катакомбной Церкви.

Митрополит Сергий, как известно, 8 сентября 1943 г. стал «советским патриархом»; после его смерти, 15 мая 1944 г., «советским патриархом» стал Алексий (Симанский). За все время существования «Советской Церкви» и «советских патриархов» — Сергия и Алексия — только одна Русская Зарубежная Церковь никогда не признавала, не признает и никогда не может признать этой «Церкви лукавнующих» с ее лже-патриархами. Все остальные Православные Церкви, как Автокефальные, так и отколовшиеся от Зарубежной Церкви («Парижский экзархат», «Американская митрополия»), признавали «Советскую Церковь», в зависимости от благоприятной политической ситуации и имели с ней каноническое общение.

Поэтому Тайная Катакомбная Церковь в Советской России признает Русскую Зарубежную Церковь своей «родной сестрой» и благословляет всем русским православным церковным людям за рубежом входить в лоно только этой Церкви. Проф. Ив. Андреев. Русская Зарубежная Церковь и Катакомбная Церковь в Сов. России.

Здесь, за рубежном, иногда встречаются люди, которые, признавая заслуги катакомбной Церкви, признают в тоже время и правду «сергианской церкви». Таким следует знать, что в СССР их позиция была бы резко отвергнута с обеих сторон. Ибо, «если патриарх Сергий и патриарх Алексей» — запретили в служении и заклеймили «политическими преступниками» деятелей «иосифлянской» церкви, то последние, в свою очередь — запретили ходить верующим в советские открытые храмы.

Вообще русское православное население СССР можно разделить на следующие группы:

Первая группа строго и истинно православных церковных людей, живущих по преимуществу духовной жизнью и интересами Церкви, как Тела Христова. Эта группа ни под каким видом, никогда, не признавала и не признает Советскую патриархию. Эта группа вся ушла в катакомбы.

Вторую группу составляют мало-верующие, мало-церковные люди, которые по традиционной инерции продолжают теплохладно верить в Бога или же эстетически привлекаются православным богослужением. Такие — не разбираются в тонкостях церковного духа. Они замечают лишь «одежду» Церкви, которая не изменилась. Они охотно ходят в храмы, открытые советской безбожной властью, разрешающей небольшие дозы «опиума для народа».

Третью группу составляют «дипломаты», рационалисты, живущие интересами Церкви, как организации (а не как органа Святаго Духа). Они оправдывают церковную политику и Сергия и Алексея, которая, по их мнению, спасает Церковь. Эти — охотно посещают советские церкви, не замечая, что при сохранившейся организации ее — утеряно самое главное — Дух Христов.

Четвертую группу составляют те, которые мучительно тяжко принимают и Декларацию митр. Сергия 1927 г. и все последующие слова и дела советских патриархов, но считают, что благодать в Православной Церкви все же сохранилась ради тех миллионов несчастных русских людей, которые получают в Церкви великое утешение. С крайне тяжелым чувством слушая панегирики советской церкви советской безбожной власти, они продолжают ходить в открытые храмы и молятся со слезами пред чудотворными иконами. Это люди душевные, которые еще не доросли до духовного понимания религии. Душевные утешения они принимают за благодатные духовные таинства.

Пятую группу составляют те, кто лично не беседовал с представителями епископата советской церкви, и потому являются неосведомленными о сущности этой церкви. Большинство из этих людей, зная ряд фактов опубликования в СССР различных деклараций без ведома якобы подписавшихся под ними, полагают, что все сообщенное от имени патр. Сергия и патр. Алексия или напечатанное в официальной церковной прессе — просто ложь, сочиненная советской властью. Поэтому не обвиняя лично патриархов и митрополитов Советской церкви, но не принимая сердцем того, что якобы только от их имени говорит антихристова власть, — эта группа хотя и уходит в катакомбы, но продолжает поминать на тайных литургиях имена первосвятителей Церкви. Но те, кто имел возможность лично побеседовать с представителями Высшей Иерархии советской церкви, знают, что последние добровольно и сознательно солидаризируются с советской властью и искренно защищают противоестественную дружбу Христовой Церкви с антихристовым государством.

Совершенно невозможно даже приблизительно определить процент верующих, ушедших в катакомбы. Одно можно сказать: ушли лучшие и их миллионы! Не имея возможности всех их выявить и уничтожить, Советская власть стала отрицать наличие Катакомбной Церкви и называть ее мифом. Проф. Ив. Андреев. Воспоминания о Катакомбной Церкви в СССР. Сборник Луч света. 1971. С. 119-127.

[24] [24a] [24b] Об истинной же Церкви в это время (в эпоху Апостасии) можно будет сказать словами пророка: Бысть пуста весьма (Иезек. 38, 8). Это говорил пророк вдохновенный, когда видел в дали времен время последнее, судьбу Церкви и могущественное царство, возникающее на Севере (Еп. Игнатий Брянчанинов. Т. 4. С. 495-496). Стойкость и самоотверженность в борьбе за истину станет чрезвычайно редким явлением. Любовь к миру и к его благам будет превозмогать над любовью к Истине. Церковные иерархи со своим клиром и своею паствою, порвавшие связь с Христовой Истиной, но продолжающие лицемерно выказывать себя членами истиной Церкви, составят общество, именуемое в Писании: 1. — ЦЕРКОВЬ ЛУКАВНУЮЩИХ. Характерной чертой ее, отличающей ее от древних еретических обществ будет то, что эта «церковь» будет всячески затушевывать какую либо разницу между собою и истинной Церковью, постепенно вводя свое ложное учение, под самым высоким лицемерным поводом — в недра истинного православного учения. Для верующих будет чрезвычайно трудно разобраться — где Истина. Нужно будет особенное внимание к Слову Божию и к Св. Преданию Церкви. Наряду с церковью лукавнующих будет возрастать другая «церковь», которая может даже и не изменять вероучения, но в условиях государственного преследования веры вступит в тайный союз с богоборческою властью, получая некоторую легализацию своей «церковной» деятельности, И я увидел, пишет Св. Иоанн Богослов, жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными… И на челе ее написано имя: Тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным… и видя ее, дивился удивлением великим (Откр. 17, 3-6). Да и как было не дивиться Св. Тайнозрителю, когда он вместо истинной Церкви первохристианской — вместо Жены, облаченной в Солнце, вместо Чистой Девы, Невесты Христовой убегающей в пустыню от зверя (в нелегальном положении спасающейся в катакомбах и пустынях от преследования власти) в дали времен узрел жену — великую блудницу, сидящую на звере (см. Откровение, 12 гл. 17-18 ст.). Это усаживание жены на зверя или отпадение Церкви от брачнаго союза со Христом и вступление ее в незаконный любодейный союз с Антихристом или с его предтечами, — в Св. Писании уподобляется нарушению брачной верности. Поэтому и та часть Церкви, которая, изменив Христу, вступят в тайное соглашение с властью Зверя, на языке Св. Писания называется: 2. — ЦЕРКОВЬ БЛУДНИЦА. На появление Церкви блудницы в мiровом масштабе можно смотреть как на завершение эпохи апостасии, выводящей на мiровую арену Антихриста. При Церкви-блуднице для истинно верующих останется один выход — бегство в пустыню, т. е. переход в тайное нелегальное положение при отказе от всякой попытки искать защиты своих прав у существующей власти. Церковь-Отступница сама поведет беспощадное гонение против остатка верующих, сохраняющих свою преданность истинной Христовой Церкви Православной. Наиболее употребительным приемом преследования в начале будет клевета на них, широко распространяемая в обществе, с целью подорвать их престиж и парализовать их честное и благотворное влияние, а затем и ложные обвинения, приносимые на них в судебные и административные учреждения, дающие основания для их наказания… Я видел, пишет Св. Иоанн Богослов, что жена была упоена кровию святых и кровию свидетелей Иисусовых (Откровение, 17, 6). Наше время, как начало религиозной или церковной Апостасии. Так как в эпоху Антихриста должно совершиться объединение всех религий или слияние их в одну религию поклонения Человеко-богу, то и подготовка к Антихристу в эпоху Апостасии должна состоять в постепенном объединении всех христианских вероисповеданий в одну Церковь-лукавнующих при одновременных стараниях разрушить истинную Церковь Христову. Все это мы видим в наше время. Теперь совершается самая ужасная подделка Церкви отвлеченным христианством. Имея зарождение Церкви лукавнующих в виде всех стараний всемiрного объединения христиан не в Церкви, а на почве отвлеченного христианства, мы имеем и зарождение Церкви-блудницы в лице Советской церкви, вступившей в деловой союз с красным зверем, преисполненном именами богохульными. Советская церковь является усердной служанкой богоборческого советского правительства, в полной мере управляемая им и контролируемая, начиная с верхов и доходя до самых низших мелких инстанций. Поэтому вся ответственность за все преступления советской власти в отношении преследования веры и истинной Церкви падает и на Московскую Патриархию, как добровольную соучастницу преступной деятельности власти.

Московская Патриархия — а) всячески содействует проникновению коммунистических агентов в церковные организации — даже, если нужно, с принятием священного сана и с занятием высоких постов в Церкви. Как сообщает норвежская газета «Афтенпостен» № 338, 1959 г., — доктор Макинтаер считает совершенно доказанным, что «митрополит Николай Крутицкий — один из главных руководителей Русской Православной Церкви — является выдающимся агентом советской красной полиции. Коммунистическая партия в СССР командирует своих людей на богословские курсы и дает им подготовку для исполнения обязанностей священников, которые со временем будут епископами и одновременно агентами тайной полиции» («Церковная Жизнь» № 1-2. 1960 г.).

б) не протестует против советского запрещения религиозного образования и воспитания детей и насильственного отравления их ядом атеизма, и тем содействует сатанинскому плану прекращения существования веры и Церкви в России с вымиранием верующих старого поколения.

в) совершает кощунственные акты: призывая Божие благословение на гонителей Христа, совершая церковные моления об упокоении «со святыми» явных анафематствованных Всероссийским Собором безбожников, искажая текст службы «Всем святым, в Российстей земле просиявшим», похуляя мученическiй подвиг членов истинной Церкви Христовой, представляя последних не жертвами советского преследования веры, а преступниками, справедливо наказанными властью.

г) в качестве красной полиции помогает советской власти разыскивать и преследовать членов истинной (катакомбной) Церкви, не признавших декларации Митрополита Сергия в 1927 году о необходимости сотрудничества с безбожною властью, и оставшихся верными заветам покойного Патриарха Тихона, При таком сотрудничестве с гонителями Христа Советская церковь приняла на себя и ответственность за все страдания и за всю кровь исповедников и мучеников за святую веру.

д) распространяет по всему миру ложь о свободе веры в СССР, восхваляя советское правительство, благодаря его за удовлетворение всех нужд церковных. Такою ложью, сопровождаемою богатыми подарками, Московская Патриархия ввела в заблуждение и восточные Патриархата, похваляясь своим влиянием на них в своем журнале (см. Ж. М. П. № 5 за 1959 г.).

е) оказывает ценные политические услуги советской власти своим участием в мiровой «борьбе за мир», и тем самым содействует успеху распространения коммунизма во всем мiре, т. е. торжеству мировой Апостасии. Прот. Борис Молчанов. Эпоха Апостасии. 1994. С. 67-70.

Борис Талантов
Сергиевщина или приспособленчество к атеизму
(Иродова закваска)

В Англии вышла в свет книга Никиты Струве «Христиане современной России», в которой он, как и другие на западе, в общем одобряет деятельность Патриарха Сергия, сравнивая его даже с Сергием Радонежским и Патриархом Ермогеном. На западе Патриарха Сергия чуть ли не считают святителем Православной церкви в России. Такая неверная оценка деятельности Патриарха Сергия основана на том, что западным исследователям неизвестны подспудные факты и явления жизни Русской Православной Церкви. Корни тяжелого церковного кризиса, который сейчас обнаружился, были заложены именно Патриархом Сергием.

В своем обращении к верующим 19 августа 1927 года Митрополит Сергий изложил новые основы деятельности Управления Церкви, которые тогда же были названы Е. Ярославским «приспособлением» к атеистической деятельности СССР.

Приспособленчество состояло прежде всего в ложном делении всех духовных потребностей человека на чисто религиозные и общественно-политические. Церковь должны была удовлетворять чисто религиозные потребности граждан СССР, не затрагивая общественно-политических, которые должны были разрешаться и удовлетворяться официальной идеологией КПСС. В дальнейшем развитии это приспособленчество вылилось в теорию советских богословов, по которой коммунистический строй общества является единственным счастливым и справедливым, якобы указанным самим евангелием. При этом не допускалось никакой критики (обличения) официальной идеологии, порядков и действий властей. Всякое обличение действий гражданских властей или любое сомнение в правильности официальной идеологии считалось отклонением от чисто религиозной деятельности и контрреволюцией. Церковное Управление во главе с Митрополитом Сергием не только не защищало верующих и церковнослужителей, попавших в концлагеря за обличения произвола и насилия гражданских властей, но и само с рабской угодливостью высказывалось за осуждение таких людей, как контрреволюционеров. По существу приспособленчество к атеизму представляло собой механическое соединение христианских догматов и обрядов с социально-политическими взглядами официальной идеологией КПСС. Фактически вся религиозная деятельность свелась к внешним обрядам. Церковная проповедь тех священнослужителей. которые строго придерживались приспособленчества, была совершенно оторвана от жизни, а потому оказывала ничтожное влияние на слушателей. В результате этого интеллектуальная, общественная и семейная жизнь верующих, воспитание молодого поколения остались вне церковного воздействия. Это таило большие опасности для Церкви и Христианской Веры. Нельзя поклоняться Христу и в то же время в общественной и семейной жизни говорить ложь, творить неправду, совершать насилия и мечтать о земном рае. Впоследствии приспособленчество к атеизму завершилось еретическим учением X, Джонсона о новой религии, которая должна, по его мнению, заменить христианскую и явиться синтезом христианства и марксизма-ленинизма. (См. X. Джонсон «Христианство и коммунизм». М., 1957 г.) Ныне абсурд учения Джонсона очевиден.

Обращение Митрополита Сергия 19 августа 1927 г. произвело тяжелое впечатление на всех верующих, как пресмыкательство перед атеистической властью. Одни мирились с ним как с неотвратимым злом, а другие решительно выступали с осуждением его. Часть епископов и верующих откололись от Митрополита Сергия. Епископы, осудившие обращение Митрополита Сергия, скоро были арестованы и сосланы в концлагеря, где они и умерли. Отколовшиеся верующие образовали так называемую ИПЦ (Истинно Православная Церковь), которая с самого начла ее возникновения и до настоящего времени является запрещенной.

Современные влиятельные атеисты рассматривают приспособленчество как модернизацию религии, политически полезную для КПСС и безвредную для материалистической идеологии. «Это (приспособленчество, наша вставка) — один из путей угасания религии» (Жур. «Наука и религия» № 12, 1966, стр. 78).

Многие и у нас, и на Западе считали и считают обращением Митрополита Сергия вынужденным выступлением Церковного Управления, в целях сохранения во время деспотии Н. Сталина церковных приходов и священнослужителей. Но это не верно. Коммунистическая партия увидела в этом обращении слабость Церкви, готовность нового Церковного Управления исполнять беспрекословно любые приказания гражданской власти, готовность выдать на произвол властей, под видом контрреволюционеров, церковнослужителей, дерзнувших обличать произвол и насилия. Вот как это оценил в 1927 г. Е. Ярославский: «С религией, хотя бы ее епископ Сергий прикрасил в какие угодно светские одежды, со влиянием религии на массы трудящихся мы будем вести борьбу, как ведем борьбу со всякой религией, со всякой церковью» (Е. Ярославский «О религии». Москва, 1957 г., стр. 155).

Объективно это обращение и последующая деятельность Митрополита Сергия была предательством Церкви. С конца 1929 г. и по июнь 1941 г. происходило массовое закрытие и варварское разрушение церквей, аресты и осуждения тройками и негласными судами почти поголовно всех церковнослужителей, многие из которых просто были физически уничтожены в концлагерях.

В 1930 г. Папа Пий XI выступил перед мировым общественным мнением с протестом против преследования христиан в Советском Союзе. Как реагировал на все это Митрополит Сергий? Он в Богоявленском Соборе города Москвы с крестом в руках выступил с заявлением, что в Советском Союзе никакого гонения на верующих нет и никогда не было. Отдельных священников и верующих, по его заверению, судят не за веру, а за контрреволюционные выступления против Советской власти. Такое заявление было не только чудовищной ложью, но и низким предательством Церкви и верующих. Этим заявлением Митрополит Сергий прикрыл чудовищные преступления И. Сталина и стал послушным орудием в его руках.

Следует заметить, что, хотя большинство епископов в 1927 г. признавали Митрополита Сергия своим главой, однако в своей деятельности они не придерживались «Обращения» и в своих проповедях мужественно обличали произвол, беззакония и жестокость гражданских властей, призывали народ твердо стоять за веру и помогать гонимым. Поэтому они за свои проповеди скоро были посажены в концлагеря и там погибли. Конечно, много церковнослужителей и верующих было посажено в концлагеря без всяких оснований, как потенциально опасные элементы. В этих условиях мужественное выступление Митрополита Сергия в защиту правды и веры могло бы иметь большое значение для судеб Русской Православной Церкви, как большое значение имела для Польской Церкви мужественная борьба за веру и правду Кардинала Вышинского в конце сороковых годов.

Что же Митрополит Сергий спас своим приспособленчеством и чудовищной ложью? К началу Второй Мировой войны в каждой области осталось от многих сотен церквей 5-10, большинство священников и почти все епископы (за исключением немногих, сотрудничавших с властями подобно Митр. Сергию) были замучены в концлагерях. Таким образом, Митрополит Сергий своим приспособленчеством и ложью никого и ничего не спас, кроме своей собственной особы. В глазах верующих он потерял всякий авторитет, но зато приобрел благоволение «отца народов» И. Сталина.

Большинство оставшихся церквей не признавало Митрополита Сергия.

Обращение Митр. Сергия к верующим-гражданам СССР 22 июня 1941 г, было воспринято истинно верующими, как новое пресмыкательство перед деспотической властью и новое предательство интересов церкви. Все верующие в России считали и считают Вторую Мировую войну, как гнев Божий за величайшее беззаконие, нечестие и гонение на христиан, имевшее место в России с начала Октябрьской революции. Поэтому в час грозных испытаний не напомнить народу и правительству об этом, не призвать народ к покаянию, не потребовать немедленного восстановления церквей и реабилитации всех невинно осужденных граждан СССР было великим грехом, великим нечестием. Митр. Сергий опять явил себя послушным орудием атеистической власти, которая в этот момент хотела использовать в своих целях религиозные чувства своих граждан с наименьшими для атеизма уступками.

Восстановление церквей в определенных и узких пределах было государственной политикой И. Сталина, а не результатом деятельности Митр. Сергия. В то время в народе и в армии открыто говорили о коренных изменениях внутренних порядков в стране.

Народ надеялся, что сразу после окончания войны будут объявлены: свобода занятий и в частности роспуск колхозов, свобода партий и свобода совести. Открытие церквей было той костью, которую И. Сталин бросил народу, утомленному войной и голодом.

Само раскрытие церквей происходило под контролем госбезопасности, Эти же органы подыскивали часто священников из числа тех, кто остался на свободе или отсидел свой срок заключения. В Западной Украине были случаи, когда священники отказывались служить под началом Митр. Сергия, а позднее Патр. Алексия, и их те же органы водворяли в концлагеря. Во многих областях Патриархия и новые епископы никакого участия в открытии церквей не принимали. Были случаи, когда новые епископы под тем или иным предлогом даже противодействовали открытию церквей и и назначению в их приходы священников, сидевших в концлагерях. Восстановление церковной жизни было неполным, внешним и временным. С 1949 года КПСС стала незаметно переходить к новому давлению на Церковь.

Итак, открытие церквей в узких пределах не было делом рук Патриарха Сергия или Патриарха Алексия, но это открытие совершала сама атеистическая власть под давлением простого народа для успокоения его.

Патриарх Сергий, а позднее Патриарх Алексий, подобрали и поставили новых епископов, которые, в отличие от прежних епископов, погибших в концлагерях, как правило (были, конечно, исключения) были послушны Патриархам и хорошо усвоили Иродову закваску, т.е. приспособленчество к сильным мира сего. Вот как, например, выразил приспособленчество в своей проповеди 28 мая 1967 года Епископ Кировский Владимир: «Мы должны приспособляться к новым обстоятельствам и условиям жизни подобно ручейку, который, встречая на своем пути камень, обходит его. Мы живем вместе с атеистами и должны считаться с ними и не должны делать ничего, что им не нравится».

Интересно, что Б. В. Талантову в КГБ 14 февраля 1967 года сказали почти то же самое: «Вы, — сказал сотрудник КГБ, обращаясь к Талантову, — требуете открыть все закрытые церкви, но вы живете вместе с атеистами и должны считаться с их желаниями, а они не желают, чтобы были открыты церкви».

В серафимовской церкви города Кирова 20 января 1966 года — в день памяти Св. Иоанна Крестителя — один священник в своей проповеди сказал: «Иоанн Креститель всех очень просто учил — слушайтесь во всем начальников». Из этого видно, что новый епископ, усвоив приспособленчество к атеизму, стал послушным орудием в руках атеистической власти, и это является самым гибельным для церкви результатом многолетней деятельности Митрополита, а затем Патриарха Сергия.

Приспособленчество к атеистической власти ярко и четко изложено в книге «Правда о религии в России», изданной под редакцией Патриарха Сергия в последние годы его жизни при участии Митрополита (ныне Патриарха) Алексия и Митр. Николая. В этой книге Патр. Сергий и Митрополиты Алексий и Николай категорически утверждают, что в СССР никогда не было гонений на христиан, что сообщения западной печати об этих гонениях — злостные выдумки врагов советской власти, что епископы и священники с 1930 по 1941 гг. были осуждены советскими судами исключительно за свою контрреволюционную деятельность, и что само Церковное Управление в свое время было согласно с их осуждением. Чудовищная ложь этого утверждения видна уже из того, что очень многие священники, расстрелянные и погибшие в лагерях при И. Сталине, были реабилитированы при Н. С. Хрущеве. Самые мужественные борцы за правду и христианскую веру объявляются в этой книге раскольниками, политиканами и чуть не еретиками. Эта книга должна быть предана проклятию: она будет вечным позорным памятником Патриарху Сергию. И теперь мы с полным основанием приспособленчество к атеистической власти можем назвать именем Митрополита Сергия — сергиевщиной.

Спасло ли приспособленчество (сергиевщина) Русскую Православную Церковь? Из изложенного ясно, что оно не только не спасло во времена деспотизма И. Сталина Русскую Православную Церковь, но наоборот, способствовало потере подлинной свободы совести и превращению Церковного Управления в послушное орудие атеистической власти.

Категорическое отвержение Кардиналом Вышинским приспособленчества к атеистической власти и его последовательная и твердая борьба за Евангельскую правду и подлинную свободу совести привела к тому, что сейчас в Польше Церковь действительно независима от государства и пользуется значительной свободой.

Итак, ложью нельзя защищать Церковь.

Приспособленчество — маловерие, неверие в силу и Промысел Божий. Приспособленчество не совместимо с истинным христианством, т.к. в основе его лежит ложь, угодничество сильным мира сего и ложное разделение духовных потребностей на чисто религиозные и общественно-политические. По учению Христа, вера должна направлять интеллектуальную, семейную и общественную жизнь каждого христианина. «Вы соль земли», «вы свет мира» (Мф. 5, 13-14), говорит Христос, обращаясь к своим последователям. В соответствии с этим Кардинал Вышинский говорит: «В Польше Церковь должна пронизывать все: книги, школу, воспитание, культуру народа… живопись, скульптуру и архитектуру, театр, радио и телевидение… общественную и экономическую жизнь». (Цитируется по журналу «Наука и религия» №1, 1967 г.)

Об авторе

Борис Васильевич Талантов — православный исповедник, родился в 1903 г. в Костроме. Отец его — священник — и брат погибли в лагерях. Сам Талантов подвергался преследованиям власти из-за своего происхождения. По профессии он преподаватель высшей математики, В 1954 г. впервые был уволен с работы за религиозные убеждения. Вторично — в 1958 г. за посланную в «Правду» статью с протестом против произвола и беззаконий Советской власти (сталинской эпохи). Публично был объявлен «врагом народа». В 1960 г. Талантов шлет письмо в журнал «Наука и религия», в котором опровергает ложь антирелигиозной пропаганды. В 1963 г. пишет открытое письмо в «Известия» с протестом против массового разрушения памятников религиозного зодчества в Кировской (Вятской) области. Талантов — автор и инициатор знаменитого «Открытого письма верующих Кировской (Вятской) епархии патриарху Алексию и всем верующим Русской Церкви» (1966 г.). В том же году он шлет статью в «Известия» — «Советское государство и Христианская религия». В 1967 г. Самиздат распространяет выше приводимую статью Талантова — «Сергиевщина или приспособлчество к атеизму (Иродова закваска)», в которой он стоит на позициях, что «ложью нельзя защищать Церковь», и что приспособленчество способствовало потере подлинной свободы совести и превращению церковного управления (т. е. Московской патриархии, которую он кстати называл «агентом всемирного антихристианства») в послушное орудие атеистической власти.

Последние годы жизни Талантов отдал открытой и мужественной борьбе за свободу веры и совести, против преследования инакомыслящих, против беззакония судов, концлагерей и тюрем для политзаключенных. Но главным его призванием было защищать и отстаивать нашу веру и Церковь. 12 июня он был арестован, 1 сентября судим и приговорен к двум годам заключения в концлагерях. Перед судом и всеми присутствовавшими Талантов подтвердил верность своим убеждениям. Затем простился с родными и друзьями, так как по состоянию здоровья и возрасту знал, что не переживет каторги. За месяц до смерти из тюремной больницы он писал: «Я бодр духом и с благодарностью принимаю от Бога все горькие испытания». Борис Владимирович скончался 4 января 1971 г. в тюрьме г. Кирова.

Протоиерей Александр Лебедев
Что такое сергианство

Сергианство — признание Церковью факта существования государства, задачей которого является уничтожение Церкви.

Это — признание Церковью авторитета государства, задачей которого является уничтожение Церкви.

Это — сотрудничество Церкви с государством, задачей которого является уничтожение Церкви.

Сергианство по своей сущности является учением, утверждающим, что для Церкви, желающей спасти некую видимость своего существования перед лицом государства, ставящего своей задачей искоренение Церкви, позволительно (как утверждают сергианские авторитеты — иерархи и высокопоставленные клирики) лгать — лгать явно, открыто и бесстыдно, лгать как своей пастве, так и всему миру.

Открыто лгать о размерах преследования Церкви государством.

Открыто лгать о самом существовании преследований Церкви государством.

Открыто лгать, объявляя несуществующими мучеников и исповедников Церкви.

Сергианство есть воистину отрицание Христа, сказавшего: Аз есть Путь, Истина и Жизнь.

Сергианство есть воистину отрицание пути Христова — крестного пути исповедников и мучеников.

Сергианство есть воплощение концепции: «Цель оправдывает средства», утверждающей, что любые средства, в том числе и прямо запрещенные Божьими заповедями (прежде всего заповедью Не лжесвидетельствуй) позволительны, если преследуется цель «спасти Церковь».

Сергианство — это утверждение, что мы должны «спасать Церковь» даже путем открытой и бесстыдной лжи (то есть следуя путем Сатаны, Отца лжи), тогда как на самом деле мы сами должны спасаться в Церкви, спасаться стоянием в Истине даже посреди гонений, мучений и жестоких преследований.

Итак, сергианство противоречит нашему христианскому долгу и должно быть совершенно отвергнуто Православными Христианами. Ему нет и не может быть оправдания.

Те, кто пытается оправдать сергианство, к несчастью, только разделяют грех своих предшественников.

Чем скорее эта печальная страница в истории Православия останется позади, тем скорее все мы сможем двинуться дальше в провозглашении вечной Истины Божией.

Об авторе

Протоиерей Александр Лебедев — Священник РПЦЗ, проживающий в США, в Калифорнии. Настоятель Спасо-Преображенского собора в Лос Анжелосе. Автор книги «Плод лукавый», о происхождении и сущности Московской патриархии.

А. Паряев
Митрополит Сергий (Страгородский): неизвестная биография

Языческий философ Аристотель как-то раз сказал; «Платон мне друг, но истина дороже». И слова эти пронеслись через века как выражение великого стремления к Правде, ради которого на второй план отступают даже дружеские отношения.

Впоследствии христианские богословы нашли в трудах Аристотеля немала мудрых умозаключений, попыток осознать Истину сквозь тьму языческого заблуждения, от которого самому Аристотелю не суждено было избавиться. И, думается мне, уж если язычник так любил Истину, что ради нее не шел на компромисс с совестью и не принимал ради этого компромисса мнения своего друга и учителя, то нам, православным, следует с еще большим старанием ратовать за Истину, повергая в прах всех ее врагов, нелицеприятно обнажая ложь ее гонителей, выступающих порою под масками «друзей» и «учителей».

Тем более. Истина Православия — Сам Господь, а то, что имел в виду Аристотель, было лишь ее слабым проблеском.

Однако, история христианства знает и такие случаи, когда во мрак заблуждения и предательства погружались те, кому Самим Творцом было поручено нести людям свет Истины.

К такому явному предательству относится и отпадение части российского духовенства в обновленчество, получившее в 20-е годы нашего столетия новое имя — сергианство.

Многим людям, живущим в конце XX века эти слова — «обновленчество», «сергианство» — мало что скажут. История их возникновения окутана глубокой тайной, на деяниях носителей этих идей долгое время лежал гриф секретности., да и ныне изучение этого вопроса не безопасно для исследователя. Но не в раскрытии ли тайн истории состоит задача историка? И нам ли, переживающим, по всем приметам, «кончину века», не стремиться к познанию его мрачных загадок?

Целью настоящей работы является исследование фактов, предшествовавших опубликованию 19 августа 1927 года в газете «Известия» программного документа современных богоотступников — сергиан — пресловутой Декларации основателя сергианства — митрополита Сергия (Страгородского).

Полное содержание этого документа почти не известно православным людям, живущим на территории бывшей Российской Империи. При его публикации в таком авторитетном издании, как книга «Русская православная церковь в советское время» (сост. Г. Штриккер, М., «Пропилеи», 1995 г.) допущены сокращения, мешающие читателю уяснить весь трагизм и глубину отпадения митрополита Сергия и его последователей от Православия.

Будучи составленной в 1927 году, Декларация дожила до наших дней, со всеми своими принципами, как руководство к действию для современных обновленцев. Это один из позорнейших документов в истории Православной Церкви, который заслуживал бы полного забвения, если бы не был составлен будущим патриархом организации, называющей себя «Русская Православная Церковь» и не лежал бы в основе политики и идеологии Московского патриархата.

В интервью, данном руководителем Московской патриархии Алексием II корреспонденту газеты «Известия» (10.06.1991) по поводу вышеупомянутой Декларации, говорилось:

«Прежде всего мне не хотелось бы вставать в такую позицию, будто бы я отрекаюсь от нее. Декларация эта — часть истории нашей Церкви… Помогла или нет эта Декларация нашей Церкви в те тяжелые дни пусть судит история. Не хотел бы выносить оценку действиям митрополита Сергия. В ту ночь мы могли бы лишь плакать вместе с ним. Насколько можно судить, ему была предложена «альтернатива»: или подпись, или расстрел нескольких сот епископов, находившихся уже под арестом…

Трагедия митрополита Сергия была в том, что он пытался «под честное слово» договориться с преступниками, дорвавшимися до власти. Митрополит Сергий хотел спасти ею Церковь… Но сегодня, мы вполне в состоянии заявить, что Декларация митрополита Сергия в целом ушла в прошлое и что мы не руководствуемся ею…»

Из этих признаний Алексия II видно, что он пытается представить митрополита Сергия как невинную жертву жестоких обстоятельств, рыдающую над документом, предающим Церковь ради Ее же спасения.

Эта ложь о родоначальнике сергианства, равно как и то, что якобы ныне Московская патриархия не руководствуется Декларацией, а также снисходительное отношение к митр. Сергию со стороны верных Православию людей (1) побудили меня внимательнее изучить жизнь и деяния этого человека. В результате проведенного исследования я пришел к выводу, что митр. Сергий не рыдал над Декларацией, не щадил обреченных на смерть епископов. Наоборот. Именно этот документ явился причиной гибели многих людей — расстрелянных или сосланных за неприятие Декларации, а также той церковной и государственной политики, которая проводилась с ее помощью в интересах безбожников.

Поэтому для создания верного представления о митр. Сергии и его Декларации нам надо изучить его биографию и уяснить суть обновленческого раскола в Российской Православной Церкви.

Вперед, читатель, мы должны защитить Истину не только от лютых врагов, но и от ложных друзей.

1. ВЛАДИМИРСКИЕ ЕПАРХИАЛЬНЫЕ ВЕДОМОСТИ 1917 ГОДА: БИОГРАФИЯ АРХИЕПИСКОПА СЕРГИЯ

Летом 1917 года во Владимирской губернии произошло знаменательное событие. В соответствии с новыми веяниями, распространившимися в Церкви после февральской революции, состоялись выборы правящего епархиального архиерея на Владимирскую архиерейскую кафедру. Так же, как и во многих других епархиях, выборам предшествовала шумная кампания по завоеванию кандидатами голосов избирателей. Выборы, по наружной видимости, имели характер демократический, в них участвовали наряду с духовенством миряне, на деле же это было очередным этапам «обновления» Церкви, то есть издевательством над Истиной. В результате Владимирским епархиальным архиереем стал Архиепископ Сергий, прежде бывший Финляндским и Выборгским.

Во Владимирских Епархиальных ведомостях (№ 31 за 1917 год) помещена биография нового Владыки, красноречиво описывающая, опять-таки, в духе времени, его враждебность свергнутому самодержавию и его дружеские связи с цареубийцами. В силу исключительного значения и труднодоступности этого документа приведу его почти полностью, позволив себе лишь краткие комментарии:

«Высокопреосвященный Сергий (в миру Иоанн Николаевич Страгородский. А. П.) Родился 11 января 1867 года в гор. Арзамасе Нижегородской губернии, обучался в Нижегородской Духовной Семинарии и закончил образование в Петроградской Духовной Академии в 1890 г, первым кандидатом. Его кандидатское сочинение было переработано в магистерское и издано под названием: «Православное учение о спасении» (2)

По окончании академического курса, молодой монах (пострижен в 1890 г. АП.), оставленный профессорским стипендиатом при Духовной Академии, несмотря на свою природную склонность к научной деятельности, не пользуется своим преимуществом, но добровольно отправляется в далекую Японию. Здесь он успешно изучает японский язык и вступает в миссионерское дело…

Во время своих странствований молодой монах утвердил и расширил свои знания новых языков, вместе с этим приобщился к тому широкому кругозору, который является достоянием представителей западной культуры, ничего не утратив из своего всегда строгого православия и церковности. Впоследствии он, благодаря этому, принял живейшее участие в трудах общества сближения православной церкви с англиканской (3).

Служба в посольской церкви в Афинах и путешествие в Палестину позволили ему лично познакомиться с церковной жизнью и церковными деятелями единоверного нам Востока; знакомство это чрезвычайно важно для лица, находящегося в центре управления нашей Церковью, которая ожидает переустройства на канонических основаниях (4). Новая поездка в Японию и возвращение в Петроград к учебной деятельности, которая началась ранее назначения его в Афины, — такова последовательность перемен жизни нынешнего Архиепископа Финляндского. Его учебная деятельность протекала в Московской и Петроградской Духовных Академиях, преимущественно в последней. Ректором Петроградской Духовной семинарии он был очень недолго. Проходя должность инспектора и ректора Петроградской Духовной Академии, он был прямым продолжателем дела и традиций, идущих от Преосвященного Антония Вадковского…»

Здесь читателю интересно будет узнать несколько фактов из жизни Архиеп. Сергия Финляндского, опущенных автором цитируемой биографии. Так, упомянув о близости Архиеп. Сергия митрополиту Антонию Вадковскому, автор биографии мог бы рассказать и о деяниях Архиеп, Сергия, которые совершались под покровительством этого иерарха. Антоний Вадковский всячески способствовал обновленческому движению в Российской Православной Церкви, поддерживал революционеров. Под его защитой находились будущий глава «Живой церкви» епископ Антонин (Грановский), печально известный Гапон, другие революционеры в рясах. Он был ненавистником и гонителем Святого Праведного Иоанна Кронштадтского, запретив, после его кончины, служение молебнов в церкви — усыпальнице о. Иоанна. ( См.: Сурский И. К. Отец Иоанн Кронштадтский, т. 1, М., «Паломник», 1994, стр. П8.)В газете «Вече» (№ 97 от 7 дек. 1906 года, стр. 1-3) было опубликовано Открытое письмо Председателя Главного Совета Союза Русского Народа А. И. Дубровина от 2 декабря 1906 года митрополиту Санкт-Петербургскому Антонию, Первенствующему члену Священного Синода. Указывая на симпатии митрополита Антония к революционерам, А.И. Дубровин писал: «Патриотов гнали, Антонин же на месте, Сергий, служивший крамольникам кощунственную панихиду по бунтовщике Шмидте, на месте, и Вы его защищали и даже тогда, когда у него обнаружилась в Академии, по его вине, кража денег, Вы эти деньги пополнили.»

Напомним читателю, что лейтенант Петр Шмидт был расстрелян в 1906 году по приговору суда за то, что руководил восстанием на крейсере «Очаков», был членом Севастопольского революционного Совета, отдал приказ о бомбардировке черноморских портов (5).

Представьте хотя бы на одно мгновение этот шквал огня, обрушивающийся на головы мирных жителей, разорванные снарядами тела женщин и детей… стоны и слезы людей, лишенных жилищ и потерявших своих близких.

Представьте и склоненных над могилой Шмидта, исполненных ненавистью к Православию и Самодержавию революционеров, а рядом с ними — ректора Санкт-Петербургской Духовной Академии архиепископа Сергия Страгородского, поющего вместе с революционно настроенными студентами академии «вечную память» разрушителю Российского Православного государства (6).

Что общего у света со тьмою? И «если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?» (Мф. 6, 23).

Повествуя о революции 1905 года, советские историки тщательно утаивали все случаи кровавых расправ, учиняемых восставшими над мирным населением. Их представляли в виде благородных мучеников за свободу, павших «жертвами в борьбе роковой».

И только пресса того времени доносит до нас свидетельства о революционном терроре. «Вече» (№ 13 от 26 декабря 1905 года) пишет о событиях в Москве (статья «Издевательство над религией»):

«В Большом Козихинском пер., рассказывает очевидец, при постройке баррикад произошла следующая возмутительная сцена. По тротуару проходила старушка в красной юбке, с узелком в руках. На нее напали революционеры, сорвали юбку, которую тут же повесили на баррикаду, украшенную уже кастрюлей и жаровней. Революционеры пожелали отнять у старушки и узел, но встретили сопротивление, и старушка на глазах у публики была убита залпом «браунингов». Развязав узел и найдя между разными вещами икону Божьей Матери, революционеры повесили ее также на баррикаду рядом с кастрюлей и жаровней. Кто-то из обывателей вскоре снял икону с баррикады».

Там же, на стр. 2; в статье «Вымогательства революционеров» сообщалось, что «в последнее время, как говорят, многие из видных представителей власти и финансового мира в Петербурге стали получать подметные письма с угрозами и вымогательствами денег»…

«В церкви возле Бутырок… студент проткнул икону Христа и вставил закуренную папиросу. — Где же, милый господин, ваши Бог, Царь, Закон? — говорил он очевидцу события.»

«Забыли» советские историки и о зверствах, творимых безбожниками во время Севастопольских событий, когда более 10 кораблей перешло на сторону мятежников, были взяты заложники, которых — «первый красный адмирал» Шмидт, возглавивший восставший флот, приговорил к голодной смерти в случае невыполнения требований восставших.

Большевистская газета «Новая Жизнь» 30 ноября 1905 года опубликовала подписанные Шмидт послания:

СЕВАСТОПОЛЬСКОМУ ГРАДОНАЧАЛЬНИКУ

Сообщаю Вам, что у меня находится значительное число лиц офицерского звания арестованных. Городской патруль сегодня арестовал моих трех граждан — матросов, и пока вы не вернете мне этих людей, я не даю пищи арестованным мною офицерам.

Командующий флотом гражданин Шмидт.

Г-НУ ГОРОДСКОМУ ГОЛОВЕ.

Мною послана сегодня государю императору телеграмма следующего содержания:

Славный Черноморский флот, свято храня верность своему народу, требует от вас, государь, немедленного созыва Учредительного собрания и перестает повиноваться вашим министрам.

Командующий флотом гражданин Шмидт.

К сказанному стоит еще добавить, что Ленин назвал восставших во главе со Шмидтом «армией свободы в Севастополе», высоко оценивал «подвиг» бывшего лейтенанта уволенного из флота в чине капитана 2 ранга за крамолу. Мыслимо ли было подобное увольнение при власти «детей лейтенанта Шмидта»?

«Не теряйте бодрости духа, телеграфировал Император Николай II вице-адмиралу Чухнину, — употребите все усилия, чтобы вразумить мятежников, напомните им от Моего имени, что восставая против власти, они нарушают долг присяги и позорят честь России.

Объявите им, что если они не образумятся немедленно, то я с ними поступлю как с клятвопреступниками и изменниками».

Но они не образумились, и броненосец «Потемкин», матросы которого перебили всех офицеров, держал в осадном положении всю южную часть Крыма.

Злой дух овладел душой Шмидта: «Необычайная злость овладевает мной! — писал он Е. Тилло,— я кляну своих товарищей, порою просто ненавижу их. Я кляну судьбу, что она бросила меня в среду, где я не могу устроить свою жизнь, как хочу, и — грубею. Наконец, я боюсь за самого себя. Мне кажется, что такое общество слишком быстро ведет меня по пути разочарования.»

«Мои друзья — Михайловский, Белинский, Добролюбов, Герцен, Шелгунов, Успенский… Маркс и другие. Они в разное время обогатили мою душу светом истины, помогали сложиться во мне тем или иным убеждениям, учили меня честно мыслить».

Воистину, какова же тьма, если это свет?

И вот по такому-то убежденному врагу России и Православия Архиепископ Сергий Финляндский служил панихиду. Панихида эта являлась выражением искренней скорби Архиепископа Сергия о расстрелянном лейтенанте, — не простым исполнением требы. В том, что это именно так, мы убедимся продолжив чтение его обновленческой биографии.

«Его простота, доступность, гуманное отношение к студентам и сослуживцам, — пишет анонимный биограф, широкая терпимость (курс— А.П.) и, так сказать, интеллигентность оставили доброе и неизгладимое о нем воспоминание во всех, кто имел с ним общение в эти годы.

Религиозно философское общество многократно видело его в своих заседаниях и ценило, как его нравственную личность, так и его церковный ум и широкую образованность…».

Здесь уместно добавить, что из недр Санкт-Петербургского религиозно-философского общества вышли основатели так называемой «софианской» ереси о. Сергий Булгаков и проф. Н. Бердяев. Видное участие в деятельности общества принимал будущий вождь обновленцев и открытый враг самодержавия епископ Антонин (Грановский) (7).

«В сане Епископа (Ямбургского), — пишет далее биограф Архиепископа Сергия,— он состоит с 25 февраля 1901 г., а в 1905 году был назначен Архиепископом Финляндским…

Архиепископ Финляндский, по установившемуся обычаю, является как бы бессменным членом Св. Синода и работает как в зимней, так и в летней сессиях его. Но никто из финляндских архиепископов не работал в Св. Синоде так много, как Высокопреосвященный Сергий.

Кажется, все комиссии по церковным реформам (курсив — А.П.) имели его, начиная с годов первой революции, своим членом. Он участвовал в предсоборном присутствии и до сего времени состоит председателем предсоборного совещания при Св. Синоде. Он председательствовал в миссионерском совете, в комиссии по вопросу о поводах к разводу, по реформе церковного суда и т.д. С 1913 г. до самого последнего времени он был председателем Учебного Комитета при Святейшем Синоде.

Несмотря на эту массу дела, он находил время вести практическую работу по исправлению церковно-богослужебных книг (курс. — А.П.) и работал здесь более всех членов комиссии. Его ученый багаж и административный опыт чрезвычайно обширны… Полное внимание к высказываемым мнениям, спокойное изложение своей мысли или убеждения без навязчивости… никакого признака самодержавия (курс.— А.П.). столь часто наблюдаемого у владык, — всё это черты Архиепископа Финляндского…

Направление его убеждений можно характеризовать, как церковно-прогрессивное. Он убежденный сторонник соборного принципа в управлении Церковью. Он был противником Григория Распутина и его компаньонов. В деле о назначении Варнавы на епископскую кафедру и о самовольном открытии им мощей Архиепископ Сергий стал во главе оппозиции и составил письменный отзыв на имя Государя (8), подписанный и другим видным членом Синода, за что удостоился высочайшей нравственной награды — выговора и неудовольствия Царского Села». (курс— А.П.)

Нелюбовь Архиепископа Сергия к особе императора и его окружению была взаимной. Вот что писала императрица Александра Федоровна в одном из писем Государю:

«Агафангел так плохо говорил (из Ярославля). Его следует послать на покой и заменить (в Ярославле — А. П.) Сергием Финляндским, который должен покинуть Синод… надо дать Синоду хороший урок и строгий реприманд за его поведение» (Царское Село. 9 сентября 1915 г.). «До чего они дошли! — восклицает императрица в другом письме, — Даже там господствует анархия!»

Цитируемая нами биография писалась в период, когда самодержавная власть в России была уже свергнута и враги Государя не скрывали своего злорадства (9). И вот, для того, чтобы убедить читателей в несомненной враждебности Архиепископа Сергия свергнутому строю, автор биографии пишет: «Его кроткое, любящее сердце и его способность понимать душу человека объединяет вокруг него самые разнообразные элементы; и простого мужичка или монаха из захолустья, и важного генерала, и старовера, и интеллигента. Известно, что освобожденный из Шлиссельбурга Новорусский нашел на первых порах себе приют и ласку у высокопреосвященного Сергия (курс. -— А.П.), бывали у него с доверием и другие шлиссельбуржцы, например, известный Морозов. Это сочувствие всему искреннему и достойному, равно как и несчастному, а иногда и озлобленному человечеству всегда было в нем нелицемерно истинным, чуждым рисовки или политиканства», — так завершается краткая биография Архиепископа Сергия во «Владимирских епархиальных ведомостях».

Биография рисует Архиепископа Сергия настоящим революционером, но более хитрым и осторожным чем, например, Епископ Антонин (Грановский), который откровенно выступал против самодержавия и утверждал, что «Православие и самодержавие не только органически не связаны между собой, напротив, они взаимно отталкивают друг друга…»

Нет, Архиепископ Сергий был скрытней, не выставлял напоказ своей революционности. Но и помощь его революционерам простиралась весьма широко.

Кто же были те люди, которые вызвали столь глубокую симпатию Архипастыря Православной Церкви? Каковы были причины этой симпатии? Насколько глубоким было их сотрудничество и что принесло оно России?

2. «СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЙ ДРУГ…»

Обратимся к воспоминаниям Михаила Васильевича Новорусского (1861 — 1925 гг.), который был членом террористической фракции партии «Народная Воля», участвовал в подготовке покушения на Императора Александра III совместно с братом Ленина Александром Ульяновым 1 марта 1887 г. Бомба, приготовленная для Государя была начинена стрихнином, чтобы наверняка погубить его в том случае, если осколки от бомбы не достигнут цели. «В больших дозах стрихнин вызывает характерные тетанические судороги, действует подобно кураре … на центральную нервную систему».

Новорусский окончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию и оставался при ней до самого ареста, Свою помощь А. Ульянову в изготовлении динамита для бомбы он изображает как невинную детскую забаву и, даже отсидев 18 лет в тюрьме, не считает себя виновным. «Как — описывает он свои впечатления от ареста и суда, — Я — политический, преступник, я, кандидат духовной академии, которому эта высшая школа не внушила ни зерна гражданского мужества».

Он громко смеялся над судьями во время суда, но все же смертная казнь была заменена ему каторжными работами. Затем и каторга была заменена на заключение в Шлиссельбургскую крепость, где он находился до 1905 г.

Рассказывая о своем освобождении из тюрьмы он отмечает, что департамент полиции имел твердое намерение «упечь нас еще в ссылку на 4 года, в том числе, конечно, и наших старцев, которые просидели в заточении неизбывно 25 лет» (И. А. Морозов и др. — А. П.).

Но «на свиданиях нам сказали, чтобы мы на эту бумагу (о ссылке — А.П.) не обращали внимания, ибо наша судьба куется помимо департамента (курс. — А. П.) (10). Дело склоняется к тому, чтобы отправить каждого из нас на родину или к родным временно на поруки, так как, по общему мнению, не сегодня-завтра совершится окончательный поворот в сторону пяти свобод, и все пострадавшие за них, конечно будут отпущены на все четыре стороны. …

Мой брат, которого известили о моем положении, не имел возможности своевременно приехать в Петербург. А между тем, по словам упомянутой раньше княжны Дондуковой Корсаковой, которая зашла и здесь ко мне на несколько минут, и митрополит Антоний (Вадковский — А. П) и архиепископ. Финляндский Сергий готовы заступить здесь место моих родных (курсив — А. П.). Поэтому я отдал свою судьбу в распоряжение княжны и таким образом очутился в Выборге (у Архиепископа Сергия — А. П.)».

Свои воспоминания Новорусский завершает проклятиями в адрес самодержавия и горделивым признанием того, что он не жалеет о потерянных годах, когда сбылась его давняя мечта — рушится ненавистный ему общественный строй. Так, благодаря Архиепископу Сергию, приютившему его в Финляндии как родного, он избежал ссылки.

Биография Архиепископа Сергия упоминает и о другом цареубийце — Николае Александровиче Морозове (1854 — 1946 гг.) также навещавшем его гостеприимный для врагов монархии дом.

Морозов был членом кружка «чайковцев», «Земли и Воли», исполкома «Народной воли», участвовал в покушении на Императора Александра II. В 1882 г. он был приговорен к вечной каторге. До 1905 г. находился в Петропавловской и Шлиссельбургской крепостях. Обладал обширными познаниями в различных областях науки. Находясь в тюрьме изучал химию, физику, астрономию, математику, историю. Свои идеи изложил в книгах, изданных по его освобождении из крепости.

Освобожден он был одновременно с Новорусским и, видимо, так же не был обойден заботой Сергия Финляндского. В отличие от Новорусского, который пытался представить себя невинной жертвой царского суда и, будучи безбожником (хотя и окончил Духовную Академию), выразил свое отношение к религии лишь несколькими фразами в своих воспоминаниях — видел в Библии выражение протеста рабов против эксплуататоров — Морозов был подлинным коноводом революционеров. Он так переживал за дело революции, что когда, находясь в Шлиссельбургской крепости, узнал на прогулке о переходе Льва Тихомирова (будущего автора «Монархической государственности») в ряды сторонников монархического строя, то ушел в свою камеру и долго рыдал, сожалея о потере для дела революции столь выдающегося человека. В свое время Морозов встречался с К. Марксом, его ценил Ленин, свой атеизм он выразил в многотомном сочинении «Христос», где пытался изобразить Иисуса Христа талантливым человеком, врачом, гипнотизером, членом секты «терапевтов», но никак не Сыном Божьим. Располагая в тюрьме массой свободного времени, он тщательно проанализировал Библию, особое внимание уделил изучению Откровения Св. Иоанна (Апокалипсису). Апокалипсис он рассматривал с астрономической точки зрения, как атеист, попытался связать видения Св. Иоанна с изменениями на карте звездного неба В результате своих исследований Морозов пришел к парадоксальному выводу о том, что вся человеческая история до рождества Христова, есть зеркальное отражение последующей по Р.Х. истории. Для обоснования своих предположений он взял хронологические таблицы Джона Блера (которые начинаются с Сотворения Мира, годов жизни Адама и Евы, их потомков и продолжаются до XIX в.) и нашел в них много совпадений и аналогий. Это были совпадения в годах жизни, военных походах и прочих деяниях, известных в истории людей — например, между Гаем Юлием Цезарем и Цезарем Юлианом, между событиями имевшими место в Римской империи и империи Габсбургов. Вывод Морозова был таков — вся история человечества до Р.Х. — выдумка. Поэтому все евангельские события он отнес к III веку н. э., придав им сугубо материалистический оттенок. Но его астрономические и исторические воззрения противоречили не только христианской вере, но разрушали и основу основ марксизма — теорию общественно-экономических формаций, а потому Ленин резко негативно отнесся к публикации «Христа» (11).

В одном из писем Морозову Ленин упрекал его в том, что он изображает Христа как живого человека, тогда как установка большевиков в борьбе с религией состоит в том; чтобы доказать мифичность Христа, внушить людям, что Его никогда не было. Для Ленина позиция Морозова была уступкой богоискательству, которым в тот период была заражена часть большевиков (Луначарский и др.) Они хотели сделать религией сам коммунизм. Точнее, коммунизм и был религией безбожия, но религиозная сторона его всегда скрывалась за фасадом материализма. Луначарский и К° хотели всё поставить на свои места. Они хотели, чтобы их любили и молились на них так же, как тибетцы молятся своему далай-ламе, а японцы — императору.

Такая позиция была ближе и взглядам Архиепископа Сергия, поскольку позднее, в Декларации 1927 г., это требование — признать коммунизм и служить его адептам не за страх, а за совесть — было выражено со всею определенностью.

Немного забегая вперед, можно лишь добавить, что любовь Архиепископа Сергия к цареубийцам не угасла со временем. В декларации о лояльности к безбожникам 1927 г. он осуждает убийство П. Войкова — одного из участников убиения Св. Императора Николая II и его Семьи:

«Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное варшавскому, сознается нами, как удар, направленный в нас».

П. Войков был убит в Варшаве в июне 1927 года. Одним из мотивов убийства, по признаниям Коверды (застрелил Войкова на Варшавском вокзале, и не из-за угла, а в упор), была месть за Царя и его Семью.

Вот так, в дружбе с еретиками и цареубийцами, сочувствуя всему враждебному и погибельному для России, продвигался к вершине церковной власти Архиепископ Финляндский Сергий.

Сегодня мы еще не можем знать был ли он внедрен в Православную Церковь как агент какой-либо тайной организации. Но одно мы знаем точно — он был заклятым врагом существующих в России порядков, как государственных, так и церковных, и сделал всё возможное для разрушения Российского государства и Российской Православном Церкви.

На месте этой Церкви он создал другую церковь, которая именуется ныне Московской Патриархией и есть не что иное, как разросшийся до невероятных размеров, восставший из небытия, всё тот же Иоанн Николаевич Страгородский.

3. «В БОЙ РОКОВОЙ МЫ ВСТУПИЛИ С ВРАГАМИ…»

Созидание новой церкви далось Архиепископу Сергию нелегко. Для этого пришлось устранять конкурентов, воспитывать и подбирать верных помощников, сносить укоры в предательстве Христа и Его Церкви.

Но до тех пор, пока существовала царская власть и действовала законная церковная иерархия, сторонникам общественных и церковных перемен не удавалось добиться своих целей.

И вот 2 марта 1917 года Император Николай II отрекается от престола. В день отречения он запишет в своем дневнике: «Кругом измена и трусость, и обман» (12). Неприятие монархической формы правления охватило тогда почти всё русское общество. Отречения просили члены Царской Фамилии, лидеры Государственной Думы, члены Св. Синода.

Великий князь Николай Николаевич на коленях умолял Императора об отречении. Великий князь Кирилл Владимирович, уже после Отречения, ходил с красным бантом в петлице, выражая тем самым сочувствие бунтовщикам. Даже через много лет после революции великий Князь Александр Михайлович писал в своих воспоминаниях:

«Если бы я мог начать жизнь снова, я начал бы с того, что отказался от моего великокняжеского титула и стал бы проповедовать необходимость духовной революции».

Другой родственник Государя, великий Князь Николай Михайлович, еще в письме к Льву Толстому пытался убедить того, что он «ближе к нему, чем к ним», то есть придворно-аристократическим кругам, высказывал свою любовь к человеку официально отлученному от Церкви, передал Государю оскорбительное письмо Толстого.

В стране повсеместно проходили забастовки рабочих, волнения крестьян. В этих условиях особа Императора переставала быть Верховной Властью.

Будучи глубоко верующим человеком, Государь не желал превращать самодержавную власть — признаваемую народом и на народ опирающуюся — во власть абсолютистскую — держащуюся силой штыков, бюрократического и полицейского аппарата.

Ошибка большинства современных избирателей заключается в том, что они путают Верховную власть с властью законодательной и исполнительной. Для того чтобы, например, Верховный совет стал Верховной Властью необходимо, чтобы каждый гражданин (или большинство граждан) доверили этому Совету действовать как бы от их имени, защищать их интересы и в то же время служили ему не за страх, а за совесть. В случае если этого не происходит, и в сознании народа данный Совет не. является признанным авторитетом — т.е. его не любят, и сам он не отражает интересов своего народа, тогда наступает эпоха безвременья — смутное время, когда власть захватывается политиканами, или, как писал Л. Тихомиров, «классом политиканов», защищающим только свои собственные интересы, лишь прикрываясь разговорами о свободе, равенстве и братстве. Класс этот далек от народа и грабит его без всякой жалости, И получается парадокс — правительство вроде бы народное, декларирующее заботу о материальном благополучии граждан, а народ нищает день ото дня. Именно это состояние выразила в то время горькая шутка; «В стране торжествующего материализма исчезла материя». Такая эпоха грабежа и обмана и есть эпоха апостасии — отступничества от всего законного, Богоугодного. (13) По милости Божьей она может завершиться лишь тогда, когда народ во всех своих сословиях (политиканы же выступают не от своего сословия, а как бы от всего народа, делясь при этом на враждующие партии из которых каждая претендует на всенародную поддержку) решительно потребует восстановления в законных празах носителя Верховной Власти Монарха, народом любимого и ради народа живущего.

До 1917 г. в России носителем Верховной Власти был Государь. Он был последней инстанцией всех апелляций. Он сам осознавал себя защитником интересов каждого своего верноподданного. К его заступничеству обращались даже дети. В газете «Колокол» (№ 587 от 30 января 1908 г. в статье «Царская милость») сообщалось от том, как пятнадцатилетний мальчик, из села Смельчанина Киевской губ. Михаил Цыганенко, лишившись работы и денег, проживая на кухне ресторана Ф, Зорина, не мог выехать к больному отцу и, подобно чеховскому Ваньке Жукову, написал письмо и опустил его без марки в почтовый ящик.. Письмо было адресовано Государю Императору. В нем излагалась крайняя нужда бедного мальчика и просьба выслать ему 50 рублей на проезд до родителей. На конверте детской рукой было написано: «Санкт-Петербург. Дворец. Государю Императору в собственные руки». Работники ресторана смеялись над ним. Но спустя три недели жандармский ротмистр П. 3. Фокин получил от начальника Херсонского жандармского управления бумагу, в которой предписывалось, по распоряжению управляющего канцелярией дворцового коменданта, разыскать в ресторане Зорина Михаила Цыганенко вручить ему 50 рублей и отправить его к родителям.

Пресса тех лет публиковала множество таких рассказов о просьбах простых людей исполненных Государем. Читая газету «Правительственный Вестник», постоянно встречаешься с сообщениями о награждениях, подарках, всевозможных мероприятиях устраиваемых за счет Государя и членов Царской Фамилии.

И вот… весь этот поток милостей изливаемых щедрой царской рукой прекращается. Народ не желает иметь над собой государя. Почти всем миром его просят сойти с престола. «А если не сойдет сам, — говорил в день отречения Милюков, — мы его свергнем».

Не желая кровопролития. Государь уступает домогательствам своих врагов. И что тут начинается! Всеобщее ликование. Созданное из членов Государственной Думы Временное Правительство санкционирует арест Императора и его Семьи. И тем не менее этому правительству со всех концов страны посылаются приветственные телеграммы.

Предводитель Владимирского дворянства спешит уведомить Временное Правительство в своей преданности:

«От имени дворянства Владимирской губернии, заявляю Вам, господин комиссар, что Владимирское дворянство признало власть настоящего Временного Правительства державы Российской, поставленного Государственной Думой, народом и армией править Россией впредь до решения подлежащего созыву Учредительного Собрания об образе правления державы Российской.

Губернский предводитель дворянства В. Храповицкий».

В хоре славословий захватчикам власти выделяется «Заявление» дворянства Брянского уезда о признании Временного Правительства и готовности «не за страх, а за совесть, служить на благо нашей дорогой Родины».

От дворян не отстают и священнослужители. В Петрограде единомысленные с Архиепископом Сергием священники совершают крестные ходы на братские могилы «павших борцов за свободу» на Марсовом поле и служат там панихиды.

Представители Черниговского духовенства пишут:

«Тихо, мирно, почти молчаливо совершилось давно жданное, всеми желаемое. И вот ярко засияла над нами заря свободы, равенства, братства. Сыны свободной России! Крепко верьте Временному Правительству нашему, оно с Божьей всесильной помощью доведет так славно начатое дело до желанного конца на славу, долгоденствие и процветание России».

На собрании духовенства г. Владимира 21 марта 1917 г. вынесено постановление о запрещении политических речей в храмах. Но запрет этот касался только сторонников самодержавия, т.к. то же постановление говорило про «обязательность подчинения Временному Правительству».

Наконец сам Св. Синод издает Постановление, в котором "усердно молит всемогущего Господа, да благословит Он труды и начинания Временного Российского Правительства, да даст ему силы, крепость и мудрость, а подчиненных ему сынов великой Российской державы да управит на путь братской любви для славной защиты Родины от врага и для безмятежного, мирного её устроения".

Но как возможно было «безмятежное» устроение при власти, явившейся в результате мятежа?

«Мирный» переход власти к Временному Правительству был вовсе не мирным. Газеты пишут о толпах вооруженной солдатни и недовольного народа, запрудившего улицы крупнейших городов России: Санкт-Петербурга, Москвы и др. Повсюду виднелись лозунги «Долой самодержавие», «Да здравствует Учредительное Собрание» и т.п. Не осознавая, что они отвергают «самодержавие» в лице Святого Государя, Верховная Власть которого осуществлялась в интересах всех сословий, и Россия при этой власти быстро продвигалась по пути процветания, люди вручили власть ненавистникам России, мечтавшим о её падении и в скором времени залившим ее реками крови.

Сторонников монархии повсюду теснили, дискредитировали, лишали постов, званий, многих тайно и явно убивали. И если бы не добровольное отречение Государя, гражданская война началась бы значительно раньше, а злые силы добились бы больших побед. Кто знает, смог бы тогда или нет собраться Поместный Собор Российской Православной Церкви, получила бы Церковь канонического Главу в лице Патриарха, успели бы появиться необходимые для жизни Церкви документы, помогающие верующим людям и законной церковной иерархии противостоять натиску антихристианских сил?

Но по милости Божьей всё получилось не совсем так, как планировали безбожники. Хотя Постановление Св. Синода и было подписано Митрополитами Владимиром Киевским, Макарием Московским, Архиепископами Тихоном Литовским, Иоакимом Нижегородским и еще четырьмя архиепископами в числе которых выступал и Сергий Финляндский, отношение всех этих людей к переживаемым Россией событиям было различным.

Февральская революция расколола верующих на два лагеря, между которыми метались неопределившиеся еще в своей ориентации люди.

Та группировка, к которой принадлежал Сергий Финляндский, восторженно приветствовала свержение монархии. Из её рядов вышли сторонники разрушения Церкви под видом Её обновления, получившие наименование обновленцев.

Церковные иерархи, единомысленные с будущим Патриархом-Исповедником, а тогда еще Архиепископом Тихоном Литовским (Беллавиным) были поставлены в очень тесные условия в связи со своей приверженностью к свергнутому строю и, как показали дальнейшие события, через силу, под большим давлением присоединились к позорному Постановлению Св. Синода. Вскоре большинство из них вынуждено было покинуть Св. Синод, оказавшийся в руках еретиков во. главе с В. Н. Львовым. Но с врагами Православия ужился Архиепископ Сергий Финляндский, который благополучно вошел в состав Синода и содействовал очищению его от монархически настроенных иерархов.

Удалены были Архиепископ Тихон (Беллавин), Московский Митрополит Макарий, Епископ Гермоген, который открыто назвал состав Синода еретическим, действующим «по протестантскому, кальвинскому типу, а Кальвин был еретик, значит и Синод еретического строя. Но во избежание церковной анархии, — объяснял он на Поместном Соборе 1917 г.— епископы должны были оставаться в этом учреждении; оставался и я сам, пока оттуда насильно не был уволен».

В скором времени Епископ Гермоген примет мученическую смерть от рук безбожников — будет утоплен в реке Туре, а вместе с ним и члены делегации о его освобождении.

Уход Митрополита Макария напрямую был связан с его монархическими убеждениями. «Биржевые Ведомости» сообщали; «Депутация Московского духовенства во главе с Самариным и протопресвитером кремлевских соборов Любимовым передала митрополиту Макарию просьбу Москвы подать прошение об увольнении на покой в виду несовместимости его твердо сложившихся ретроградных убеждений с новым строем русской жизни». Далее сообщалось, что Митрополит Макарий долго не поддавался, но затем согласился с требованиями посетителей.

Так приверженность законной власти стала уже «ретроградством», была отождествлена — с какими-то «темными силами».

Даже либеральному, сочувствующему новым веяниям Архиепископу Владимирскому Алексию (Дородницыну) (14) были поставлены в вину его связь с Григорием Распутиным и монархические убеждения.

Епархиальный Съезд Владимирского духовенства «поставил архиепископу Алексию в вину прежде всего его несомненно отрицательное отношение к обновлению церковно-общественной жизни и тем самым заявил, что желает иметь епископа нелицемерно сочувствующего новым веяниям и течениям в жизни русской православной церкви, готового всеми силами содействовать устроению церковной жизни на новых началах… Такого и будем искать».

«Теперь Распутина нет, — говорилось на Съезде, — нет и тех «темных сил», которые группировались вокруг него или опирались на него. Но и в прошлом кандидата на Владимирскую епископскую кафедру не должно быть места для подозрения в каких-либо сношениях с “темными силами”».

Кого же из церковных деятелей нельзя было «заподозрить» в монархических убеждениях? Кто вместе с автором «Варшавянки» мог восклицать:

«Вихри враждебные веют над нами,
Темные силы нас злобно гнетут.
В бой роковой мы вступили с врагами,
Нас еще судьбы безвестные ждут"…
(выдел. —А.П.)

Кто, забыв о христианской любви и милосердии, мог звать людей «на бой кровавый» и возглашать:

"Нам ненавистны тиранов короны,
Цепи народа страдальца мы чтим, —
Кровью народной залитые троны
Кровью мы наших врагов обагрим»

Поиски подходящей кандидатуры продолжались недолго. Одним из первых предложил себя… Архиепископ Финляндский Сергий. Уж его-то никак нельзя было назвать сторонником самодержавия. Его старый знакомый Н.А. Морозов уже работал совместно с автором «Варшавянки» Кржижановским над проектами переустройства России, затоплением её необозримых пространств (15).

Не избежала волн революции и Владимирская земля. За свою многовековую историю она уже сталкивалась с Сергием Страгородским, жившим в XVIII веке и более известным под именем Епископа Сильвестра (назван Сильвестром по принятии епископского сана) (16). В ту страшную эпоху, ознаменованную Французской революцией и бунтом Пугачева, заполнявшего овраги горами окровавленных тел, в рядах церковных иерархов уже действовала сильная оппозиция Правительству. В её рядах был и Епископ Сильвестр (Страгородский). До своей ссылки в 1771 г. в Угрешский монастырь он руководил Переславской епархией Владимирской губернии. Будучи человеком замкнутым, он сторонился от епархиальных дел (долго и безуспешно просился на покой, но, т.к. ему в период подачи прошения было всего 39 лет, ему отказали). В Переславле он прославился тем, что запретил своим пасомым беспокоить его во время пребывания его за пределами епархий. Нарушителей, являвшихся из епархии в его дом в Москве, подвергали крупным штрафам. «Дело дошло до того,— пишет в «Истории Переславской Епархии» Н. В. Малицкий,— что прошения вообще не принимались или отсылались для разбора на местах». Из четырех богаделен, действовавших в Переславле Епископ Сильвестр оставил только одну (в упраздненном Борисоглебском монастыре), а остальные приказал закрыть, отпустив большинство престарелых на все четыре стороны. Не щадили при нем и памятники церковной архитектуры. «При постройке новых храмов пользовались обыкновенно материалом храмов обветшавших, предназначенных к разрушению. Если строилась церковь каменная, материал деревянных церквей употреблялся на обжиг кирпича. О сохранении памятников старины при этом по-прежнему мало заботились, особенно много уничтожалось древних предметов церковной утвари, В 1768 г. Консистория определила упразднить и употребить на топление и печение просфор деревянные церкви в с. Жукове, Дмитровского уезда, и с. Воздвиженском, Клинского уезда».

Звезда Епископа Сильвестра (Страгородского) закатилась вместе со звездой опального Арсения Мацеевича, с которым Еп. Сильвестр был тесно связан. Он умер в 1802 г. в должности настоятеля Московского Спасо-Андроникова монастыря и был похоронен при входе в Знаменскую церковь.

«А ты, кто чтешь сие, прохожий мой любезный, — написал он в эпитафии, помещенной на его надгробии, Смотря на тлен и прах, что гробный кроет спуд. Прими умершего совет тебе полезный: Чтоб помня смерть, всегда готову быть на Суд». Но потомки не всегда исправляют ошибки предков.

Его оппозиционность правительству передалась другому Страгородскому, к сожалению, не сохранившему Православия, от которого при всех своих недостатках, не отрекся Епископ Сильвестр.

Жизнь Сергия Страгородского во многом повторила судьбу его предшественника. Как и последний, он служил в Санкт-Петербургской духовной Семинарии и так же, как и тот, был её ректором. Так же, как и Епископ Сильвестр, он оказался на Владимирской земле (17). Возможно, у него были влиятельные покровители. Так, в штате Владимирского губернского правления, состоял в 1900 г. губернский секретарь Николай Васильевич Страгородский, долгое время бывший становым приставом в Суздальском уезде Владимирской губернии (См.: «Памятная книжка Владимирской губернии». Изд. Влад. губ. статистического Комитета. Владимир на Клязьме. 1900 с.9, 207.)

4. В ОКРУЖЕНИИ ЕДИНОМЫШЛЕННИКОВ

Были у Архиепископа Сергия и единомышленники, желающие видеть его на Владимирской епископской кафедре. Это была та часть духовенства и мирян, которая приветствовала революционные преобразования и жаждала церковного обновления.

Угрозу, исходящую от обновленцев, остро почувствовали все верные православию люди. В качестве наблюдателя от Св. Синода во Владимир направляется уволенный Архиепископ Тихон (Беллавин, будущий Патриарх).

Он прибывает на Чрезвычайный съезд духовенства и мирян Владимирской епархии, проходивший с 8 по 12 августа 1917 г. (всего за несколько дней до открытия Поместного Собора, на котором должна была разыграться ожесточенная борьба между разрушителями Церкви и верными её служителями. Вот как описывали избрание Архиепископа Сергия на Владимирскую кафедру «Владимирские Епархиальные Ведомости»:

«После довольно продолжительного обсуждения выяснилось, что собрание останавливается главным образом на 4-х кандидатах — прот. Налимове, архиепископе Сергии, епископах Андрее (Уфимском. А.П.) и Евгении (викарии Владимирской епархии — А. П.), Эти кандидаты и были подвергнуты голосованию записками на вечернем собрании. При подсчете голосов на записках оказалось, что большинство, но не абсолютное (207 из 526) получил прот. Налимов (18), затем 187 голосов получил архиепископ Сергий, епископы Евгений и Андрей получили менее ста голосов каждый. Эта баллотировка, впрочем не обязательная для избрания, показала, что симпатии собрания в значительной степени склоняются в пользу прот. Налимова. 9 августа состоялось торжественное избрание епископа в кафедральном Успенском соборе».

Далее очевидец событий описывает процедуру избрания, за правильностью которой тщательно наблюдал Архиепископ Тихон. Но Св. Тихон не мог знать, что за ночь, прошедшую с момента предварительного подсчета голосов, обновленческие силы перегруппировались и сплотились вокруг Архиепископа Сергия.

«Избиратели вызывались по списку; подходя к урне, они предъявляли свои делегатские билеты и опускали бюллетень. Благодаря этим мерам подача избирательных бюллетеней происходила в полном порядке.

Подсчет поданных записок производился комиссией под непосредственным наблюдением архиепископа Тихона. Имена кандидатов, названных в записках, громко выкликались и избиратели с живым интересом следили за течением голосования. К концу подсчета записок выяснилось, что большинство голосов высказывается за архиепископа Сергия. Очевидно, за ночь настроение части избирателей изменилось; кандидатура епископа Андрея была снята и выставлявшие его кандидатуру накануне перешли на сторону архиепископа Сергия; на ту же сторону перешла и часть голосовавших накануне за епископа Евгения. Результаты голосования оказались следующие: Архиепископ Сергий получил абсолютное большинство голосов (307), протоиерей Налимов — 204, епископ Евгений — 27».

Так Архиепископ Сергий Финляндский стал Архиепископом Владимирским и Шуйским, за одну ночь сумев привлечь на свою сторону 120 человек. Отказ в его пользу Андрея Уфимского был не случаен. Этот епископ, также настроенный антимонархически, был верным соратником Архиепископа Сергия, и, не колеблясь, убедил своих сторонников голосовать за последнего. Вот что писал Епископ Андрей Уфимский о причинах февральской революции:

«Моё мнение таково: это случилось потому, что режим этот был в последнее время беспринципный, грешный, безнравственный. Самодержавие русских царей выродилось сначала в самовластие, а потом в ясное своевластие, превосходившее все вероятия…».

Обновленцы могли торжествовать. Верный им архиерей занял Владимирскую кафедру, трамплин к занятию кафедры Московской, а в перспективе и Патриаршей.

На открывшемся через несколько дней (15 августа 1917 г.) Поместном Соборе Российской Православной Церкви, после долгих дебатов о целесообразности восстановления патриаршества — его кандидатура была выставлена при выборах Всероссийского Патриарха.

Но, по милости Божьей, обновленцы потерпели на Соборе сокрушительное поражение. Под гром орудий и пулеметный лай начавшегося 25 октября 1917 г. большевистского переворота, Главой Церкви был избран Св. Тихон (Беллавин).

Потерпев поражение при выборах Патриарха (получил всего 5 голосов), ставший к тому времени Митрополитом. Сергий (Страгородский) на время как бы ушел в тень. Благодаря активности верных Православию людей, ставка разрушителей Церкви на Собор 1917 г. оказалась неудачной. Его не удалось превратить в собор обновленческий. В. Н. Львов был удален с Собора, а вслед за ним ушли и многие сторонники обновления церковной жизни в духе протестантизма — «кальвинизма», по памятным нам словам Епископа Гермогена.

Но после захвата власти большевиками обновленческие силы получили в их лице сильного помощника. Они создали единый фронт социальной и духовной революции, в котором обновленцам отводилась важная роль разрушителей Православия.

Голод, разруха, гражданская война и шаткие позиции самих большевиков, на многих фронтах часто терпящих поражения и умевших добиваться побед благодаря своему исключительному коварству и жестокости — всё это, на некоторое время, оттеснило как бы на второй план подготовку переворота в религиозной жизни русских людей.

5. НА ПУТИ К ДОЛГОЖДАННОЙ ЦЕЛИ

После окончания гражданской войны и повсеместного утверждения советской власти обновленцы поднимают голову. Они и до этого не прекращали своих попыток разложить Церковь изнутри. Но теперь на их стороне была вся мощь советского государства с зоркими ВЧК-ОГПУ-НКВД.

Коммунистам и их духовным помощникам — обновленцам хотелось покончить с Православием сразу же после захвата власти. Этому способствовал весь комплекс проводимых большевиками мероприятий: геноцид русского народа, упразднение сословий и физическое уничтожение их представителей: дворянства, купечества, духовенства, квалифицированных рабочих, презрительно называвшихся «рабочей аристократией»; способных вести самостоятельное хозяйство крестьян; реформа календаря, правил правописания; отделение Церкви от государства и Школы от Церкви, отмена пенсий и прав наследования, изъятие у населения всех денежных сбережений, хранившихся на банковских и прочих счетах. Искусственно создаваемый голод давал в руки врага Православия дополнительные поводы для гонений.

Но народ, в массе своей, всё еще оставался верен Православию. Патриарх Тихон решительно правил церковным кораблем, обличая безбожников и их злодеяния.

«Опомнитесь безумцы, — писал он 19 января 1918 г.,— прекратите ваши кровавые расправы. Ведь то, что творите вы, не только жестокое дело: это — поистине дело сатанинское, за которое подлежите вы огню геенскому в жизни будущей — загробной и страшному проклятию потомства в жизни настоящей — земной».

Св. Патриарх Тихон отчетливо понимал, что Церкви противостоит сплоченная, хорошо организованная армия сатанистов. И поэтому, провозгласив им анафему, он добавил. «Заклинаем и всех вас, верных чад Православной Церкви Христовой, не вступать с таковыми извергами рода человеческого в какое-либо общение: Изымите злаго от вас самех» (1 Кор. 5. 13).

Действительно. Православию противостояла подлинная анти-церковь.

Присмотримся к этой организации (коммунистической партии и ее разветвлениям) внимательней.

Во главе её стоит выборный анти-патриарх — Генеральный Секретарь или Председатель, вокруг которого сплачивается анти-синод — Политбюро. На местах — анти-епархиях, хозяйничают анти-епископы — секретари обкомов, во всех организациях существуют свои анти-приходы — партячейки. На партсобраниях тоже поют, но не псалмы и молитвы, а гимн сатанистов «Интернационал» — «Вставай, проклятьем заклейменный…». С партсобраний, так же как и из Церкви, нельзя уходить не дождавшись «отпуста»: председатель собрания в конце объявляет его закрытым и только после него участники могут расходиться. Докладчики на партсобраниях чаще всего выступают с возвышения — трибуны, этакой замены церковного амвона.

Если при крещении человек трижды отрекается от сатаны, то при вступлении в компартию он должен отречься от Бога. Отрицание веры в Бога записано в Уставе. КПСС. Устав обязует коммуниста «вести решительную борьбу с… религиозными предрассудками и другими пережитками прошлого».

В прежние времена христиане устанавливали испытательный срок для лиц, желающих стать членами Церкви. Их называли оглашенными, так как священник «оглашал» (объяснял) им Закон Божий, подготавливал их к принятию Таинства Крещения. Во время Богослужения провозглашалось (и провозглашается по сей день): «оглашеннии, изыдите!» — и они должны были покинуть церковное собрание. Коммунисты и в этом повторили христиан, введя кандидатский стаж и проверяя знание основ коммунистической идеологии и истории партии на собеседованиях с парткомиссиями из ветеранов партии. Часто, во время партсобрания, председатель предлагал кандидатам в члены партии покинуть зал, так как сообщаемые сведения (например, «секретные», «закрытые» письма ЦК КПСС или обкомов партии — своего рода «таинства» безбожников) не полагались для их ушей.

По церковным правилам, верующий, не посещающий без уважительных причин службы более трех недель (80-е Правило 6-го Константинопольского Собора), считался вышедшим из церковного общения. Коммунист, без уважительных причин пропускающий партсобрания, рисковал быть исключенным из партии.

Еретик изгонялся из Церкви; нарушитель партийных норм, а тем более дерзнувший сказать что-либо против марксистско-ленинской (материалистической) идеологии, исключался из партии.

Верующие почитают мощи святых. Безбожники — набальзамированные тела своих вождей.

Рассматриваемая нами аналогия примечательна еще и тем, что анти-церковь коммунизма, также как и христианская церковь, пережила расколы. В те годы, когда большевики боролись с Православием, насаждая в нем раскол, само их единство также подверглось смятению. Появились всякие «оппозиции», которые были безжалостно уничтожены.

В Христианской Церкви обязательным атрибутом были и остаются иконы с изображениями Спасителя, Богородицы, Святых подвижников и мучеников.

В период владычества коммунистической идеологии портреты вождей и «героев» комдвижения вывешивались везде, где это было возможно: на улицах, в школах, кабинетах начальников, заводских цехах и, конечно же, в помещениях для партсобраний и партсъездов. По примеру сатанинских шабашей, многие их мероприятия так и назывались «слётами».

В первые годы советской власти вместо крестин устраивали «октябрины»: стелили на стол красную скатерть и на нее клали младенца, «посвящая» его делу коммунизма, Даже разделение Библии на Ветхий и Новый Заветы нашло аналогию в единстве и преемственности марксизма и ленинизма.

Вместо культа Божества стал насаждаться «культ личности». Перед портретами вождей юные коммунисты (пионеры) давали присягу в верности идеалам коммунизма.

Подобно тому, как христианские подвижники стремились и стремятся в Иерусалим и другие святые места, коммунистические поклонники тащатся к мавзолеям своих кумиров.

Христианские храмы, при всех отличиях, имеют много общего в особенностях своего размещения (алтарь ориентирован на Восток) и архитектуры. Пантеоны коммунизма также имеют свою преемственность. Например, Мавзолей Ленина в Москве скопирован с алтаря сатаны в Пергаме и ориентирован на Запад.

Христиане всюду старались разрушать эти нечестивые капища, всегда бывшие вместилищами разврата. Коммунисты с дьявольской злобой разрушали и разрушают христианские храмы, применяли и применяют чудовищную жестокость при убиении верующих в Бога людей.

Крест является христианским символом. Пятиконечная звезда (пентаграмма), символическое значение которой не объяснено ни одним советским словарем, включая Большую Советскую Энциклопедию, является откровенным символом сатанизма — с древнейших времен используется в магических ритуалах. Именно этот символ носит на своей груди верховный жрец церкви сатаны в Америке — Лавей. Пентаграмма блестит позолотой и на написанной этим последним «сатанинской библии» — полной противоположности Библии христианской.

Мы рассмотрели лишь внешние признаки заимствований безбожниками церковной организации, но глубинные заимствования и извращения страшны еще более.

Само слово «коммунизм» произошло от латинского слова commune — община, означающее собрание людей имеющих общее имущество и совместно ведущих хозяйство. Именно такими общинами жили первые христиане. Окруженные со всех сторон язычниками, последователи Христа могли лишь сообща устоять против диавольских козней и гонений.

«Деяния апостолов» рассказывают нам именно об общности имущества, которое вступающие в общину полагали к ногам апостолов (Деян. 4, 35).

Всё это имело целью не материальное стяжание, а устранение от верующих мирских попечении. Церковные службы совершались ежедневно, и материальные заботы были с ними несовместимы. Суровое наказание супругов, утаивших часть полученных от продажи земли денег (Деян. 5, 1-11) было вызвано прежде всего тем, что материальный расчет эти люди поставили выше духовного единства, служения Богу, ради которого только и созидалась Церковная община. Гнев Божий на них пролился столь быстро, а наказание было так страшно, что и вся Церковь, по словам апостола, пришла в «великий страх» (Деян. 5, 11). Здесь мы видим, что попытки ввести в жизнь общины христиан преимущество материальных интересов, эта явные козни диавольские, во времена апостолов закончились поражением отступников. Но позднее такие попытки были повторены и даже нашли своих теоретиков. Безбожная коммуна большевиков вытеснившая само понятие о Боге — это результат материального развращения людей.

Позаимствовав у христиан понятие общности имуществ безбожники сделали его важнейшим принципом своей деятельности. Но в отличие от христиан, которые добровольно отдавали своё имущество ради церковной пользы, безбожники поставили вопрос об отнятии собственности насильственным путем, не препятствуя, конечно, добровольной отдаче.

Появилась теория классовой борьбы, которая стремилась доказать закономерность и законность свержения монархической власти и тотального грабежа имущих слоев населения. Таким образом, всякий, кто подменял в своей душе духовное начало материальным, неизбежно вставал на путь признания законности социальной революции.

Именно такая перемена произошла некогда, по моему мнению, в душе Сергия (Страгородского) и именно в этом он оказался на одной стезе с Иудой Искариотом, в котором материальное начало победило духовное. Тридцать сребреников, полученных им за предательство Господа символизировали не только гнусность самого факта измены Учителю, но показывали и причину — грех сребролюбия, дух материализма, столь присущий безбожникам по сей день.

В этой связи, вероятно, не случайной была пропажа денег в Духовной Академий, в которой обвиняли Архиепископа Сергия, и которая прошла для него безнаказанно благодаря Митрополиту Антонию Вадковскому.

Дух, материализма и есть та тьма, которая изображает себя светом, Именно об этом типе людей говорится в Священном Писании: «Слухом услышите — и не уразумеете, и очами смотреть будете — и не увидите. Ибо огрубело сердце народа сего, и ушами с трудом слышат, и очи свои сомкнули, да не узрят очами, и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и не обратятся, чтобы Я исцелил их» (Ис. 6, 9-10).

Да, рассматриваемый нами тип человека — это человек последних времен, человек АПОСТАСИИ — всеобщего отступничества от Бога и его Церкви. Такие люди, несущие в себе этот материалистический, отступнический дух, ярким выразителем которого был Сергий Страгородский, являются подлинными апостатами.

Их имена суть многи,
Мой ангел серебристый,
Они ж и демагоги,
Они ж и анархисты (19).

6. ОТ УТОПИИ К ЛЖЕНАУКЕ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ ОБНОВЛЕНЧЕСТВА

Для того, чтобы глубже понять сатанинскую природу материализма и до конца осознать, с кем призывал делить радости и горе Митрополит Сергий, нам необходимо еще раз углубиться в историю.

В наши дни почему-то оказался забытым один из источников марксизма — утопический социализм. Его преподносят нам как несбыточные фантазии мыслителей прошлого. Умалчивается, что это были лжеучения еретиков. Социализм выдвигался ими как новое, улучшенное христианское учение. В 1825 г. выходит «Новое христианство» Анри де Сен-Симона. В этой работе Сен-Симон отстаивает те же идеи, которые некогда выдвигали анабаптисты. Он писал: «Государи! Внемлите гласу Бога, говорящему вам моими устами: станьте вновь добрыми христианами перестаньте считать наемные армии, дворянство, еретическое духовенство и нечестивых судей своей главной опорой».

Далее следовал призыв помогать бедным.

Обновление, преобразование христианства поставлено тут во главу угла.

Работа Сен-Симона «Новое христианство» написана как разговор между консерватором и новатором:

«Новатор. Господь сказал: «Люди должны относиться друг к другу как братья». Этот высший принцип содержит в себе всё, что есть божественного в христианской религии.

Консерватор. Как? Вы сводите к одному единственному принципу все, что есть божественного в христианстве!

Новатор. Господь, несомненно, всё свёл к одному принципу; из этого принципа Он несомненно всё и вывел. Новое христианство… эта обновленная религия призвана создать для всех народов состояние вечного мира…»

Если бы не знать автора, то можно было бы подумать, что это слова Антонина Грановского или кого-нибудь из современных экуменистов.

«Новое христианство имеет свой культ и своё духовенство. Поведение первоначальных христиан должно быть образцом для проповедников нового христианства. Единственное средство его распространения — убеждение».

Как мы уже видели, обновленцы XX века почти буквально применили эту «утопию» на практике, создав своё духовенство, как они утверждали «по образцу первых христианских общин», которые в действительности не имели с первыми общинами ничего общего, кроме названия.

Это явно еретическое учение было творчески переработано коммунистами и использовано ими для разложения и ликвидации Православия — «слабая сторона» этого лжеучения (с точки зрения коммунистов) — отрицание классовой борьбы — была заменена пропагандой классовой ненависти. Средством убеждения стал расстрел.

Другой социалист — утопист Шарль Фурье, увлечение которым привело к позорному столбу молодого Ф. Достоевского, тоже нападал на власть и христианскую мораль. «Мораль!!! — восклицает он с негодованием, — какие грустные мысли порождает это слово! В конечном счете мораль — это довольно нудные бредни, служащие для развлечения бездельников, когда она приспособляется к обстоятельствам», и ад, по его мнению, полезен тем, что приучает людей «к страху, который является стержнем нравов строя цивилизации; в этом смысле, кажется мне, хорошо сделали, придумав ад…».

Воспев страх, как стержень морали, Фурье заключает в одной из работ:

«Цель моя — не улучшить строй цивилизации, а уничтожить его и вызвать желание изобрести лучший социальный механизм, доказывая, что порядок цивилизации нелеп в частях, как и в целом».

Мы уже не удивляемся, увидев и у него, у этого разрушителя морали и поклонника ада, введенное в распорядок дня членов фаланстера (коммуны) «богослужение», на которое отводится всего полчаса.

Отвергая авторитет Библии, Фурье считал, что мир создавался путем ряда божественных творческих актов. Первый акт творения был «опытным», без человека, который был создан лишь в пору второго и третьего актов.

Хотя эпиграфом к своей работе Фурье взял слова «это слепцы — ведущие слепцов», но сам он смотрит и не видит. Не отрицая существования Бога, он не видит Истины, заключенной в Христианстве, не знает Закона Божьего, предлагает искать Его. и, как образец, дает свою концепцию общественного устройства.

Предложив миру свою теорию, Фурье понимает, что для его коммуны нужны особые священники, живущие в коммуне и не обременяющие себя лишь богослужебными занятиями (сеансами). Фурье за разнообразие.

«Подлинная ассоциация, — пишет он, — будет религиозной по страсти и, по убеждению в высокой мудрости Бога, благодеяния которого она будет пожинать каждое мгновение, Общественное богослужение будет для неё потребностью: самый незначительный викарий будет тут наслаждаться нынешней долей епископов, и во Франции придется создать путем ускоренного рукоположения по меньшей мере, тридцать тысяч священников, чтобы каждая фаланга имела их в числе, достаточном для посменного отправления служб без каждодневной подчиненности их своим обязанностям».

Новый тип священнослужителя, предлагаемый Фурье, казался многим людям, жившим в XIX веке, подлинным бредом умалишенного… Но прошли годы, и об этом типе всерьёз заговорили солидные на вид люди.

«Искренне верующего для партии легче сделать верующим также и в коммунизм. И тут перед нами встает задача: воспитание нового типа священника. Подбор и постановка священников — дело партии!..» — со знанием дела говорил в 1988 г. К..С. Харчев, председатель Совета по делам религий СССР.

Задумавшись в своё время над необходимостью создания новой плеяды священнослужителей, Фурье понимал, что такие наспех рукоположенные священники должны признавать, как нечто богоданное, и саму коммуну Фурье.

Он ничего не говорит об их судьбе в случае отказа служить в сообществе, где признанным разрядом являются так называемые галантки — женщины легкого поведения и подобные им — таланты, где получасовой сеанс богослужения проводится между сеансом в группе огородничества (на это выделяется целый час) и сеансом по фазаньему двору (тоже в течение часа).

И это еретическое учение легло, по Ленину, в багаж «всего лучшего, что выработало человечество» и без овладения чем нельзя было стать коммунистом.

Другой утопист — Роберт Оуэн (1771 - 1858) писал:

«Заблуждения создавшие духовенство и заблуждения созданные этим духовенством при длительном его господстве с введенными им таинственностью, лживостью и всякого рода нелепостями, сделали человеческую породу такой искусственной и неразумной, что люди теперь не верят в возможность стать правдивыми, добродетельными и счастливыми». Далее он обвиняет духовенство во всех грехах мира.

В отличие от других утопистов, выдумывавших еретические лжеучения, Оуэн — атеист. В его коммуне, которую он попытался создать на практике, религия была исключена. За это его не любил Фурье, т. к. считал, что атеистическая коммуна дискредитирует идею социализма.

Поэкспериментировав со своими рабочими в г. Нью-Ленарке (Англия) Оуэн едет в Америку, где в штате Индиана создает свою коммуну. Она называлась «Новая Гармония» и просуществовала с 1825 по 1829 год. Но к 1829 году «Новая Гармония» развалилась. Людей, имеющих материалистическое мировоззрение и стремящихся ко всем благам мира сего, трудно было заставить отказаться от этих благ в окружении процветающих американцев. Слишком быстро обнаружился принудительный, подневольный характер созидаемого общества.

Распад оуэновской коммуны показывает, что любое общественное построение, созидаемое в обход идеи Творца, обречено на вырождение и гибель.

«Мы стоим на плечах Сен-Симона, Фурье и Оуэна», — писал Маркс в одной из своих работ. В статье «Три источника и три составные части марксизма» Ленин выделил лживые труды утопистов в качестве теоретических источников марксизма. Он умолчал лишь о том, что эти «источники» вошли в практику и тактику войны богоборцев с Православием.

Таким образом, марксизм-ленинизм и выросшая в основе этих идей компартия — движение не только богоборческое, но и изначально еретическое. Начав с попыток «исправления» и «обновления» христианства коммунисты пришли в своих философских воззрениях до самого настоящего сатанизма — использовав лжеучение манихеев, призывавших некогда поклоняться сатане, равному, по их мнению, с Богом и вечно враждующим с Ним. Закон единства и борьбы противоположностей — является главным законом марксистской диалектики. А потому борьба с Богом ставится этой диалектикой во главу угла.

И если церковные каноны запрещают верующему в Бога общаться с еретиками, то что же можно сказать о сообщающемся с сатанистами, приемлющем их обновленческие воззрения, их безбожные идеи. Но именно с этими последними столь дружен был Митрополит Сергий Страгородский.

7. НА КРАЮ ПРОПАСТИ (ПЕРЕД ПОДПИСАНИЕМ ДЕКЛАРАЦИИ 1927 г.)

Компартия являет собой орден сатанистов, о тайных замыслах верхов которого почти ничего не знают рядовые члены, используемые как слепые орудия в целях богоборчества.

Обновленческое движение, стремящееся разложить Церковь изнутри, есть ударная сила революции в духовной сфере. Это подтвердил Л. Троцкий в одном из своих секретных писем членам Политбюро ЦК РКП (б) 15,05.1922 г. по поводу воззвания обновленцев во главе с Епископом Антонином Грановским:

«Редакции "Правды" и "Известий" не отдают себе достаточного отчета в огромной исторической важности того, что происходит в церкви и вокруг нее. Только путем величайших нажимов удается получить статью по этому вопросу. Затем все входит в колею. Мельчайшая генуэзская дребедень занимает целые страницы, в то время как глубочайшей духовной революции в русском народе (или, вернее, подготовке этой глубочайшей революции) отводятся задворки газет». На этом письме Ленин приписал своей рукой: «Верно! 1000 раз верно. Долой дребедень!»

Как видим, поддержка обновленцев ставилась Лениным и Троцким в прямую связь с «духовной революцией» в среде Православных русских людей и Св. Патриарх Тихон не случайно назвал это дело — сатанинским.

Но среди отошедших на сторону врага рода человеческого священнослужителей нашлись такие, которые, попирая все нормы морали, назвали захват обновленцами церковной власти (совершенный ими в 1922 году) вполне законным и каноничным.

Одним из церковных иерархов, вошедших в состав обновленческого Высшего Церковного Управления, созданного с помощью ВЧК, после ареста Св. Патриарха Тихона, был столь долго нами изучаемый Митрополит Сергий Страгородский. Он принял живое участие в проведении «глубочайшей духовной революции в русском народе» на стороне гонителей Церкви, на стороне одетых в рясы носителей одного из источников марксизма (подлинной глубины сатанинской).

Современные описатели жизни Митрополита Сергия часто говорят, что он «временно» примкнул к обновленцам, а потом покаялся. Но мы уже видели, что это «примыкание» состоялось задолго до 1917 г. Нет, это было убеждение и образ мыслей, наиболее полно раскрывшиеся в пучине злодеяний революции.

Захватив власть в Православной Церкви, обновленцы сразу же принялись за дело развала Православной Церкви в России. Вот что читаем мы в № 2-3 журнала «Соборный разум» от 13/26 ноября 1922 г.: «С 29 октября по 3 ноября в Троицком подворье, под председательством митрополита Антонина, при участии Митрополита Сергия Владимирского (Страгородского —- А. П.) состоялся ряд заседаний так называемого пленума ВЦУ… Приняты положения о борьбе с последствиями голода, о праздновании дня пятилетия Октябрьской революции, о борьбе с церковной (приходской и епархиальной) контрреволюцией, принято также постановление по поводу Карловацкого Заграничного собора…

Все эти положения дышали лютой ненавистью ко всем не согласным с политикой большевиков. И в то же время предатели Церкви выражали крайнюю любовь к самим большевикам, принимая решение «О праздновании дня пятилетия Октябрьской революции», торжественное богослужение (благодарственный молебен) по поводу которого должно было состояться в захваченном обновленцами Храме Христа Спасителя. Тяжело читать о полицейских требованиях к верующим о составлении «анкет», подтверждающих признание справедливости социальной Российской революции и законности созданной ею Рабоче-Крестьянской власти».

Что же должна была праздновать безбожная клика в союзе с обновленцами? О каких успехах можем прочитать мы в прессе тех лет?

Читаем «Известия» (№ 83/1522 от 13.04.1922 г., стр. 2, статью «Церковные ценности голодающим. Глас народа»):

«Уполномоченные крестьяне Самарской губерний Кобельницкой волости прислали на имя тов. Ленина следующее письмо: «Едят у нас почти исключительно древесную кору, Потому что скот и всякие суррогаты давно уже съедены. Нет уже ни кошек, ни собак. Смертность от голода дошла до крайних пределов. Кто не умер, тот лежит или ходит с опухшими ногами, руками. На улицах раздирающие крики матерей. Уже не говорят, а глазами молят о куске суррогатного хлеба»… «Наши улицы стали улицами безумного ужаса. Детей боимся выпускать: много пропадает детей безвозвратно,.. Сумерки, вечера, ночи — сплошное мучение. В 6 часов вечера люди боятся ходить по тротуарам, а стараются идти по середине дороги: на идущих по тротуарам через заборы накидываются арканы и… Человек охотится за человеком. Человек боится человека как страшного зверя».

«Саратовские газеты, — дополняет автор статьи, — сообщают, что голодные тифозные больные в бреду сгребают с себя горстями вшей и с жадностью их едят». Вот сообщение из села Средне-Погромного Ленинского уезда:

«Продовольствия нет, фуражу нет. Съели всё. Едим дубовую кору, траву колючку. Только от этого по селу все пухнут… Много помирают… едят старые кожи, овчины, падаль. Сушат репье, толкут и пекут, но хлеб из репья ужасно вредный, появляется кровавая рвота и умирают».

Из Царицына сообщают: «На улицах и вокзалах голодные люди открыто ловят собак и кошек на варево… Дожидающиеся на вокзалах транзитные пассажиры питаются грязью, собираемой с вокзального пола…».

А вот сообщение из Прикумского уезда (статья «Голод на Тереке»): «Обессилевшее от голода крестьянство и казачество пасется стадом по степи, ест мак… В некоторых местах Помголы, за отсутствием надлежащих продуктов питания, начали выдавать тот сорт жмыха, который обычно шел для топлива». Но автор статьи недоволен поведением голодающих. Они должны были сдать в своей Терской губернии три миллиона рублей «голодного налога», а сдали всего лишь семь тысяч рублей, да еще девальвировавшимися «знаками выпусков предыдущих лет ».

Взимание голодного налога с голодающих в одной из статей «Известий» было объяснено откровенно: «помощь голодающим — есть не что иное, как самопомощь».

А как обстояло дело в хлебной житнице России — Украине, куда бросились голодающие со всей страны? Статья «Голод на Украине и борьба с ним» публикует жуткие цифры: «На 1 мая (1922 г. — А.П.) всего числилось на… Украине 3.793.481 человек голодающих, из них 1.940.000 детей до 16-ти летнего возраста. К концу мая, по неполным сведениям, количество голодающих по всей Украине доходило уже до 4.218.270 чел. Таким образом, при общем количестве населения в голодающих губерниях 9.669.300 чел, голодает свыше 40 процентов всего населения этих губерний». Голод охватил всю страну — от Украины до Сибири, от Вологды до Чечни.

Обезумевшие от голода люди доходят до людоедства. В одной только Самарской губернии губюстом рассматривалось в 1922 г. 200 дел, связанных с поеданием трупов и убийством живых людей для тех же целей.

Кроме голода, людей косят эпидемии сибирской язвы (Воронеж), холеры (Воронеж, Тамбов, Орел, Донская обл.). И все эти ужасы происходили в то время, когда в Россию со всего мира спешила финансовая и продовольственная помощь, когда всё население страны обиралось под видом помощи голодающим. Но до голодающих продовольствие не доходило.

Так чему же радовался вместе со своими друзьями коммунистами Митрополит Сергий Страгородский? За что возносился благодарственный молебен в Храме Христа Спасителя?

Ответ очевиден. Он заключается в самом названии торжества — Пятилетний срок нахождения безбожников у власти, пятилетка беспредельного грабежа и геноцида жителей страны и прежде всего — русского народа. По самым скромным подсчетам, «из-за советской власти, население России уменьшилось на… 67.558.000 человек. По другим подсчетам эта цифра превышает сто миллионов человек.

Но ни геноцид, ни гонения на Церковь, прикрываемые разными предлогами (один из них — помощь голодающим, обернувшаяся ограблением и самих голодающих, ибо и у них отбирались церковные ценности) — ничто не смогло привлечь истинно верующих в лоно обновленческой церкви лукавнующих.

Так же как и «Новая Гармония» Оуэна, движение это не получило широкой поддержки в среде верующих.

После освобождения из заключения Св. Патриарха Тихона, (развернувшего с врагами Церкви упорную борьбу, предав их анафеме) обновленческое движение идет на убыль. Их храмы пустеют. Многие предатели Православия раскаиваются и возвращаются в лоно Матери-Церкви. Попадает под анафему и Митрополит Сергий. Для него это означало конец столь блестяще возвысившейся карьеры. Он подлежал извержению из сана. Но этого не произошло.

Он принес формальное покаяние.

«Лишенный моментом покаяния и архиерейской мантии, и клобука, и панагии, и креста стоит на амвоне митрополит Владимирский и Шуйский Сергий… по примеру которого сотни епископов и священников признали обновленцев… Постепенно ему вручаются из рук Святейшего панагия с крестом, белый клобук, мантия и посох. Патриарх.., взял раскаявшегося за бороду и, покачав головой, сказал: «и ты, старый, от меня откололся». Тут оба старика не выдержали, заплакали и обнялись»,— умиленно повествует автор биографии Св. Тихона, не понимая сколь рознились эти слезы. Для одного слезы пережитого горя, для Другого — слезы от очередного поражения, — «Митрополит Сергий соучаствует в сослужении с Патриархом Тихоном за Божественной литургией».

Строго говоря, церковные правила не позволяют покаявшимся еретикам сразу же по факту покаяния приступать к священнослужению. Им устанавливалась длительная епитимья. Тем более это должно было касаться отрекшегося от патриарха, и не только отрекшегося, но покусившегося совместно с прочими похитить у него власть. Его вина усугублялась еще и тем, что он вошел в союз с богоборцами, встал на сторону гонителей Церкви и непосредственно участвовал в гонениях, принуждая верующих под страхом смерти и ареста признавать «законность» большевистского переворота, отдавая на расправу чекистам непокорных.

Правило 15-е Двукратного Константинопольского Собора повелевает извергать таковых из сана: «Аще который пресвитер, или епископ, или митрополит, дерзнет отступити от общения со своим патриархом, и не будет возносить имя его по определенному и установленному чину, в божественном тайнодействии, но прежде соборного оглашения и совершенного осуждения его, учинит раскол: таковому святый собор определил быти совершенно чужду всякого священства, аще токмо обличен будет в сем беззаконии…».

Столь быстрое восстановление Митрополита Сергия в правах священства можно объяснить исключительно теми сложными обстоятельствами, в которых находился Св. Патриарх Тихон и его личными соображениями, его милостью к падшим. Незадолго перед этими событиями Митрополиту Сергию пришлось на себе испытать звериные нравы своих покровителей-большевиков, упрятавших и его о тюрьму. Патриарх зная по себе, что такое большевистская тюрьма, мог проявить к нему естественное сострадание, прощая немощи человеческие и уповая на искренность покаяния. Пройдет совсем немного времени, и весь мир узнает, что покаяние это было неискренним, и прав был последний Оптинский старец Нектарий, сказавший, узнав о покаянии Страгородского: «Да, покаялся, но яд в нем сидит».

Неудача обновленцев, завершившаяся притворным покаянием Митрополита Сергия, заставила врагов Православия изменить тактику. Они решили узурпировать церковную власть иным путем — не отделяясь явно от православных, а влившись в их ряды, постепенно провести в Православной Церкви свои обновленческие реформы, разрушая Православие изнутри.

Но для этого им необходимо было устранить Св. Патриарха Тихона.

И вот, 25 мая 1925 г. Патриарх отходит ко Господу «Легко понять, пишет Епископ Григорий (Граббе) в своей статье «Русская Церковь перед лицом господствующаго зла», —- что смерть Патриарха была нужна советам, поскольку Тучкову не удалось образовать под его возглавленном церковного управления, в котором наравне с православными были бы и обновленцы, как это удалось ему при Патриархе Сергии. Само собой разумеется, что всё это покрыто тайной, однако у Левитина и Шаврова есть одно важное свидетельство:

«Покойный настоятель храма Ильи Пророка в Обыденном переулке в Москве о. Александр Толгский, умерший в 1962 году, говорил одному из авторов: "После признаний, сделанных мне во время исповеди одного из врачей больницы Бакунина, у меня нет ни малейших сомнений в том, что Патриарх Тихон был отравлен"».

Путь ставленникам коммунистов был расчищен, и ОГПУ в лице Тучкова приступило к осуществлению «глубочайшей духовной революции в русском народе». На повестке дня стойла задача создания такой церкви, которая по видимости была бы православной, а по сути обновленческой и покорно идущей по пути самоуничтожения Для осуществления такой задачи был необходим человек всецело преданный советской власти.

Таким человеком и был Митрополит Сергий Страгородский. Но, видимо, и в его личности были какие-то черты, неугодные большевикам. Для окончательной ломки этой личности и полного подчинения программе безбожников его опять арестовывают в декабре 1926 г. и держать тюрьме до 30 марта 1927 г.

И не свидетельствуют ли приводимые ниже слова из «Проекта Декларации» о том, что уже тогда готовился ему дальновидными хозяевами «венец мученика», чтобы поднять его пошатнувшийся после обновленческого раскола авторитет в глазах верующих?

«Отнюдь не обещая примирить непримиримое и подкрасить нашу веру под коммунизм и религиозно оставаясь такими, как мы есть, староцерковниками, или, как нас величают, тихоновцами. прогресс церковный мы видим не в приспособляемости Церкви к «современным требованиям», не в урезке её идеала и не в изменении её учения и канонов, а в том, чтобы при современных условиях церковной жизни, в современной обстановке суметь зажечь и поддержать в сердцах нашей паствы весь прежний огонь ревности о Боге и научить пасомых в самом зените материального прогресса находить подлинный смысл своей жизни все-таки за гробом, а не здесь».

Нет, такая Декларация не нужна была большевикам. Даже к заграничному духовенству Проект проявляет мягкость:

«Обрушиваться на заграничное духовенство за его неверность Советскому Союзу какими-нибудь церковными наказаниями было бы ни с чем несообразно и давало бы только лишний повод говорить о принуждении нас к тому советской властью. Но выразить наш полный разрыв с таким политиканствующим духовенством и тем оградить себя на будущее время от ответственности за его политиканство и желательно и вполне возможно».

В целом же проект Декларации уже был по сути своей документом предательским, отрекающимся от гонимой Российской Православной Церкви.

Но для публикации, конечно, такой проект не годился. Нужна была полная подчиненность и покорность верующих людей. Нужна была такая обновленная церковь, в которой сохранялась бы только видимость церкви.

«Смысл будущей реформации в полном освобождении от церковности. И только такое движение может рассчитывать в наши дни на название подлинного религиозного обновленчества», — писал в 1922 г. Марк Криницкий в статье «Агония церковной контрреволюции. В. И. Белавин (Патриарх Тихон) (политический некролог)».

По освобождении из тюрьмы Митрополит Сергий «работает» над новым текстом Декларации, которому суждено было стать одним из позорнейших документов в истории христианства. В нем он не только «обрушится» на зарубежное духовенство, но поставит перед смертельной опасностью и духовенство российское (20). Отныне неприятие Декларации о лояльности будет означать враждебность советской власти, караемую со всей строгостью советских законов. Тысячи священнослужителей и мирян наполнят тюрьмы ГУЛАГа, тысячи примут мученическую кончину.

Объявив радости и успехи гонителей церкви радостями и успехами гонимых, восприняв как выстрел в себя гибель цареубийцы Войкова, в который уже раз митрополит Сергий встанет на колени пред Ваалом:

«Выразим всенародно нашу благодарность и Советскому правительству за такое внимание к духовным нуждам православного населения, а вместе с тем заверим Правительство, что мы не употребим во зло оказанного нам доверия», — воскликнет в своей Декларации Митрополит Сергий, вознеся страшную хулу на Церковь и отрекаясь от убиенных и гонимых безбожниками собратий по вере.

«С другой стороны,— пригрозит он непокорным,— наше постановление, может быть, заставит многих задуматься, не пора ли и им пересмотреть вопрос о своих отношениях к Советской власти, чтобы не порывать со своей родной Церковью и Родиной».

В скором времени Митрополит Сергий начнет запрещать в священнослужении лиц, не желающих быть лояльными к власти безбожников, и не только в России, но и далеко за её пределами. Пройдется по их адресам и ОГПУ…

Вероятно, читатель уже понял, что за человек основал Московскую Патриархию и стал впоследствии первым советским патриархом, сохранившим до самой своей кончины в 1944 г. преданность вскормившей его советской власти. Оправдывая эту власть он объявлял на весь мир об отсутствии в СССР гонений на Церковь.

Может быть, апологеты Московской Патриархии смогут найти где-либо документы и факты, говорящие о каких-нибудь добрых сторонах его личности. Но это не изменит главного — не устранит сергианства — новой ереси XX века.

Начиная это исследование без всякой предвзятости, без желания «очернить» его имя, я пришел к выводу, что исследую жизнь еретика, создавшего свою собственную церковь.

29 июля 1927 года совершилось предательство, которое, так же как предательство Господа Иудой долго зрело, и наконец принесло свой зловещий плод.

Чем ближе был день подписания Декларации, тем большие бедствия обрушивались на многострадальную русскую землю. Гнев Божий явно разливался над территорией СССР — Огромные пространства страны поражены засухой. «Правда» сообщает о жаре на Украине: «Вследствие рекордной за десятилетие жары, доходящей до 48 градусов и месячного отсутствия дождей, озимая посевная кампания развивается замедленным темпом. В Туркмении жара доходит до 72 градусов по Цельсию. Отмечены случаи смерти от солнечных ударов. В Азербайджане засуха приводит к массовому падежу скота. Из-за сильной жары горят торфяные болота и леса в Ярославской, Вологодской областях. Вспыхивают лесные пожары в районе Мурманской железной дороги площадью в 150 га. Полыхают торфяные пожары в Ленинградской области, в районе Октябрьской железной дороги». И вдруг… среди жары — ураганный ливень в Лукоянове (Нижегородская обл.): «унесено водой 34 здания, 5 рабочих помещений, 11 грузовых построек, снесено 6 мостов. На площади в 20 верст залиты хлеба».

Сильные ливни обрушиваются на Закавказье. Ливни сопровождаются крупным градом, уничтожившим часть виноградников в Сигнахском уезде (Грузия). Мощный шторм бушует над Ленинградом. «Сильными волнами несколько судов было затоплено и выкинуто на берег. У Финляндского моста напором воды разорвало караван барж, следовавшей за буксиром… В окрестностях Ленинграда ураганом поломаны деревья, ветер свирепствовал несколько часов. Необычайный подъем воды наблюдается в Оби.., затоплены луга и поля. Вода срывает плоты, лодки и пристани. В результате дождей происходит разлив рек на Северном Кавказе. В районе Армавира снесен большой мост. Над владивостокским округом бушует ливень, по своей силе равный тайфуну… снесены постройки, мосты, заборы». В результате наводнения на Дальнем Востоке убытки превысили 7 миллионов рублей.

26 июня 1927 г. происходит землетрясение, сопровождавшееся сильным громом, на Командорских островах. 1 июля зарегистрировано новое землетрясение на юго-востоке СССР. Всё это, по мнению директора морской обсерватории Владимирского «стоит в непосредственной связи с землетрясениями на юге СССР».

Что же случилось на юге? Внимай, читатель!

«Известия» сообщают: «ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ В КРЫМУ И НА УКРАИНЕ».

26 июня 1927 г. в 1 час 20 минут в Крыму произошло землетрясение. Толчки продолжались до 5 часов дня. В отдельных местах сила землетрясения достигла 7 баллов. В Балаклаве, Форосе и Алупке образовались большие трещины в земле. Произошли обвалы скал в Ореанде и Кичмене. Западная сторона Ай Петри опустилась. Грандиозные обвалы в районе Севастополя,.. В Одессе, Днепропетровске, Запорожье и Киеве ощущались подземные толчки… Землетрясение сопровождалось подземным гулом». Продолжая описывать подробности землетрясения, «Известия», сами того не ведая, открывают перед нами символическую связь событий: «На горе Кастель близ Алушты обрушилась скала «Чертов Палец». Обвалились скалы между Симеизом и Ласточкиным Гнездом, в том числе знаменитая скала “Монах”».

А в это время другой монах, облеченный в сан Митрополита, по указке дьявольских слуг, тоже приближался к своему падению. Символично и то, что «28 июня 1927 г, в Иерусалиме и во всей Палестине произошло сильнейшее землетрясение, совершенно разрушившее на Иордане древнейший храм Св. Пророка Иоанна Крестителя и другие греческие храмы. От этого землетрясения купол и стены Храма Воскресения дали такие трещины, что Богослужение а нем было прекращено», было много убитых и раненых.

Однако, не только Земля, но и само Небо ужасалось совершаемому предательству. Ровно за месяц до подписания Митрополитом Сергием Декларации о лояльности к безбожникам, 29 июня 1927 г. над европейской частью СССР наблюдается СОЛНЕЧНОЕ ЗАТМЕНИЕ.

Густое темное пятно закрыло солнце, которое «казалось тонким золотым серпом».

«И услышал я голос с неба, говорящий мне, напиши: отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе, ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними.

И взглянул я, и вот светлое облако, а на облаке сидит подобный Сыну Человеческому: на голове его золотой венец и в руке его острый серп. И вышел другой ангел из храма и воскликнул громким голосом к сидящему на облаке пусти серп свой и пожни, потому что пришло время жатвы, ибо жатва на земле созрела. И поверг сидящий на облаке серп свой на землю, и земля была пожата» (Откр. 14,13-16).

Но ни катаклизмы, по масштабам превосходящие казни Египетские, ни грозные знамения с Неба, не остановили Митрополита Сергии.

И 29 июля 1927 года он подписывает Декларацию, вошедшую в историю как «декларация о лояльности»… лояльности к безбожникам и гонителям Православной Церкви.

И, как бы торжествуя над падшим Митрополитом, возможно, в самый момент подписания Декларации, радиостанция имени Коминтерна в 8 часов 30 минут транслирует из «Аквариума» оперу Рубинштейна «Демон».

В ней действует и погибает князь Синодал, в ней Демон просит к себе любви. Как будто к Митрополиту Сергию обращает он слова:

«О, верь мне: я один поныне
Тебя постиг и оценил:
Избрав тебя моей святыней,
Я власть у ног твоих сложил.
Твоей любви я жду как дара…»

И действительно, новый вариант Декларации дышал любовью к безбожникам, предавая в их руки гонимых и терзаемых христиан.

По окончании трансляции «Демона» радио передало по всей стране «бой часов с Кремлевской башни» в 11 часов 55 минут, что как бы символизировало завершение предательского акта. Свершилось!

«Судьба грядущего решалась,
Пред нею снова он стоял,
Но, Боже! — кто б его узнал?
Каким смотрел он злобным взглядом,
Как полон был смертельным ядом
Вражды, не знающей конца.
И веяло могильным хладом
От неподвижного лица».

И как бы апофеозом разыгравшейся трагедии видится мне извержение Везувия, случившееся 1 августа 1927 г. В этом подземном огне не угадывает ли твой взор, читатель, последний день советской Помпеи — созидаемой безбожниками лже-церкви, вместе с её мрачными и утопическими служителями и не рассуждающими почитателями?..

6/19 августа 1997 г.

ПРИМЕЧАНИЯ

(1)Православное сознание авторов, пишущих о митр. Сергии, не смеет признать его врагом Российской Православной Церкви, а объявляет то уклонившемся в обновленчество, а потом покаявшимся, то ошибающимся в способах спасения Церкви. «Не судите, да не судимы будете»— так обычно останавливают себя и других апологеты Моск. Патриархии. Помня эти слова Писания, мы сознаем, что окончательный приговор митр. Сергию находится всецело в руках Божиих. Но мы не должны останавливаться в познании Истины.

(2)Согласно словам приват-доцента Соколова в рецензии на эту работу, автор стоит на опасных позициях, увлекаясь анализом западных учений и мало рассматривая мнение православных авторов о спасении.

(3)Как видим, экуменизм Московского патриархата явился не на пустом месте.

(4)Автор биографии имеет в виду готовившийся обновленцами Поместный собор 1917 года, который впоследствии не оправдал их надежд.

(5)Об этом факте умалчивали советские историки. См. «Вече» №4, Вторник, 3 января 1906 года.

(6) См. также: «Неизвестный Нилус» (М., «Православный Паломник», 1995 г.). том 1, примечание на стр. 431: По свидетельству обновленческого митрополита Вениамина (Муратовского): «Сочувствуя обновленческому движению в Церкви, Владыка Антоний с симпатией относился ко всем подчиненным пастырям, тяготевшим к обновлению… — защитил бывшего ректора академии и студентов ее, отслуживших панихиду по Шмидте, вступив в пререкания со всесильным тогда Победоносцевым и членами Синода, относившимися враждебно к тогдашнему революционному движению. Долго он защищал и своего либерального викария, преосвященного Антонина (отказавшегося упоминать имя Императора Николая II за богослужением — А.П.). подвергшись из-за него опале при Дворе».

(7)См.: Еп. Григорий (Граббе) Русская Церковь перед лицом господствующего зла, Типогр. Преп. Иова Почаевского, Свято-Троицкий монастырь, Джорданвилль, Нью-Йорк, 1991, стр. 5.

См. также кн. Архиепископа Серафима (Соболева) «Новое учение о Софии Премудрости Божией» (София, 1935 г. стр. 47-48), где писалось: «В учении того же о. Булгакова о Вознесении уничтожается Православный о сем догмат, который заменяется еретическим учением гностического характера о пребывании вознесшегося Господа одесную Отца не с человеческим прославленным телом, а лишь идеальным его образом — Софией (Ср. «Друг Жениха» прот. С. Булгаков, стр. 439-500.). Здесь уничтожается Православное учение нашей Церкви о загробном блаженстве святых людей после Страшного Суда Христова с воскрешёнными и прославленными своими телами в Небесном царстве Святой Троицы, а также здесь искажается Православный взгляд на таинство Евхаристии.

В этом хаосе с еретической настойчивостью, проводится как самая главная, болезненная мысль, что София — это «Всё» и «Всё» — это София, которая, на самом деле, есть ничто — нелепая, кощунственная фантазия древних гностиков, принявшая новую форму в учении о.о. Булгакова и Флоренского».

Определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Заграницей от 17/30 октября 1935 г. учение прот. С, Булгакова о Софии Премудрости Божией было признано еретическим. Не посмел назвать это учение другим словом и Митрополит Сергий (Страгородский). Указом №93 от 24 августа 1935 г, учение о. Сергия Булгакова о Софии Премудрости Божией также названо еретическим.

(8) В тексте биографии слово «Государь» употреблялось с прописной буквы, чем выражалось отрицательное отношение автора к монархии и находившемуся уже в то время под арестом Государю Императору Николаю II.

(9) «Придет время, и он потрясет Церковь»,— говорил о архиеп. Сергии Епископ Ижевский и Боткинский Виктор (Островидов, умучен в Соловецком лагере в 1934 г.), Еще с 1911 г, он считал Архиепископа Сергия заблуждающимся относительно Церкви и спасения в ней человека. — Цитир. по кн.: Неизвестный Нилус. Т. 2 ,М., 1995, стр. 464.

(10)Кто же кроме департамента полиции мог распоряжаться судьбой политических преступников? Оказывается, они имели друзей среди иерархов Православной Церкви.

(11)В 60-е гг. XX в, взгляды Морозова попытались обосновать математики из МГУ — Фоменко и Постников, Особое заседание АН СССР было посвящено их подкопу под человеческую историю. Их взгляды были признаны ошибочными.

(12)Цит.: Дневники Императора Николая II. М., 1992, с.625. «Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор (с Родзянко — А.П.) в Ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2,5 ч пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект Манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил и передал им подписанный и переделанный Манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость, и обман».

(13)Слово "АПОСТАСИЯ" в переводе с греческого языка означает «отступничество» и в широком смысле выражает всю совокупность преступлений против Бога, человека и всего сущего, являясь синонимом царства антихриста на Земле.

(14)См. О. Валаамова «Заговор против Истины», Владимир, 1997 г., стр. 4: «Летом 1917 года архиепископ Алексий Дородницын, будучи принужденным оставить Владимирскую кафедру, отправился из Владимира в Киев, где, поделившись в Киево-Печерской Лавре, учинил раскол, объявив себя главою Украинской автокефальной церкви". Восстановив против законного митрополита Киевского Владимира духовенство, монахов и народ, он тем самым способствовал убиению священномученика Митрополита Владимира. Таким образом была ввержена в раскол Матерь городов русских, первая столица государства Российского — Киев и с нею весь Юг государства».

(15)Н. А. Морозов принял живое участие в создании Рыбинского водохранилища, затопившего плодороднейшие земли. Под воду ушел и город Молога, где жили в начале XX века сестры самого Морозова, и куда он поехал сразу же по выходу из Шлиссельбургской крепости. Но у революционера, по словам Ленина, нет Отечества, а потому и древний русский город есть лишь точка на географической карте. При осуществлении плана ГОЭЛРО под руководством Кржижановского и его последователей, в результате подъема одной только Волги, было притоплено множество городов, поселков, деревень, Людей выселяли из уютных жилищ в бараки, сопротивляющихся репрессировали.

(16) Симеон Страгородский (1725-1802) был сыном Царскосельского придворного священника и своей крестной матерью имел Великую Княжну, впоследствии императрицу Елизавету Петровну. Этот факт, видимо, сильно способствовал его церковной карьере, В 1748 г. он был пострижен в монашество с именем Сергия (Страгородского). (См.; Малицкий Н. В. История Переславской епархии (1744-1788), Владимир на Клязьме, 1917, стр. 4). Здесь необходимо отметить, что выход книги Малицкого был приурочен к выборам на Владимирскую кафедру другого Сергия Страгородского в августе 1917 г.

Малицкий был редактором «Владимирских Епархиальных Ведомостей», имел демократические убеждений и весьма сочувственно описывает деятельность Страгородского в XVIII веке. Он наделяет его многими чертами Митрополита Сергия, и даже такие вопиющие случаи, как истязания священников (одного долго держали на цепи и всячески издевались) оставленные Страгородским XVIII века без последствий, хотя будучи уже епископом он мог отправить виновных на каторгу, Малицкий истолковывает как достоинство, терпимость. Весьма характерно, что и Страгородский XX века оправдывал гонения на Церковь.

(17) По Морозову и Фоменко, получилось бы, что оба Страгородских — одно и то же лицо.

(18)Уже тот факт, что на епископскую должность претендовал представитель белого духовенства, говорит нам о сильных позициях обновленцев на Съезде. На проходившем незадолго до этого Епархиальном Съезде горячо дебатировался вопрос — носить или нет священникам длинные волосы, ходить или не ходить в рясах, (См.: Владимирские Епархиальные Ведомости №3, 22 июня 1917. С. 239).

(19)В черновике этого стихотворения у А. К. Толстого вместо «анархисты» стояло «коммунисты».

(20) Здесь проявляется долговременный принцип советской «церковной политики»: мягкие или умеренные позиции в проектах и звериная сущность в реализации планов. Сегодня Московская патриархия ведет «доброжелательный диалог» с Зарубежной Церковью о соединении, а затем нагло отбирает у нее монастырь в Хевроне.

Вместо заключения
Протоиерей, Лев Лебедев (Священник РПЦЗ, из Курска, † 1998 г.)
Сергианский раскол и возникновение лжепатриархии

… Сперва отметим, что <Митрополит (сост.)> Сергий не случайно оказался тем «слабым звеном» в цепи российских епископов, которое нащупали большевики. Мы уже знаем некоторые показательные вехи его жизненного пути. Человек очень образованный и в богословском, и в мiрском отношении, и почитавшийся поэтому авторитетным, человек умный («мудрый Сергий», как его тогда называли), он в то же время всегда был неустойчивым в исповедании истины, т.е. человеком маловерным («неверным»). И всё для того, чтобы быть на виду и иметь поддержу сильных мipa сего. Поэтому он в решающий момент, в тюрьме, оказался ещё и «боязливым». Всё вместе привело к тому, что он стал ещё и «лжецом». Это могло бы остаться в основном его личной духовной катастрофой, если бы он не увлёк в неё всю созданную им лжепатриархию, которая основывается сознательно на его лживости, как на камне, даже до сего дня! «Декларация» митрополита Сергия 1927 г., как видим, явилась отступлением за ту границу, на которой твердо остановился Патриарх Тихон ( — «не враг, но и не друг») и за которую отступать было нельзя ни при каких обстоятельствах. Отступление означало полный провал в чудовищную бездну неправды. Опускаясь до недостойного политиканства, Сергий и его синод в «Декларации» ставят условием принадлежности людей к церкви и даже — к Родине их политические взгляды, их политическое признание советской власти! Не говоря уже о том, что это абсолютно антиканонично, обратим внимание на главное. «Советская власть» — откровенно (!) антихристова, то есть не скрывает, а далее всенародно заявляет о своей непримиримой антихристианской направленности! Тогда получается, что в Церкви Христовой может пребывать только тот, кто становится другом антихристу (или антихристам)!.. Сама же Русская Православная Церковь, по Сергию, может быть таковой только в полном духовном, братском (не за страх, а за совесть!) единстве с откровенно антирусскими, антиправославными, антицерковными властителями, («радости и успехи которых — наши радости и успехи»…)! И напротив, те, кто не желает добровольно подписаться под преданностью сатанинскому режиму, становятся врагами Христу и Его Церкви! Всё — наизнанку, как бы шиворот-навыворот, всё извращается до жути, до полной перестановки понятий и ориентиров! Даже от самых беспринципных или аполитичных священнослужителей можно было ожидать чего угодно, только не этого! Московская «патриархия» сделалась церковью-Оборотнем и в идейно-духовном отношении…

… Итак, уничтожая и почти уничтожив к 1941 г. Церковь настоящую, большевики сохранили «показательную» подделку под неё в виде «синода» во главе с митрополитом Сергием, названную также «Московской патриархией». Под видом (под маской) Церкви Христовой, то есть служащей Христу, эта Московская «патриархия» обязалась служить, стала служить и теперь служит антихристу. Совершенно добровольно и сознательно. Но скрывает это от «масс» верующих под личиной православного уставного богослужения, духовных одежд, благоукрашенных храмов и иных внешних видимостей Православия.

Но вот вопрос: а возможен ли был какой-либо иной путь для легального существования действительно Православной Церкви в условиях богоборческого коммунистического режима в СССР?.. Ответим: возможен. В том случае, если бы все законные епископы держались так же, как Патриарх Тихон, митрополит Вениамин и другие им подобные. Но с практической стороны это представляется почти нереальным, т.к. если не в лице Сергия, то в лице того же Алексия (Симанского) или ещё какого-нибудь отщепенца, каковых несколько всегда можно найти в церковной среде, большевики всё равно подыскали бы себе такую «каноническую» церковную власть, которая стала бы их антихристовым орудием, и тем самым получили как бы «законное» основание расправляться со всеми, кто не признает такой церковной власти, то есть с Церковью Русской Православной настоящей!

Содержание

Вступление: Св. Новомученик Епископ Павел (Кратиров), иеромонах Серафим (Роуз), протоиерей Лев Лебедев2
Священник Владимир Криволуцкий. О сергианстве3
Об авторе статьи «О сергианстве», священнике Владимире Криволуцком22
От составителя. О статье «О сергианстве»22
Примечания к статье «О сергианстве»23
Борис Талантов. «Сергиевщина» или приспособленчество к атеизму (Иродова закваска)47
Об авторе статьи «Сергиевщина» или приспособленчество к атеизму, Борисе Талантове52
Протоиерей Александр Лебедев. Что такое сергианство53
Об авторе статьи «Что такое сергианство» 53
А. Паряев. Митрополит Сергий (Страгородский): неизвестная биография54
Вместо заключения: Протоиерей Лев Лебедев. Сергианский раскол и возникновение лжепатриархии (отрывок из книги «Великороссия: жизненный путь») 90

Мера… Париж – 2001